Откуда приходили сообщения о минировании и кто их рассылал? МВД отвечает на вопросы читателей Onliner

26 231
196
22 августа 2019 в 13:36
Автор: Настасья Занько. Фото: Анна Иванова, Максим Тарналицкий, Максим Малиновский, Александр Ружечка

Откуда приходили сообщения о минировании и кто их рассылал? МВД отвечает на вопросы читателей Onliner

После массовых сообщений о лжеминировании 19 августа у многих наших читателей возникала масса вопросов. Стоит ли реагировать на сообщения, раз они ложные? Может, милиции и не выезжать на такие вызовы? И главный вопрос: известно ли уже, откуда приходили сообщения и кто их авторы? Мы собрали самые популярные вопросы от читателей и попросили МВД на них ответить.

Кто это?

Заместитель начальника главного управления уголовного розыска МВД Беларуси Максим Свирид

Максим Свирид

Заместитель начальника управления по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий МВД Кирилл Вяткин

Кирилл Вяткин

Начальник управления процессуального контроля УСК по Минску Андрей Кожевников

Андрей Кожевников

За всю историю сообщений о минировании находили ли хоть раз взрывчатку после таких звонков?

— Может быть, мы так далеко в историю не будем вдаваться. Но, по крайней мере, за 2018—2019-й, когда у нас в республике обозначилась эта проблема, в результате проведенных мероприятий ни в одном из случаев никаких взрывоопасных объектов обнаружено не было, — говорит Максим Свирид.

— Статистика 2018—2019 года говорит, что по всем этим сообщениям были возбуждены дела по статье 340 Уголовного кодекса, которая предусматривает уголовную ответственность за заведомо ложные сообщения о готовящихся взрывах, поджогах и иных действиях, которые создают опасность для жизни и здоровья людей, — отметил Андрей Кожевников. — Соответственно, каких-либо предметов, устройств или веществ, которые бы могли повлечь за собой взрывы, поджоги, обнаружено не было. По результатам расследования уголовных дел было установлено, что сообщения имели заведомо ложный характер.

Есть ли уже данные о том, из какой страны приходили письма и кто это может быть?

— Злоумышленники стараются остаться максимально анонимными, в том числе и в сети интернет, — говорит Кирилл Вяткин. — Поэтому при совершении данных противоправных деяний используют различные анонимные сервисы. Это и доступ в сеть интернет через ТОR, VPN, прокси-серверы и так далее. Это анонимные почтовые сервисы, о которых вы уже писали. Также были случаи, когда злоумышленники пользовались услугами VolP-телефонии для того, чтобы скрыть свое местонахождение. Практика показывает, что во всех случаях следы ведут за пределы республики, поэтому для установления конечной точки совершения противоправного деяния важную роль играют международные отношения, взаимодействия правоохранительных органов различных государств.

— Исходя из географии противоправных деяний мы говорим, что это сопредельные государства либо страны Западной Европы, — добавил Кирилл Вяткин. — Как я уже ранее обозначил, исключительно в рамках оказания международной правовой помощи возможно раскрытие данных уголовных дел.

Группировка Orwell, которая «заминировала» Onliner, также отправляла письма и в другие организации?

— Давайте обозначим, что письма рассылались от имени группировки Orwell, — отметил Вяткин. — Поэтому мы не можем говорить, что это за группировка, какие цели и задачи она преследует и кто стоит за ней. Это раз. Второе. Исходя из информации, размещенной в сети интернет, мы располагаем данными по аналогичным сообщениям, которые поступили в органы, организации и предприятия Украины. Они схожи по тексту написания, содержат однотипные лозунги, поэтому мы говорим о том, что Украина также пострадала и вводила определенное реагирование на действия лжеминеров. Мы сотрудничаем с украинскими коллегами, у нас есть плотное взаимодействие с киберполицией Украины по этому вопросу.

Весной письма приходили такие же, с текстом про тринитротолуол?

— Сообщения в начала года и сейчас абсолютно разные и по содержанию, и по характеру написания, в них содержится различная информация, — говорит Кирилл Вяткин.

— Нельзя сказать, что это скопированная информация, — добавляет Максим Свирид. — Они однородны по сути угрозы — сообщение об опасности. Поэтому мы реагируем соответствующе и соответственно Уголовному кодексу квалифицируем это деяние.

Шестерых «минеров» задержали, они как-то относятся к этим массовым сообщениям?

Что касается расследования этих уголовных дел, которые были возбуждены после 19 августа (было возбуждено три уголовных дела. — прим. Onliner), то могу сказать, что сейчас проводится необходимый комплекс следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий, – говорит Андрей Кожевников. — О чем-то сейчас говорить еще рано, но уверен, что теми способами и методами, которыми мы сейчас владеем, мы получим какие-то дополнительные данные и сведения по ним и у нас продвинется расследование по установлению лиц, причастных к совершению этих преступлений. Более подробной информации по расследованию этих дел мы пока давать не будем.

