«Открывается дверь, а там мужик с окровавленным топором». Бывший конвоир из Гомеля стала чемпионкой мира по боди-фитнесу
1152
20 ноября 2018 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка
«Открывается дверь, а там мужик с окровавленным топором». Бывший конвоир из Гомеля стала чемпионкой мира по боди-фитнесу

В бодибилдинге Оксана Юхно прогрессирует со скоростью сверхзвуковых самолетов. В прошлом году дебютировала на чемпионате Беларуси, в этом — выиграла чемпионат мира и счастливо перешла из любителей в профессионалы. Впереди элитная тусовка спортсменов, плата за попадание в топ-6, спонсорская помощь и прочие ништяки. А до того Оксана пробовала себя в патрульно-постовой службе, ОМОНе, спецподразделении по конвоированию и службе безопасности. Девушка рассказала Onliner свою историю.

В мертвый час для любой тренажерки мы усаживаемся разговаривать под бойкий музон, которому как будто тесно в колонках. Оксана рассказывает, что недавно съездила на чемпионат мира в Польшу и все у нее стало отлично.

— В 2018 году на международных стартах я стала первой на чемпионате Европы, третьей на Arnold Classic и вот снова первой на чемпионате мира. Да, была уверена, что окажусь в топ-6. Конечно, рассчитывала на тройку. Форма у меня хорошая, и я знала, что соответствовала. Но чтобы прямо золото — нет, не ожидала. Сначала не поверила.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Оксана (@oksanayuchno)

Осознание пришло, только когда стала заедать стресс мороженым, которого хотела всю подготовку.

— Постоянно думалось о большом стакане с ложкой, они у меня в итоге случились. После финала штуки четыре съела. На следующий день еще был торт-мороженое. Хотя я вообще не любитель. Но вот почему-то проняло.

Девушка раскладывает свое достижение.

— Топ-6 — это, в принципе, очень неплохо. Есть календарь соревнований. Есть мировой рейтинг. Elite Ranking IFBB. Выступаешь на турнирах и получаешь баллы только в случае попадания в топ-6. Кто набрал больше очков, в конце года награждается деньгами. Первая десятка гарантированно премируется. Я стала в рейтинге пятой, дали $2000. Первое место — $9000.

Вообще же, любительские турниры, которые весь год посещала Оксана, — это по большей части вложения.

— После финала чемпионата Европы получила карту Elite Pro. Это реально карта. На платежную похожа. С одной стороны приведена вся общая информация, с другой — твои фото и данные. Мне не надо ее подтверждать. Условие только одно: если ты признаешь себя профессионалом, то больше не имеешь права выступать в любителях.

По сути, Оксана могла уже в этом году дебютировать в профессионалах, но тренеры решили закрыть год в любителях.

— На профессиональных соревнованиях за попадание в шестерку платят деньги. Все зависит от турнира: где-то может быть $5000 за первое место, где-то — $25 000. Плюс мы не оплачиваем взносы, как любители. Проживание и питание закрывают организаторы турнира. Мы только за перелет платим.

До того я вкладывала. Допустим, Arnold Classic проводился в Барселоне. Сама поездка встала в $2000. Плюс подготовка — самая затратная часть. Грим — €100 один слой, последующие по €30, макияж — €130, прическа — €80. Новый купальник — €400. Нет, он не из золота, просто ручная работа. Каждый стразик клеится отдельно, все подгоняется под тебя. Туфли — $100. Взнос на Arnold Classic — €250…

За год девушка потратила на все турниры в районе девяти тысяч долларов. И отбила только две из них.

— Хорошо, что спонсоры нашлись. Немецкий производитель спортпита и одежды. Ребята закрыли процентов 40 трат. Вышли на меня после первого мира во Франции, на который я поехала в прошлом декабре и стала четвертой. Был банкет, подошли какие-то люди. Познакомились. Говорят: крутая у тебя форма, мы видим перспективу, давай сотрудничать. Я обещала подумать, вернулась в Беларусь и даже забыла про них.

В итоге немцы написали мне на имейл, хотя я не оставляла никаких контактов, как-то они сами все нашли. То есть заинтересованы были люди. Меня в итоге в марте позвали на сбор. Я две недели оттренировалась в Триере — это в ста километрах от Люксембурга и недалеко Франкфурта.


Помимо карты Elite Pro, у Оксаны есть корочка мастера спорта международного класса по плаванию.

— У меня был сколиоз. Тетя-врач отправила на плавание все исправлять. Классе в третьем я пришла в ДЮСШ-1 родного Гомеля. Тренеры все ходили по бортику: «Ой, какая девочка, высокая, худенькая, руки-ноги длинные — все как надо».

Осанку выправили, спасибо ДЮСШ. Лет восемь Оксана прозанималась плаванием. Потом на годик ушла в водное поло. Левша все же — это ценится в игровых видах спорта. А закончился спорт, когда девушка решила, что ей очень сильно надо в милицию.

— Родители что-то выписывали, я почту забирала. Просмотрела газету, а там: «Набираем девушек и парней в милицию». В детстве смотрела фильм «Никита». Главная героиня работала в чем-то типа уголовного розыска. Мне того же хотелось. Представляла себе милицию набором развлечений.

Кастинг в милицию был многоступенчатым.

— На то время было сложно. Прыжки, бег — длинный и короткий. Девчонки бежали 1,5 либо 2 километра. Потом челночный, 100 метров, плавание, отжимания раз 30—35, подтягивания, жим штанги. Уже не помню, 11 лет прошло. Диктант на русском языке, диктант на белорусском. Тест психологический. Если все проходишь, отправляют по докторам. Надо быть идеально здоровым. После этого тебя направляют на военно-врачебную комиссию. Психиатр, психолог, нарколог. Психиатры — прикольные. Мой спрашивал, что общего между куриным яйцом и апельсином.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Оксана (@oksanayuchno)

У девушки остались ощущения, будто бы ее в космос отправляли.

— После полугода в учебном центре МВД стала работать в патрульно-постовой службе. Приехали как-то на семейный вызов. Я и два парня. Ребята стучатся. Дверь открывает мужик с топором в руке. А с лезвия кровь так — кап-кап-кап. Нам повезло, что он просто стоял и тупил. Не каждый день тебе люди с топором дверь открывают, конечно, но ребята молодцы, быстро сориентировались и давай его крутить. Я стала помогать.

Прошли в комнату — там убитый брат хозяина. Перепили мужчины — не поделили что-то. Один второго зарубил. Шока так много, что мыслей вообще никаких. В процессе, пока отрабатываешь все процедуры, тебя адреналин держит. А потом он уходит, и тогда накрывает с головой. Неделю плохо спала. Перед глазами стояла эта картина. Первое убийство, на котором работала. Со временем проще на все это реагировала.

А потом как-то вдруг очень сильно захотелось в ОМОН.

— Реальность патрульно-постовой службы разошлась с моими изначальными представлениями и мечтами. Четыре года шла к этому пониманию. Правда, тогда нам платили хорошие деньги. Я пришла в органы 18-летней девочкой. У меня первая зарплата получилась больше родительской. Папа — водитель, мама — учитель, они на своих местах провели по 20 лет. Доллар тогда был где-то полторы тысячи рублей. А я в среднем получала миллион двести. С перебором хватало. Это потом зарплату где-то уравняли, где-то урезали. Сейчас таких денег у постовых нет.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Оксана (@oksanayuchno)

Как оказалось, ОМОН — это еще больше тестов. Дополнительный миллион психологов и психиатров. Приемы самообороны, диктанты.

— Показывают кучу лиц и просят выбрать самого подозрительного и объяснить почему. Я прошла в женский взвод ОМОНа. Человек 20 нас там было. Никакого женского монастыря ОМОНа, жила на квартире. Правда, романтики, которой так хотелось, не получилось. Отправили на досмотр на массовых мероприятиях. Стояли на КПП, досматривали эти вечные сумки, проверяли девушек. А в женских сумках можно было найти что угодно. Такое чувство, что некоторые пытались весь дом вынести.

Параллельно Оксана училась в могилевском Институте МВД с перспективой стать офицером. И почти стала.

— Из ОМОНа я перевелась в спецподразделение по конвоированию. Оно было на базе Фрунзенского РУВД Минска. Недалеко от Кальварийского кладбища. Стала возить осужденных. Намного веселее. Развозили в основном по судам. Забирали из тюрем. Представь: конвойная машина. Там клетки. Руку через решетку можно просунуть. Мы должны видеть их. По нормам, на одного заключенного два-три конвоира.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Оксана (@oksanayuchno)

На девушку первое время реагировали неадекватно. Некоторые пытались ударить или плюнуть.

— Меня уже потом ничего не оскорбляло. Ко всему привыкла. Кто-то плачет, кто-то психует, кто-то вены пытается себе вскрыть. У меня один ногтем себя царапал, кусал запястья, грыз их. Получилось только пару ссадин. По-моему, по 328-й шел, за распространение.

Как-то перевозила мальчика, который девушку расчленил, порубил на куски, и они с мамой потом по Минску закапывали куски тела. Он абсолютно тихий. В глазах пустота. Мама вела себя так, будто ничего не произошло. Очень требовательная, все время говорила мне, что я ни на что не имею права.

Оксана понимала, что милиция — это много работы и мало свободного времени на себя, когда где-то рядом обозначилась офицерская должность.

