Экономист Вадим Иосуб: стоит ли сейчас ждать резкого роста доллара

400
02 января 2019 в 17:52
Источник: Настасья Занько . Фото: Максим Малиновский

Экономист Вадим Иосуб: стоит ли сейчас ждать резкого роста доллара

Вадим Иосуб — старший аналитик компании «Альпари». Специалист по методам анализа на финансовых рынках и доверительному управлению инвестиционными портфелями на фондовом рынке. С 1998 года работает на рынке Forex, с 2005 года — на российском фондовом рынке.
Конец прошлого года выдался на редкость нервным для Беларуси. Все то и дело говорили о потерях в налоговом маневре. Беларусь до последнего надеялась на компенсацию от России, президентам обеих стран пришлось даже встретиться дважды по этому поводу, но пока результата нет (о нем не рассказали). И уже с 1 января предприятия страны закупают нефтепродукты по новой цене. Потери озвучиваются на уровне $300—600 млн только в начавшемся 2019-м. Этот год, ожидаемо, собирается быть тяжелым для нашей экономики. Но разве причиной этому один лишь только налоговый маневр?

Многие высказывают опасения по поводу отсутствия компенсации по налоговому маневру России. Всех уже напугали кумулятивным убытком в $11 млрд за шесть лет, если просуммировать. На шесть лет я прогнозировать не берусь, но на этот год речь идет о недополучении около $300 млн. Это, прямо скажем, сумма очень небольшая и для белорусской экономики, и для белорусского валютного рынка. Здесь скорее есть другой риск, связанный с российской экономикой.

Вице-премьер: «Чтобы компенсировать потери НПЗ от налогового маневра, розничные цены на АЗС необходимо повысить на 5—7%»

Замедление российского экономического роста не означает мгновенного падения белорусского рубля

Недавно Нацбанк указал на низкую диверсифицированность нашей экономики. На самом деле это давно не секрет. Много лет говорится о том, что внешнюю экономику нужно диверсифицировать, о том, что мы должны торговать и с Россией, и с Евросоюзом, и со странами так называемой «дальней дуги». Но при этом не делается ничего. Много лет порядка 50% объемов внешней торговли приходится на Россию, и просто в силу этого мы очень чувствительны к тому, что происходит в этой стране.

Пока вроде как рецессия там не намечается. По их собственным прогнозам, им грозит замедление экономического роста. То есть ВВП Российской Федерации в 2019 году вырастет меньше, чем в 2018-м. Замедление российского экономического роста тут же сказывается на белорусской экономике и на наших темпах роста. Но опять-таки это не означает мгновенного падения белорусского рубля.

Хотя в сценарии сильного падения российского рубля к доллару будет падать и белорусский, но приблизительно в два раза медленнее. Грубо говоря, на каждый один процент роста доллара к российскому рублю мы будем видеть 0,5% роста доллара к белорусскому рублю.

Глава Нацбанка о том, как российские риски отразятся на Беларуси и куда лучше вкладывать деньги

Определенные опасения могут вызывать и темпы роста доходов: в прошлом году они сильно оторвались от производительности труда

Перед белорусской экономикой стоят большие проблемы и большие вызовы. Но стратегически они не меняются последние как минимум несколько лет и не зависят от этой краткосрочной конъюнктуры отношений с Россией, которые сегодня лучше, завтра хуже, а послезавтра они могут опять улучшиться.

Речь идет о нереформированности нашей экономики, о продолжении практики дотаций неэффективным госпредприятиям. Хотя нужно признать, что от года к году объем этой суммы уменьшается. Также речь идет о нежелании следовать рекомендациям Международного валютного фонда.

Но и это долгосрочная угроза. Никто не говорит, что из-за этих проблем у нас завтра наступит какой-то крах. Из-за этих проблем мы не можем выйти на устойчивые темпы высокого роста. Того роста, который можно было бы ждать от развивающейся экономики, который бы сокращал пропасть между нашим уровнем жизни и уровнем жизни наших соседей. По крайней мере, западными и северными. При вот этой нереформированности разница между уровнями жизни будет только нарастать.

