20 005
160
06 февраля 2021 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: fazarosta.com, psy-resource.com

«Белорусам стыдно отдыхать». Что такое лень и почему мы так часто путаем ее с другими вещами

Шок-контент со старта: как такового психического процесса под названием «лень» не существует. Это скорее социальный конструкт. Ленью у нас обозначают нежелание человека делать что-то, что я считаю нужным. Или в обратную сторону. А иногда ленью пользуются в качестве характеристики. Ленивый равно плохой. Проще понять, что это за работник перед тобой и есть ли смысл его нанимать. В большинстве случаев этот социальный конструкт позволяет нагрузить человека стыдом и виной (главные эмоции социального регулирования), призывая его как-то измениться соответственно твоему представлению о правильной жизни: типа, начни-ка уже делать то, что я хочу! Если все же возвращаться в психологию, то процесс «ничегонеделания» предполагает целый конгломерат объяснений. Психотерапевт Анна Игнатенко рассказывает про него.

Патологии

Все просто. Человек может не хотеть что-то делать ввиду болезни. Допустим, инфекционный процесс вызывает слабость и вялость. Или ему больно. В таком случае делать что-то попросту не выходит.

Еще человек может быть болен психически. Самая распространенная история — расстройство адаптации. Ввиду какого-то происшествия человек переживает в единицу времени кучу эмоций. Получается их сверхконцентрация. Человек истощается, но продолжает проживать эти эмоции, потому что надо разобраться, как существовать дальше. Параллельно требуется еще и не забывать про повседневную активность. Это полноценное заболевание, с которым чаще всего обращаются к психотерапевту. Первое место с большим отрывом.

И пока ресурс не восстановится, человек будет пребывать в этом состоянии. Пример — смена работы. Перед мозгом встает задача: адаптироваться ко всему новому. Раньше были привычный путь на работу, привычные лица, привычные требования — все стабильно и безопасно. А тут все другое. Надо думать, как добираться в новое место, на каком транспорте, как общаться с коллегами и выстраивать взаимоотношения с начальниками. На наработку новых шаблонов тратится много сил. И чем старше человек, тем ему сложнее. Требовать от него в таком состоянии посещения, к примеру, тренажерного зала четыре раза в неделю достаточно сложно.

«Отдых кажется чем-то плохим. Это очень про белорусское общество. Нам стыдно отдыхать»

Далее по психическим расстройствам — депрессия. Апатия — пониженное настроение, отсутствие воли. Да и в принципе состояние проще всего описывается так называемой триадой депрессии. Есть негативное видение себя, негативное видение мира, негативное видение будущего. Логично предположить, что в начале пути из этой точки в успешность предприятия верится не совсем. «Я самый ужасный в мире работник», «Я самая ужасная в мире жена», «Я самый ужасный в мире отец», «Все люди вокруг как будто бы думают, что я законченный неудачник». Все бессмысленно и так далее. Из этой точки сложно начинать.

Шизофрения — это хроническое психотическое расстройство. Со временем формируется апато-абулический синдром, когда у человека остается мало энергии и сил. Активность становится минимальной.

Далее органические расстройства: постинсультные, перенесенные вирусы, травмы головного мозга. В некоторых случаях они сопровождаются упомянутым выше апато-абулическим синдромом.

Усталость

Плохая новость: усталость склонна накапливаться. Отдых на один вечер в такой ситуации точно не поможет. Если относиться к своему организму с уважением, то отдыхать нужно регулярно. Отдых должен быть ежедневным, еженедельным, ежегодным. Вообще, не суть, главное — он должен быть.

Проблема в том, что на наших территориях его ассоциируют с чем-то плохим. Очень многие родители воспитывают детей в таком духе: пока мы чем-то заняты (полезным в представлении мамы и папы) — отлично, молодцы, а когда мы играем с друзьями, книжку читаем, YouTube смотрим — это как будто плохо. Родители дают оценку, у ребенка формируется понимание: «Если я что-то делаю, я хороший. Если я отдыхаю, я плохой». Возникает чувство вины, а отдых кажется чем-то плохим. Это очень про белорусское общество. Нам стыдно отдыхать.

В некоторых странах синдром хронической усталости признан заболеванием, как и синдром эмоционального выгорания. Чтобы было понятно, синдром хронической усталости — это состояние, выйти из которого уже невозможно, собравшись с друзьями на пиво или дженгу вечером веселой компанией. Возникает сонливость, но спать ночью получается с трудом, в мышцах слабость, трудно концентрировать внимание, сложности с памятью.

Эмоциональное выгорание где-то рядом. Эмоции притупляются, ни на что нет сил, задачи выполняются механически.

Проблема (в том числе нашего общества) заключается в отсутствии внутреннего маркера усталости. Люди понимают, что устали, когда уже падают. Специалисты советуют развивать внутреннюю чувствительность. Если вы по три раза перечитываете одну и ту же строчку, не понимая, про что она, возможно, надо сделать паузу и отдохнуть.

Отсутствие мотивации

Это когда я что-то делаю, но не понимаю зачем. Так часто происходит, когда мальчик или девочка выбирает указанную мамой профессию. Есть другой случай — условный «поздний подросток». Люди в возрасте примерно 25 лет не идут работать, потому что живут в отчем доме и всем обеспечены. Мотивации на активную деятельность как бы тоже нет. Да, человек вряд ли станет двигаться, когда знает, что ему все дадут.

«Критика не формирует желания что-то делать. Невозможно заставить ребенка учиться, ругая его за двойки»

Сюда же относятся цели, навязанные обществом. Допустим, всем надо ходить в тренажерный зал. Или всем надо знать английский язык. Это стандарты общества, которым человек может не хотеть соответствовать. Потому как неясно: чтобы что? Если человек собирается улететь на работу в США, то понятно, зачем английский. Если человек начинает стесняться, что все вокруг учат язык, а он нет, то непонятно, зачем английский.

Часто нежелание что-то делать связано с негативными эмоциями, которые человек испытывает во время выполнения задачи. Кто-то, допустим, не моет посуду. Этого можно не осознавать, но, вероятно, когда он в детстве начинал мыть посуду, его критиковали родители: не были терпимы к ребенку во время формирования навыка. А первые этапы обучения традиционно неидеальны. То есть появляются какие-то ассоциации, которые оживают каждый раз, когда надо мыть посуду.

Критика не формирует желания что-то делать. Невозможно заставить ребенка учиться, ругая его за двойки. Мозг зачастую избегает деятельности, за которую критикуют. И надо понимать, что старшие поколения зачастую пользовались стыдом как средством мотивации. Современные специалисты считают, что намного проще прививать ребенку желание учиться, если хвалить за вещи, которые у него получаются.

Перфекционизм

Снова плохая новость: в мире нет ничего идеального. Стремление к идеалу видится изначально провальной целью. Потому что в итоге не получится насладиться результатом. Плюс внутренние ощущения: одна часть стремится сделать все идеально, а другая знает собственные возможности. В итоге лучшим выходом видится не делать ничего, чтобы не столкнуться с разочарованием. Где-то рядышком — боязнь ответственности. Оба состояния оборачиваются нежеланием что-либо делать.

«Пандемия сильно размыла цели и повлияла на дофамин. Потому в нынешнее время очень важно правильно понимать, чего ты хочешь»

Немного теории. Любое дело, которое выполняется в удовольствие, сопровождается выбросом дофамина: «Я классный, я приложил много усилий, и у меня получилось». Но развившиеся соцсети стали давать легкий дофамин. Ты выкладываешь фото и получаешь гору быстрых лайков. В итоге длинные пути к удовольствию начинают казаться сложными. Снижается мотивация.

Дофамин, к слову, позволяет продолжать какую-то длительную деятельность. Например, бонус за мою годичную тяжелую работу — поездка на море. Или раз в месяц я откладываю определенную сумму — и это тоже приносит дофамин. Пандемия сильно размыла цель с морем и, соответственно, повлияла на дофамин. Потому в нынешнее время очень важно правильно понимать, чего ты хочешь, и стремиться к этому.

Как с этим бороться?

Патология — идем к профильному доктору. Усталость — учимся распознавать симптомы. Отсутствие мотивации — разбираемся с целеполаганием и своей работой. Быстрый дофамин — ограничиваем соцсети.

Усталость — исследуем себя и даем себе отдых. Отдых — это не только классическая смена деятельности, но и полежать в тишине, погулять в лесу, сделать что-то, что хочется исключительно вам. Да, важно прислушиваться к себе.

Так или иначе, человек всю жизнь учится понимать себя. С негативными эмоциями во ходе процесса позволяет разобраться внутренний диалог. Если попытаться как-то уговорить или похвалить себя, лед может растаять. Это помогает в случае негативных воспоминаний и боязни ответственности. Плюс не стоит забывать, что есть психологи и психотерапевты.

загрузка на 10 комплектов посуды, электронное управление, 7 программ, 44.8×55×82 см, черный цвет, сушка: конденсационная, индикация на полу: луч
загрузка на 14 комплектов посуды, сенсорное управление, 8 программ, 59.6×55×82 см, черный цвет, сушка: конденсационная, индикация на полу: луч
загрузка на 9 комплектов посуды, электронное управление, 5 программ, 44.8×55×81.5 см, черный цвет, сушка: активная конденсация, индикация на полу: нет

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: fazarosta.com, psy-resource.com