«Коллеги-фермеры посмеиваются». Как учителя музыки выращивают экогречку, чтобы экспортировать ее в Евросоюз
496
06 июня 2018 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка
«Коллеги-фермеры посмеиваются». Как учителя музыки выращивают экогречку, чтобы экспортировать ее в Евросоюз

13 лет назад Светлана готовилась поступать в консерваторию и брала уроки у преподавателей в Питере. Василий учился в педагогическом, получал специальность учителя музыки. Если бы кто-то сказал им тогда, что они будут пахать, сеять, полоть да еще называть эту работу творчеством, они бы скептически улыбнулись. Как жизнь двух преподавателей музыки развернулась на 180 градусов, читайте в материале Onliner.by.

Деревня Ластовичи находится в 5 километрах от Глубокого. Холмистая местность, большое длинное озеро и много леса — невероятно красивые пейзажи. Здесь нет школы и детского сада, но остались почта, магазин и ФАП, а два года назад сюда проложили даже асфальтовую дорогу. Витебчане Светлана и Василий стали жить здесь полгода назад. Они взяли троих детей, младшему из которых не было еще и 2 лет, и переехали в старенький деревянный домик.

«Я понял, что энергии у меня много, но она как-то не расходуется, и я перегораю»

Высокий темноволосый Василий сам родом из Глубокого. Его предки всю жизнь работали на земле, держали большое хозяйство, и все детство он провел в огородах. Василия тянуло к земле всегда, но все как-то не выходило.

Стройная улыбчивая Светлана родилась в Витебске. Ее бабушки и дедушки тоже были земледельцами, а вот родители — первое городское поколение в их роду. Несмотря на каникулы в деревне, молодая девушка не особенно мечтала о сельской жизни: она поступила на хоровое отделение в Витебское музыкальное училище имени Соллертинского.

— Мы познакомились в Москве, как раз ездили на Рождественские чтения. Вася тогда учился в педагогическом университете, он меня на пять лет старше, — говорит Светлана. — Вот все и закрутилось. Вася предложил мне выйти замуж, я согласилась. До этого собиралась в консерваторию поступать, ездила в Санкт-Петербург на консультации к профессору. Но встреча с будущим мужем изменила планы, и я решила никуда не уезжать. Мама пыталась меня уговаривать, преподаватели училища — тоже, но я настояла на своем.

После окончания училища Светлану распределили в музыкальную школу в Глубокском районном доме культуры, а Василия — в сельскую школу деревни Удело. Светлана тогда поступила на заочное в педагогический.

— Плохого про работу нечего сказать, была бы зарплата — можно было бы и остаться, — разводит руками Василий. — Но нужно было решать свои вопросы с жильем, содержать семью. Через год я пошел служить военным психологом (получил еще одно высшее).

— Мне предложили место торгового представителя в одной крупной компании. Получалось совмещать с работой в музыкальной школе, — объясняет Светлана. — Через пять лет мы построили квартиру в Витебске. Там же мне предложили работу. Вася оставил службу, и мы переехали.

Пять лет ребята жили и работали в Витебске. Свое жилье, оба работают в торговле, имеют неплохую зарплату, растят двух детей — по белорусским меркам, жизнь удалась. Но Василий ощущал: что-то в его жизни происходит не то.

— Я понял, что энергии у меня много, но она как-то не расходуется, и я перегораю. А годы идут, дети растут… — объясняет он. — Долго думали, чем заниматься. Пришли к тому, что нам все-таки ближе земля.

«Вася звонит мне и говорит: „Тут столько химии, так нельзя, нужно или не заниматься, или что-то менять“»

Они стали потихоньку откладывать деньги. На сбережения Василий купил брусья, пленку и за месяц на отцовском участке недалеко от Глубокого построил теплицу с печным отоплением и капельным поливом. Семья решила начать с огурцов.

— Идея пришла как-то неожиданно, — вспоминает Светлана. — Мы поехали летом к родственникам на Туровщину, они живут в деревне недалеко от знаменитой огуречной столицы Беларуси Ольшан. Увидели теплицы и загорелись: о, классно, может, попробовать? Наш знакомый расписал всю технологию в подробностях: мол, вот этот препарат от гнили, вот тут — от черной ножки, это фунгицид такой-то от того-то, потом обработка одна, затем другая, вдобавок третья. Я посмотрела в интернете класс опасности, и оказывается, что почти все обработки нужно было вести в химической защите. Вася купил то, что ему посоветовал знакомый, но потом как-то звонит и говорит: «Света, я не знаю, нельзя так делать, нужно или не заниматься, или что-то менять».

— Я увидел, сколько там химии используется, и понял: так выращивать огурцы не хочу, — добавляет Василий. — Поверьте, нитраты — это не самое страшное. Страшнее системные препараты, которые используются, чтобы избежать болезней, гнили, клеща, вредителей и так далее. Получается замкнутый круг: используешь минеральные удобрения, в листьях получается очень много азота, а это идеальные условия для развития паутинного клеща. Потравил клеща — появилось еще что-то, решил проблему — на горизонте другая. И так постоянно.