— Но тут нарисовалась моя подруга из ОМОНа и предложила гражданскую работу. Служба безопасности в фитнес-центре, два через два, зарплата лучше нынешней, можно тренироваться. Я подумала и решила: блин, надо валить. Чем больше работаешь в органах, тем больше затягивает. Начинается: «Ай, да скоро пенсия, построиться можно». А у меня уже восемь лет выслуги было. Расклад же такой: после десятки уйти очень сложно. Жалко.

Пришла к командиру, говорю: «Все! Пишу заявление на увольнение». Меня сперва уговаривали. Потом пошли обещания уволить по статье. «Увольняйте». Но никто не хотел. В итоге уволили за нарушение условий контракта. Потом еще выплачивала за недонос формы. 600 рублей примерно. Выходные, отпускные, подоходные и так далее.


Оксана тренировалась по месту работы. Чисто для себя. Там же занималась бикинистка Дина Стрелкова. «Ты случайно ничем не занимаешься?»«Нет».«У тебя данные хорошие. Не хочешь выступать?» Оксана сразу представила, сколько это стоит. «Да ты что, какое выступать?»«Давай я тебя сведу с нормальными тренерами. У тебя ж офигенные пропорции».

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от @dinanikolavna_ifbb

Дина уболтала Оксану.

— Я не соревнуюсь в фитнес-бикини. Боди-фитнес — более мышечная, крупная, прокачанная, сухая, рельефная категория. Бикини — грубо говоря, хрупкий, слегка подкачанный верх, более объемные ягодицы, минимальный рельеф ног. Все женственно и мягко. В моей категории нужны дельты, спина, квадрицепсы. У меня изначально были накачанные ноги, которые надо было либо палить для бикини, либо доделывать для боди-фитнеса. Решили, что проще доделать. Плюс не такая я пластичная, чтобы, как бикинистки, красиво вышагивать по подиуму.

— В твоем представлении это красиво?

— В моем — да. Нынешний боди-фитнес — это красиво. Если раньше, лет пять назад он был максимально жестким и сухим, очень мышечным, то сейчас идет крен в сторону мягкости и женственности. Никто не просит высушиваться до посинения.

Что думают по этому поводу люди, меня не очень трогает. Я про бабу-коня уже начиталась и наслушалась. Все равно. Были люди, которые мне высказывали свои претензии в лицо. Но это больше про слабоумие и отвагу. И если бы мне что-то предъявил человек в форме, я бы послушала. А эти причитания ребят, которые не могут разобраться со своим лишним весом, только смешат.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Оксана (@oksanayuchno)

— Ты себя считаешь красивой?

— Мне нравится тело, которое стало результатом большой работы. Да, у меня хорошо с генетикой, но труд никто не отменял. Знаешь, я иду к какой-то женской гармонии. Я восемь лет в милиции была. Из меня мягкость выходила совершенно неосознанно. Даже близкие замечали. Пообщаешься с маргиналами или спецконтингентом, а потом сам начинаешь так же разговаривать. И «часик в хату» вместо «добрый день» — это самое безобидное.

Когда стала работать с гражданскими, все отмечали, что я какая-то не такая. Я и сама чувствовала, что у меня вечно приказной тон. Стала работать над этим. Сейчас чувствую себя намного расслабленнее, мягче. Да, иногда проскакивает. Но руки людей, которые идут впереди, мне уже не надо видеть.

В марте 2017-го Оксана впервые выступила на республике. Готовилась три месяца. Стала второй. Потом начались международные старты.

— После службы безопасности ушла на тренерскую работу. До того ездила к семи утра на тренировки в Лошицу с другого конца города. Оттуда к 9:00 в Веснянку работать. Два через два до 21:00. Тяжело. Зарплата у меня была небольшая (ну, 500 рублей — на подготовку реально мало), в выходные подрабатывала тренером — как раз к тому моменту окончила курсы в федерации бодибилдинга. Как-то выходила в ноль со своей подготовкой. Теперь сконцентрировалась только на тренерстве и выступлениях. Одно другому не мешает. А с другой работой мне пришлось бы ночью заниматься.

— Про стероиды спрашивать?

— Спрашивай, но кто тебе правду скажет? Хотя за себя отмечу следующее: на чемпионатах мира и Европы обязателен допинг-контроль. На Европе надо было и кровь сдать, и в баночку пописать. Кому как повезет. Все тянут жребий. Я не говорю, что в бодибилдинге все чистые. Как и в любом олимпийском виде спорта, кому-то везет, кому-то нет. Но сейчас за допинг взялись очень серьезно. На контроль могут повести всю шестерку на чемпионате мира или Европы. Специалисты из ВАДА обязательно присутствуют.

Силовые тренажеры в каталоге Onliner

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. sk@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка