UPD
1494
08 августа 2018 в 16:24
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Малиновский
Как сержанты издевались над рядовыми в воинской части под Борисовом. В Минске началось слушание по делу Александра Коржича

Сегодня в Минске начался суд по делу Александра Коржича, который погиб в военной части под Борисовом. Минский областной суд рассматривает это дело в выездном заседании в здании суда Московского района. На скамье подсудимых три человека: это военнослужащие, которые обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных несколькими статьями Уголовного кодекса. Подробности — в репортаже из зала суда.

Подсудимые обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1, 2 ст. 430 и ч. 3 ст. 455 УК. Один из них также обвиняется по ч. 1 ст. 205 УК.

10:45

На входе в зал суда установлена рамка — всех, кто заходит, тщательно проверяют. Сначала в зал заседания идут солдаты-срочники: двадцать потерпевших.

На скамье подсудимых, за решеткой, три человека. Они смотрят перед собой и не прячут лица, когда их фотографируют.

В зале суда также присутствует мама Александра Коржича и его бабушка.

11:05

Процесс начался. Подсудимые возражают против видео- и фотосъемки в зале суда. Суд принимает решение в их пользу.

На скамье подсудимых трое военнослужащих, сержанты и младшие сержанты — им от 20 до 23 лет. Один из них командир отделения, еще один — его заместитель. Все проходили срочную службу в одной и той же воинской части. У одного из подсудимых есть сын 2013 года рождения.

11:20

Судья зачитывает еще два десятка фамилий пострадавших, которые не явились на заседание суда. Ни пострадавшие, ни обвиняемые не возражают против рассмотрения дела в их отсутствие.

11:50

Прокурор зачитывает обвинение. Обвиняемый Евгений Барановский, родом из Борисовского района, ему 23 года. Поступил на срочную службу в 2016 году. Сержант был начальником для пострадавших. Его обвиняют в получении взяток. К сержанту обращались солдаты-срочники с просьбой пользоваться мобильными телефонами, которые не отвечают требованиям. Взятки он брал в казарме — обычно денежное вознаграждение составляло 30 рублей. Обвинение насчитало несколько эпизодов, среди пострадавших был и Александр Коржич. Правда, в его случае взятка составила 40 рублей.

Кроме того, Барановский разрешал рядовым посещать торговые точки. За разрешение посетить магазин систематически требовал от Коржича товарные вознаграждения. 20 пакетиков кофе, 14 пачек вафель, 3 пачки сигарет, 10 пачек вермишели и другие продукты — сумма составила более 50 рублей. Вознаграждение Коржич передавал на территории части. Прокурор зачитывает несколько похожих эпизодов. Барановский в качестве вознаграждения принимал сигареты, сухарики, «Роллтон», вафли, кофе, булочки, шаурму и другие продукты. Общая сумма взяток за разрешение посещать магазин составила более 314 рублей.

Также Барановский умышленно, самостоятельно и по предварительному сговору со Скуратовичем, выражая недовольство поведением курсантов, незаконно и неоднократно, издеваясь, принуждал подчиненных выполнять различные физические упражнения. Коржич и другие подчиненные выполняли не менее 20 отжиманий и в ходе отжиманий замирали на полусогнутых руках. Иногда во время отжиманий Барановский приказывал рядовым надевать противогазы.

— Они выполняли упражнения против своей воли, испытывая моральные страдания и унижение. Пострадавшие вынуждены были выполнять эти упражнения в не установленное для занятий физической подготовкой время, днем и в ночное время, — зачитывает обвинение прокурор.

Был эпизод, когда срочник отказался отжиматься. Барановский нанес ему не менее четырех ударов по туловищу.

Также Барановский привлекал военнослужащих к труду. Он приказывал рядовым оказывать помощь служащим, ходившим в наряд. В виде наказания за курение в туалете приказал военнослужащему уборку туалета, поверхность которого предварительно вымазал обувным кремом.

12:25

Прокурор зачитывает все эпизоды, в которых сержант требовал у подчиненных деньги и продукты. В одном из таких эпизодов Александр Коржич попросил за денежное вознаграждение не применять к нему насилие и не привлекать к дополнительным работам. Барановский принял от Коржича 30 рублей. В помещении медицинской роты, будучи недовольным, что Коржич не привлекается к работе, потребовал 20 рублей. Всего Барановский получил от военнослужащих продукты и деньги на сумму не менее 228 рублей.

Также Барановский беспричинно применял насилие, бил ногами, обутыми в берцы, руками по туловищу и в грудную клетку, коленом, пристегивал солдат наручниками к системе отопления. Барановский систематически бил Коржича: по туловищу, ногами, обутыми в берцы, по ногам. Прокурор зачитывает пять эпизодов.

При этом обвинение считает, что Барановский не предвидел самоубийства никого из подчиненных.

Барановский совершил преступления, предусмотренные ч. 1, 2 ст. 430 и ч. 3 ст. 455 УК, а также ч. 1 ст. 205 УК.

12:40

Также на скамье подсудимых 20-летний Егор Скуратович, уроженец Ганцевичей. У него среднее специальное образование. Скуратович, как и Барановский, обвиняется в том, что требовал у подчиненных взятки за пользование мобильными телефонами. Также он принимал взятки за разрешение посетить магазин и другие торговые точки. Сержант принимал от солдат продукты питания и деньги.

Скуратович брал за пользование мобильными телефонами от 20 до 40 рублей. За разрешение посещать магазин он принимал кофе, вермишель, вафли, сигареты. Обвинение насчитывает десятки подобных эпизодов. Всего Скуратович принял взятки на общую сумму 145,15 рубля.

Также Скуратович самостоятельно и по предварительному сговору вместе с Барановским, выражая недовольство поведением курсантов, издеваясь, принуждал военнослужащих выполнять физические упражнения. Обвинение зачитывает эпизоды с участием Скуратовича. Сержант принуждал военнослужащих отжиматься от пола и замирать на полусогнутых руках и вел счет выполненным отжиманиям. Срочники отжимались вечером и после отбоя: сержанты могли разбудить их и заставить делать физические упражнения. Скуратович контролировал процесс и делал замечания за некачественное выполнение упражнений.

Скуратович заставлял надевать солдата противогаз на глазах у других военнослужащих, отжиматься и ходить в полуприседе с руками, скрещенными за головой.

Также сержант вместе с Барановским требовал и забирал у подчиненных продукты питания и сигареты. Неоднократно он забирал у рядовых колбасу, копченую курицу, жареное мясо и сало, овощи и фрукты, печенье, конфеты, напитки. Всего он получил не менее 120,47 рубля.

13:40

Светлана Коржич: «Я считаю, что за „Роллтон“ не вешаются. Ничему не верю»

В перерыве мама погибшего парня рассказала о своих впечатлениях от процесса:

— Тут перечисляют, сколько пачек кофе, сколько вермишели… А про важное — ни слова. 17 сентября Саша с острой болью был доставлен в медроту, про это ни слова! Просто сказали, что 26 сентября Саша сам не захотел служить и пошел повеситься. Я считаю, за «Роллтон» не вешаются.

Руки перевязаны, пах побит. Это все я увидела 4 октября, когда Сашу передо мной раздели. Следы красные, синие, фиолетовые. А гособвинитель здесь рассказывает, мол, Саша боялся сержанта…

В последний раз он мне говорил одно — скидывай деньги, я сам всем куплю.

Сашин телефон оказался в других руках — об этом ничего. Только кофе и вермишель.

Я считаю, что заключение суда уже есть. На скамье только три сержанта. А кто отдавал приказы? Зачем Сашу возили на психиатрические комиссии? Находился в каком-то изоляторе там. Потом его еще раз возили — в Новинки. Не поставили меня в известность — почему? Сразу пошел и повесился — как такое может быть?! Он же комиссию проходил 18 мая. Права водительские были. Всех докторов прошел. Хочется задать вопрос: почему тогда через 2—3 месяца берутся суицидники в армию?

Из офицерского состава никого здесь не вижу. Тут сержанты такие, доблестные воспитатели. Не знаю, по сколько им годков дадут. Но смерть сына забрала у меня все. Конечно, я буду дальше жаловаться, меня даже обвинение не устраивает. Они что там, голодные, если речь о кофе и вермишели только? Зачем нам такая армия? Мыла у них нет, носков нет, форму надо выкупить, берцы купить, свои продукты везти. Наймите лучше контрактников за мои деньги, как налогоплательщика.

14:05

Прокурор продолжил зачитывать обвинение в отношении Скуратовича. Он описывает такой эпизод. Солдат по ошибке назвал Скуратовича рядовым, и тот в отместку, издеваясь, приказал облизать ершик унитаза. Тот отказался, тогда сержант отобрал у него телефон и потребовал приобрести взамен продукты.

Также обвинение описывает другие эпизоды, когда Скуратович применял насилие в отношении подчиненных. Бил ногами в берцах по ногам, ладонью по шее, кулаками по туловищу. Причиной для побоев могла послужить неправильная окантовка прически и другие вещи.

Скуратович обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1, 2 ст. 430 и ч. 3 ст. 455 УК.

14:30

22-летний Антон Вяжевич находился в должности заместителя командира взвода. Он окончил 9 классов школы, женат, его ребенку 5 лет. Вяжевич, как Скуратович и Барановский, обвиняется в том, что получал взятки от подчиненных. Сержант брал деньги за пользование мобильными телефонами, принимал продукты питания и деньги за право ходить в магазин. Гособвинитель зачитывает эпизоды получения Вяжевичем взяток. Вафли, кофе, «Роллтон», сигареты — набор тот же, что и у остальных обвиняемых. Также Вяжевич заставлял военнослужащих выполнять физические упражнения. Например, мог после отбоя приказать построиться и выполнить десять приседаний. Или приказывал делать отжимания и замирать на полусогнутых руках. Также обвинение описывает еще один способ, которым Вяжевич и другие сержанты «воспитывали» подчиненных. Они подносили к телу солдата фляжку горлышком и ударяли ладонью по дну сосуда — таким образом горлышком фляга била солдата.

Всего Вяжевич получил взяток на сумму 189,4 рубля.

Еще один из примеров, который приводит обвинение: Вяжевич после отбоя перевернул две кровати, на которых спали солдаты.

Вяжевич обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1, 2 ст. 430 и ч. 3 ст. 455 УК.

16:15

Прокурор три с половиной часа зачитывал обвинение. Он перечислил все эпизоды получения взяток и превышения служебных полномочий обвиняемыми. Барановский признает себя виновным частично. Скуратович частично признает себя виновным по ч.1 ст. 430 и не признает вину по ч. 2 ст. 430 и ч. 3 ст. 455 УК. Вяжевич полностью признает себя виновным по ч. 1 ст. 430 и не признает вину по ч. 2 ст. 430 и ч. 3 ст. 455 УК.

16:25

Суд принял решение начать с допроса обвиняемых. Затем допросят пострадавших и свидетелей. Суд объявил перерыв, следующее заседание состоится завтра в 10:00.


Напомним, 3 октября прошлого года в подвале одного из строений на территории «учебки» в Печах было найдено тело солдата-срочника Александра Коржича. Согласно предварительным данным, причиной смерти явилась механическая асфиксия от сдавливания органов шеи петлей от ремня при повешении. Полковник Константин Чернецкий был освобожден от должности начальника 72-го гвардейского объединенного учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов Вооруженных сил. По результатам проводимой военным ведомством проверки за непринятие исчерпывающих мер по поддержанию строгого уставного порядка министром обороны принято решение об отстранении от должностей командира и ряда должностных лиц командования воинской части, в которой проходил службу рядовой Александр Коржич, а также тех, кому военнослужащий был непосредственно подчинен по службе. По факту гибели солдата в Печах было возбуждено 13 уголовных дел, Следственный комитет сообщал о десяти военнослужащих, которым было предъявлено обвинение.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Малиновский