Выше украинской и казахской, но ниже российской и польской. Как средняя зарплата белорусов выглядит на фоне соседей

Определенные опасения теоретически могут вызывать и темпы роста доходов. В прошлом году они сильно оторвались от производительности труда. Но в наступившем году во всех руководящих экономических документах указано, что они будут расти в соответствии с производительностью труда. Если не будут искусственно разгонять доходы населения, то большого риска для валютного рынка в течение ближайшего года нет.

 Фокус в том, что мировые кризисы обычно наступают неожиданно и на пике эйфории

Что касается разговоров о скором международном финансовом кризисе, то лично я его не жду. Что будет? Будет постепенное замедление роста мировой экономики. Прежде всего развитых стран.

Сейчас мы видим немного парадоксальную ситуацию в США. Там последний месяц почти отвесно падали фондовые рынки. США тоже прогнозируют замедление роста своей экономики, но при этом темпы роста экономики даже в случае замедления остаются очень высокими по американским меркам. Там безработица по-прежнему вблизи минимумов за несколько десятилетий. Кстати говоря, один из таких, как мне кажется, успокаивающих признаков — это то, что сейчас все и везде говорят о надвигающемся кризисе.

Фокус в том, что мировые кризисы обычно наступают неожиданно и на пике эйфории. Тогда, когда кажется, что все везде здорово и так здорово будет всегда.

Если есть опасения, то правительства каждой страны на этом фоне пытаются применять превентивные меры. Поэтому благодаря тому, что есть массовые опасения, руководство стран принимает меры и самого страшного не случается. А вот когда никто ничего не ждет, соответственно, нет никаких превентивных мер борьбы с будущим кризисом, именно в таких ситуациях кризисы и случаются.

Ждать в Беларуси повторения 2011 или 2014 года не стоит вообще.

Потому что те валютные кризисы были связаны с административным курсообразованием, когда курс либо просто держался на одном уровне, как в конце 2010 — начале 2011 года. Или рос под линеечку, абсолютно неестественно, как во второй половине 2013 — 2014 году.

С начала 2015 года мы перешли к действительно плавающему курсообразованию. Это значит, что на любое изменение спроса и предложения на валютном рынке курс реагирует мгновенно.

В те годы был эффект пружины, когда пружину держишь, держишь, держишь, а потом отпускаешь — и она быстро выпрямляется. Сейчас эту пружину никто не держит, поэтому не может быть такого эффекта.

«Придется урезать расходы». Эксперт о последствиях налогового маневра России для Беларуси

Каких-либо признаков того, что власти опять вернутся к искусственному сдерживанию курсов, абсолютно нет. Это не означает, что белорусский рубль будет всю жизнь стоять на месте.

При определенных экономических действиях, в частности, если начнут печатать деньги и искусственно наращивать зарплаты, белорусский рубль может снизиться, но это не будет происходить в режиме за один день или за одну ночь.

Даже если и будет снижение, то оно будет плавным и растянутым по времени и, что называется, его будет заранее видно невооруженным глазом: в течение недели, месяца, полугода белорусский рубль снижается. Но такой скачок, что сегодня мы жили при одном курсе, а завтра просыпаемся, а он там на десятки процентов выше, при нынешнем режиме курсообразования даже технически невозможен.

Мой прогноз на первый взгляд может быть парадоксальным. Никакого краха белорусского рубля я не ожидаю. На самом деле, все на валютном рынке будет спокойно.

Я считаю, что к концу года доллар будет стоить приблизительно 2,25 рубля. Евро будет стоит 2,50, совсем немногим выше, чем стоит сейчас. Это произойдет за счет снижения евро к доллару на мировых рынках.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Настасья Занько . Фото: Максим Малиновский