— На сегодняшний день подразделениями УСК по Минску возбуждено 16 уголовных дел указанной категории. Из них по 6 уголовным делам установлены лица, совершившие данные преступления. Три лица уже осуждены к различным видам наказаний, работа ведется.

— Эти уголовные дела не касались массовых сообщений о готовящихся взрывах на крупных объектах, таких как торговые центры, — добавил Андрей Кожевников. — Это в основном уголовные дела в отношении лиц, которые по различным причинам, в первую очередь личного характера, совершали указанные действия с целью дестабилизировать работу конкретного заведения. Недавно было закончено расследование по уголовному делу в отношении лица, сообщившего о готовящемся взрыве в Tut.by. Лицо привлечено к уголовной ответственности, но в связи с тем, что данное лицо было признано невменяемым, то в настоящее время оно проходит принудительное лечение. Иные уголовные дела были также связаны с личными побуждениями: обида на какого-то сотрудника, организацию. Как правило, эти люди находились в состоянии алкогольного опьянения и свои действия не обдумывали.

Если ни разу не нашли взрывное устройство, можно ли проигнорировать сообщение о минировании и не вызывать милицию?

— Говорить такими категориями, как игнорирование сообщений данного рода, невозможно на сегодняшний день, — объясняет Максим Свирид. — В соответствии с действующим законодательством необходимо обратиться в органы внутренних дел. Они на сегодняшний день способны обеспечить безопасность. Мы задействуем все свои силы, ресурсы и возможности, прибудем к месту происшествия, обследуем в соответствии с тактикой обследования помещений, проведем необходимый комплекс первоначальных оперативно-разыскных мероприятий, наши коллеги проведут следственные действия, обеспечим безопасность на месте и соответствующим образом отреагируем.

Столько денег и сил тратится на выезды, осмотры и разбирательства по каждому случаю. Может, милиции просто уже не выезжать на подобные сообщения, все равно они обычно ложные?

— На сегодняшний день у нас есть четкие ведомственные трактовки действий при поступлении данной информации, — отмечает Максим Свирид. — Мы не можем говорить в категориях «необходимо», «достаточно» либо «дорогостоящее мероприятие». Мы все прекрасно понимаем, и читатели, и органы внутренних дел, и Следственный комитет, что действительно серьезное количество ресурсов задействуется при проведении указанных мероприятий: человеческих ресурсов, материальных средств.

Но мы прекрасно понимаем и осознаем: безопасность наших граждан — это сегодня приоритетное направление нашей деятельности. Поэтому мы готовы, способны и у нас достаточно сил и средств для того, чтобы адекватно отреагировать на поступающую информацию. Если на ваш почтовый ящик поступило сообщение об опасности, вы должны сообщать, и милиция будет в любом случае реагировать и количество участников, прибывших на данное происшествие.

Как определяется последовательность, куда выезжать, если сообщения поступили в 10 или более точек?

На сегодняшний день органы внутренних дел и наши коллеги обеспечены и технически, и материально, и человеческим ресурсом для того, чтобы адекватно отреагировать на несколько поступивших сообщений, даже и на большее количество, — говорит Максим Свирид. — Гражданам нет необходимости беспокоиться об этом.

А если не покидать помещение и не уходить? Какие санкции могут грозить?

— Действующее законодательство предусматривает административную ответственность за неповиновение законным требованиям сотрудников органов внутренних дел, — объясняет Свирид. — Поэтому требования сотрудников об эвакуации для граждан на месте происшествия носят обязательный характер.

— Естественно, все мероприятия проводятся с наименьшими потерями, учитывается и экономический эффект, и работоспособность тех или иных организаций — все это учитывается, — добавил он. — Но тем не менее первоочередное — это безопасность. Прибывшие на место сотрудники милиции оценивают реальность угрозы, необходимость комплекса проведения мероприятий и на месте уже принимают решение о их реализации.

Хронология массовых «минирований»

С начала года неоднократно поступали сообщения о минировании различных объектов в Беларуси. Напомним хронологию.

5 февраля сообщение о минировании пришло на электронную почту «Белавиа». Были эвакуированы сотрудники столичных и нескольких областных офисов.

31 марта эвакуировали людей с нескольких крупных объектов Минска: железнодорожного вокзала, ТЦ Galileo, «Замок» и с автовокзала. Сообщение о минировании также пришло по электронной почте.

6 апреля неизвестные сообщили о минировании ТЦ Galleria.

30 апреля сообщения о минировании поступили в Национальный аэропорт, на железнодорожный вокзал и в отель Hilton.

19 мая снова поступило сообщение о минировании торгового центра Galleria.

28 мая неизвестные сообщили по электронной почте о том, что заминировано здание Нацбанка.

19 августа сообщения пришли в пять минских гостиниц, аэропорт и вокзалы областных центров, а после обеда в пять торговых центров и офис Onliner.

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Настасья Занько. Фото: Анна Иванова, Максим Тарналицкий, Максим Малиновский, Александр Ружечка