После многих обработок огурцы нельзя срывать 5—6 дней. Но кто же может выдержать такую паузу? Ведь в сезон нужно каждый день собирать урожай, иначе потеряешь деньги. Вот и собирают зачастую, не выдерживая сроков. По-другому никак. То же самое и с ранней клубникой.

«Родители качали головой: „Ты говоришь прямо противоположное тому, чему нас учили“»

Светлана и Василий стали интересоваться, можно ли выращивать огурцы без химикатов, и тогда узнали про органическое земледелие.

— Мы отыскали технологию. Суть ее проста. Задача — создать для растений естественный микроклимат и восстановить природную микрофлору. Заселить полезные микроорганизмы можно специальными препаратами, а дальше важно поддерживать их жизнедеятельность, — объясняют ребята и показывают свою теплицу на 6 соток.

Здесь влажно и тепло. Огурцы растут вертикально, вьются по шпалерам. Внизу лежит мульча. Сейчас это подсохшие сорняки, но ребята используют и подсохшие опилки, и гречишную лузгу. Молодые фермеры говорят, что так у растений появляются комфортные условия, и приводят пример с дерном в лесу.

— Постепенно земля восстанавливается после воздействия химикатов. Буквально за три-пять лет она становится полностью чистой, — говорят фермеры. — Растения становятся сильными и крепкими, они меньше болеют, им не так страшны вредители. Да и сеять на одном месте одинаковые культуры можно дольше: клубнику, говорят, до 10 лет можно растить на одной и той же площадке.

В тот первый год Василий раздал все химические препараты, что купил, и стал растить огурцы по органической технологии.

— Я сам всем занимался. Света тогда была беременна, мы ждали третью дочку. Она жила в Витебске, а я — здесь. Так толком и не успел все организовать, — разводит руками Василий. — Но урожай был, получилось даже окупить затраты, и капельку даже на зарплату осталось.

Огурцы, клубника и лук растут в теплице у Сеньковцов уже четвертый год. Пара утверждает, что из года в год плоды становятся все лучше и лучше.

— Огурцы стали более выносливыми, клубника — тоже, как и лук, — Светлана угощает спелыми красными ягодами.

— Родители у меня окончили горецкую сельхозакадемию, не агрономы, но основы знают. И когда я им рассказала, как и что нужно делать, они покачали головой: «Ты говоришь прямо противоположное тому, чему нас учили», — смеется она.

«Первый раз увидела, как растет гречка, в прошлом году»

Спустя два года после того, как они наладили выращивание органических огурцов, Василий и Светлана решили взять землю в аренду и зарегистрировать крестьянско-фермерское хозяйство «Ричев». Назвали в честь родной деревни мамы Светланы. Сейчас в аренде у пары 68 гектаров общей площади, засевают они 50.

Мы едем на их поле возле большого озера. Ребята работают только вдвоем, а для различных работ заказывают технику в местном колхозе.

— Долго думали, что выращивать, и решили остановиться на гречихе. Во-первых, для экологического земледелия это идеальная культура. Она очень устойчива к сорнякам. Во-вторых, меня привлекло то, что по стоимости гречка дороже, чем остальные культуры, а нам нужно было что-то быстроокупаемое, так как особенного капитала у нас не было, — объясняет Светлана.

Самое интересное, что гречиху на севере Беларуси почти не выращивают. Мы стали разбираться в причинах. Оказалось, что до советского времени гречиху на Витебщине растили, но потом стали считать, что она теплолюбивая, раз боится заморозков, и переместили ее на юга. А у гречки такой нюанс: да, она не любит заморозков, но при жаре завязи у нее не появляются. В общем, главное — это выдержать сроки сева, не сделать это раньше нужного времени.

Гречиха, оставшаяся после уборки в прошлом году, уже взошла. Листочки молодых растений похожи на фасоль. Зацветет она белыми и розовыми цветами где-то в июле.

— До прошлого года я вообще не представляла, как она выглядит, — осматривает поле женщина. — Конечно, в первый год было очень сложно: на каждом шагу был риск потерять урожай. Мало того что волнуешься, взойдет — не взойдет, засушит — не засушит, так еще и сильно зависишь от наемной техники. А что, если в колхозе не дадут сеялку (благо свой трактор мы в этом году купили — пусть и старый, но рабочий), а если вдруг не вовремя посеешь, а если не вовремя уберешь? А как довезут до переработки, вдруг будут проблемы?

Но страхи оказались напрасными. Первый урожай был неплохой — около 30 тонн с 30 гектаров.

— Вот она какая изначально выходит из-под комбайна, — Василий показывает мешок с черными семенами. — Это гречиха еще в лузге. Мы отвозим ее на переработку в Гродненскую область на одно из предприятий. Там семена освобождают от лузги, и получается вот такая светло-зеленая гречка. В чем ее отличие от обычной темной?

Темную обдают паром, а потом снова сушат. Понятно, что все аминокислоты, ферменты и витамины таким образом уничтожаются. Магазинная гречка ведь не прорастает. Зеленая же проходит только очистку от лузги — и все. Дальше ее можно проращивать, добавлять в йогурты, каши, салаты, делать полезные сладости с медом. Мы вот сами их делаем. В общем, на наш взгляд, она гораздо полезнее обычной.

«Даже подумать не могли, что получим грант от Евросоюза»

В конце прошлого года семья переехала в деревню окончательно. Старый деревянный дом удалось купить не очень дорого, да еще и родители немного помогли.

— Первую зиму пережили довольно трудно: дрова были сыроватые, мы не успели заготовить с лета. В доме было холодновато, хотя топили обе печки два раза в сутки, — вспоминают супруги. — По работе было очень тяжело, большие нагрузки. Мы до сих пор спим хорошо если по шесть часов.

Прошлым летом жизнь семьи снова изменилась к лучшему. Светлана нашла школу сельского бизнеса в Комарово. Ее организовали в рамках проекта Евросоюза по развитию сельских территорий. Светлана подала заявку и пошла учиться. Писала бизнес-план, разбиралась в том, чего хочет от фермерства, и делилась знаниями с мужем, который тоже, к слову, ездил на мастер-классы по экологическому земледелию.

В итоге проект семьи Сеньковец выстрелил. Организаторы признали его одним из лучших. Евросоюз выделил молодым фермерам грант на €9 тыс. За эти деньги семья будет покупать оборудование для переработки зерна гречихи в крупу зеленой гречки.

— Никогда даже подумать не могли, что нам удастся получить грант Евросоюза. Это большая удача, — улыбается Светлана.

— Буквально через пару месяцев ждем оборудование, — говорит Василий. — Конечно, это нам очень сильно поможет: мы сократим расходы на доставку гречки в Гродненскую область, сможем нанять людей и создать рабочие места. Да и за качество теперь не будем переживать. Все-таки когда делаешь сам, оно как-то надежнее.

Кроме того, буквально в прошлом году фермеры решили получить сертификат органического хозяйства. Они пригласили аккредитованную Евросоюзом экспертную комиссию — это специалисты латышской компании STC, а также представители от Беларуси. Комиссия изучила земли возле деревенского озера и дала добро — процесс стартовал.

— Первый свой приезд компания организовала бесплатно, дальше будем платить, но суммы приемлемые. Наши земли оказались идеальными для органического земледелия. Они размещены в акватории озера, где нельзя применять химикаты, от других полей отделены лесом, так что вообще не контактируют с полями, куда вносят удобрения и химикаты, — говорит Василий.

В течение трех лет в фермерском хозяйстве будет переходный период. Раз в год, а то и чаще к ним будут приезжать эксперты проверять технологию выращивания, процессы переработки и так далее.

— Через три года мы сможем получить сертификат, наносить экомаркировку и экспортировать зеленую гречку в Европу. Сейчас нашу зеленую гречку можно купить в сети гипермаркетов Green по всей стране под брендом «Местное-известное», — говорит Светлана.

«Сын сказал, что будет продолжать наше дело. Это дорогого стоит»

Планов у семьи огромное количество, и налаживание поставок в Евросоюз — только один из них. Василий и Светлана хотят создать пасеку и делать экологически чистый мед, организовать агроусадьбу, но главное — развивать сообщество экофермеров.

— Нет людей, с которыми можно поговорить об этом, — рассуждает Василий. — Коллеги-фермеры недоумевают и смеются над нами: мол, что вы за ненормальные люди, не занимайтесь ерундой, сажайте обычные огурцы в хорошем объеме, расширяйте теплицы. Но мы не соглашаемся, нам это не по душе. К сожалению, спрос на экологичные продукты пока гораздо меньше спроса на продукты, выращенные при помощи химии.

Все-таки основным фактором у нас еще является цена. К примеру, если клубнику на «Комаровке» продают по 3—5 рублей, то у нас она стоит 10—15. Не все люди понимают, почему у нас дороже. Но органические продукты не могут стоить на уровне «химических». Просто потому, что трудозатрат на их производство гораздо больше, объемы меньше, да и доставка наша. Но к счастью, спрос на экопродукты растет и у нас, люди интересуются ими все больше и больше. Поэтому мы не переживаем, своя ниша у нас есть.

Несмотря на тяжелое время, холодную зиму и недосыпы ребята не разочаровались в фермерской жизни. Пока обратно в город не собираются, хотя возвращаться и есть куда.

— Мне нравится то, что тут максимально задействуешь весь ресурс, который только можешь, и работаешь максимально творчески, — считает мужчина. — Это творческая профессия, и все живое реагирует на твое творчество, на твой настрой. Нужно постоянно контактировать с растениями — и они отзываются на тебя. Поэтому от работы не устаешь, даже если провести в теплице весь день. Да и детям тут нравится. Сын вот сказал, что будет продолжать наше дело. Это дорогого стоит.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка