Спецпроект

Психолог: кино и интернет не виноваты, если у подростка случился ранний секс в 13—16 лет

10 августа 2022 в 10:00
Источник: Полина Лесовец. Фото: Анна Иванова
Спецпроект

Психолог: кино и интернет не виноваты, если у подростка случился ранний секс в 13—16 лет

Мы недооцениваем подростков, воспринимаем их более маленькими и несамостоятельными, чем есть в реальности, убеждена Анна Мелешевич, психолог, гештальттерапевт, супервизор, жена и мама пятерых детей. Часто встречающийся в Беларуси авторитарный родительский стиль воспитания строится на одних лишь запретах. Но наивно думать, что в 2022 году условный 13-летний Василий не сможет посмотреть видео, в котором есть секс, мат и насилие. Как с этим быть? Насколько фильтровать контент? Есть ли в этом смысл? И, главное, как самому поговорить с подростком о сексе или месячных, не рассчитывая, что сексуальным образованием ребенка займется киноиндустрия? Обо всем этом и не только — в сегодняшнем интервью. Onlíner и VOKA продолжают совместный проект «36,6», чтобы помочь детям и родителям не потеряться в океане контента.

— Нужно ли фильтровать контент для подростков в кино и интернете: секс, мат, насилие — вот это вот все?

— Если взять кино, то для каждого фильма указан допустимый возраст: 6+, 10+, 12+, 16+, 18+. Обращали внимание? Это сделано не просто так. Часто люди игнорируют, им кажется, ну что страшного, посмотрит ребенок боевичок, а потом психика все переработает. Нет. Не переработает. Если стоит ограничение 18+, то только с 18 лет психика готова к тому материалу, который показывают на экране. Это важно.

Да, если ребенку показывать фильмы 18+, где много мата и насилия, он может, на первый взгляд, спокойно смотреть, подхихикивать, будто не замечать. Но чувствительные дети пугаются, и потом нарушается сон, снятся всякие ужасы. Родители часто не замечают этой связи между кино и психическим, эмоциональным состоянием ребенка.

Так что мой ответ — фильтровать нужно. Прежде чем смотреть фильм, гляньте трейлер и решите, может это воспринимать ребенок или нет. Зачем ему такое агрессивное кино? Что вы хотите донести?..

Интернет — отдельная тема. Есть вполне безобидные YouTube-каналы, а есть YouTube-каналы обзорщиков игр, где много мата и очень скудная речь. Дети, конечно же, начинают бессознательно их копировать. Ведь родители для подростков перестают быть авторитетом, и они ищут, в том числе в интернете, авторитетную фигуру, кумира, на которого можно быть похожим. И если ребенок смотрит все подряд, есть риск вляпаться. Например, подросток будет думать, что мат, пренебрежительное отношение, уничижение — это нормальный стиль коммуникации. Особенно если в семье не принято общаться с уважением друг к другу. Тогда ядовитый контент подкрепит неуважение ребенка к самому себе. Такие дети склонны к девиантному поведению, потому что другого вида коммуникации в их мире просто не существует.

Подростки приходят ко мне на психологические группы и разговаривают через фильмы, через YouTube-каналы. Прямо копируют! Слушаешь подростка и сразу можешь сказать: «О, вот это Дудь! А это — Данила Поперечный».

Фильтровать интернет у подростка сложно. Тут лучше расспрашивать: «А что ты любишь слушать? Что за человек твой кумир? Почему он тебе так интересен?»

— Кстати, а подросток теперь — это со скольких лет? Правда ли, что взросление смещается, начинается все раньше?

— Это правда. Моей младшей дочери 8,5 года — она уже сидит и смотрит фильмы в интернете, YouTube-каналы.

Начало подросткового возраста сместилось к девяти годам. И я даже вижу детей, которые вступают в подростковый возраст начиная с восьми лет, как бы странно это ни звучало.

Развитие мозга ускорилось. Жизнь стала быстротечна, и дети на это реагируют. Мозг поколения Альфа очень быстро воспринимает информацию, а тело как будто еще не готово. Нет связки: «что я чувствую», «что я ощущаю» — эти импульсы до центральной нервной системы не доходят. Поэтому за счет скорости подростки живут немного в разрыве.

Мои старшие дети другие. Я другая. А вот поколение Альфа, родившееся после 2012-го, — совершенно инаковое, крайне быстрое. За то, какую именно информацию будет впитывать их мозг, я считаю, несет ответственность родитель.

А вообще, официальное определение подросткового возраста — это с 9 до 24 лет.

— Если родители для подростка уже не авторитет, то как правильно ограничивать? Вряд ли воспитательные призывы «Вася, каб ты мне гэтага не глядзеў!», «шоб я твайго найсiка бро больш не бачыла!» будут успешными.

— Если так сказать, подросток найдет изощренные способы смотреть втихаря. Надо понимать, что интернет — это уже часть реальности, площадка, благодаря которой дети коммуницируют. Это нормально, не нужно запрещать, если только виртуальный мир не поглощает ребенка полностью. Тогда нужно найти как можно больше «якорей» в реальном мире: любимого тренера и т. д.

Я предлагаю задавать проясняющие вопросы: «Слушай, почему он (интернет-кумир) тебе так нравится? Что в нем притягивает?» Тогда подросток не закрывается и не агрессирует. Если все-таки будет реакция: «Отстань, не хочу говорить», то стоит спокойно ответить: «Хорошо, я могу отстать, но ты мой ребенок, и я несу ответственность за тебя».

Важно пройти с подростком некоторый инструктаж: как быть в виртуальном мире, какие есть правила, как распознать безопасность/небезопасность. Можно говорить, включать ролики, покупать книжки. Информации предостаточно.

И, на самом деле, подростки многое понимают. Порой взрослые недооценивают ребенка — это я говорю про возраст с 12—13 лет.

— Как правильно говорить с ребенком про секс? Во сколько лучше начать такой разговор? В 18 лет, полагаю, уже поздно?

— Важно просвещать детей уже с двух-трех лет, говорить, как устроена девочка и как устроен мальчик. Это дает возможность ребенку не лезть в будущем в интернет — при условии, что дома в безопасных условиях организовано такое просвещение. Вообще, дети не ищут в сети информацию о сексе до подросткового возраста, пубертата.

В целом правило такое: про секс с ребенком начинают говорить, когда он первый задает вопросы. Этот интерес может пробуждаться лет с шести. На такой случай есть отличные книги: целая серия автора Роби Харриса под названием «Давай поговорим про это» для разного возраста, начиная с четырех лет; «Мое тело меняется. Все, что хотят знать подростки и о чем стесняются говорить родители» Джерри Бэйли; «Интимный ликбез с родителями и без» Юлии Ярмоленко и Марьяны Гилевич; «Как взрослеют девочки» Аниты Найк; «Как взрослеют мальчики» Фила Уилкинсона; «У тебя мужское достоинство. Пора все знать» Ника Фишера. Все эти книжки должны быть дома, стоять в удобном месте, чтобы ребенок мог их рассматривать, листать, изучать строение тела. Более хитрый родительский ход — взять книгу и самому демонстративно ее изучать, сказав ребенку что-то в духе: «Эту книжку тебе можно не читать». Конечно, это вызовет интерес у подростка. Из сериалов, кстати, очень советую Sex Education.

Когда к вам подойдет ребенок и спросит: «Мам, откуда я взялся?», нужно просто ответить на вопрос. В шесть лет, скорее всего, ему будет достаточно услышать: «Я тебя родила». И тут нужно остановиться. Если последуют дальнейшие вопросы (например, «Я посмотрел порнофильм, что это такое?»), родителям нужно будет снова и снова отвечать. Не бояться. Делаю акцент: вопрос — ответ — точка. Дальше лезть не нужно. Не нужно грузить ребенка собственными историями, как вы неудачно потеряли девственность, стали жертвой сексуального насилия или пережили аборт.

Когда дети приходят к родителям и, робея, спрашивают про секс, они делают это, чтобы свериться, так ли устроен мир, либо чтобы успокоиться, потому что замечают, как с ними что-то происходит. Это нормальная реакция — пойти к родителям. Важно отвечать на вопросы бережно, аккуратно. Говорить: «Твое тело будет меняться», «когда оно проснется — ты почувствуешь», «возбуждение — это естественно». То есть от мамы и папы смещать фокус на ребенка и его переживания.

Важный момент. Определенные вопросы про тело и сексуальность возникают, когда дети едут в лагерь или на спортивные сборы, на дачу, в деревню. Очень важно с подростками проговорить их. Это часть сексуального образования: «Доченька, в лагере иногда происходят вот такие вещи или вот такие…» Чтобы ребенок не оказался в растерянности, а понимал, например, что мальчишки могут целоваться с девчонками. Это нужно обсуждать до отъезда, а не после. Чтобы у ребенка внутри были фразы, которыми он может отказать. Частая история: старшие дети просят младших показать гениталии, покрутиться на камеру… Высмеивают, пользуются, манипулируют: «Куплю тебе за это жвачку/колу/чипсы». Маленькие дети по собственной наивности могут попасться в подобные ловушки. Поэтому в 8 или 9 лет, когда ребенок впервые едет в лагерь, или в деревню, или на сборы, важно об этом поговорить, чтобы он не травмировался.

Для девочек нужно ближе к десяти годам рассказать, что такое менструальный цикл и для чего существуют прокладки. Мальчики тоже могут заинтересоваться, они же находят дома прокладки и тампоны, проявляют любопытство — это нормально. Сыну можно сказать: «У женщины есть периоды, когда нужно этим пользоваться». Все. Просто и ясно отвечать на вопросы. Дочери следует сказать: «У тебя наступит период, когда начнутся месячные. Они будут приходить каждый месяц». Девочкам постарше: «Нужно, чтобы в любой сумочке или рюкзаке были прокладки. Когда месячные начнутся, не пугайся. Просто достань прокладку, раскрой ее, прикрепи. Тебя может качать, тошнить — это естественный биологический процесс. Будут вопросы — приходи, отвечу».

Бывает такое, что родителям сложно говорить про секс, про месячные, они зажаты. Тогда, во-первых, обязательно иметь книжки, а во-вторых, стоит направить подростка с этим разговором к доброжелательному взрослому, которому вы доверяете, — к вашей сестре, тете, подруге. Таким взрослым может стать и психолог. Часто бывает, с ним ребенок делится тем, что не готов рассказать родителям.

— Ранний секс сегодня — это лет в 13—15? Может ребенок посмотреть «не то» кино — и вступить в половую жизнь?

— Да, действительно, сейчас очень ранние половые связи: первый секс может случаться в 13—16 лет. Не у всех, конечно, но случаев много. Причин здесь несколько.

Первая — это не очень хорошая коммуникация в семье, нет контакта с родителями. Тогда подросток через постель, через партнера берет принятие, ласку, любовь, поддержку, близость, телесный контакт. То есть происходит подмена, когда с помощью секса 15-летняя девочка или мальчик пытаются утолить эмоциональный голод, хотя сами этого не осознают. Если в семье все в порядке, достаточно близости, тепла и поддержки, то в 13—16 лет не будет сильной тяги к сексу.

Вторая причина — активная конституция, когда дети в 14 лет выглядят на 18, у них бушуют гормоны и им это просто необходимо. Физиологический процесс, к которому нужно относиться с уважением и пониманием, хотя грань в этом месте очень тонкая.

Третья причина — секс просто стал «модным» среди подростков. Конечно, ребенок, который выращен с внутренним самоуважением, достоинством, уважением к собственному телу, ощущением своей ценности и выстроенными интимными границами, не поведется на «моду». Спокойно будет обсуждать секс, хихикать, но раннюю половую жизнь не начнет. А есть дети, которым просто любопытно попробовать, рискнуть.

На мой взгляд, связи не настолько прямые, чтобы ребенок посмотрел «не то» кино, пошел и занялся сексом в 13 лет. Это так не работает. Допустим, в 13 лет подросток увидел фильм для взрослых. Может быть, я кого-то шокирую, но к такому возрасту ребенок уже знает, что такое секс, знаком с возбуждением. Это естественный эмоциональный и физиологический процесс построения сексуальной идентичности. Мальчики и девочки могут мастурбировать. Важно не стыдить, мол, это плохо, а объяснять: «Твое тело меняется, ты можешь почувствовать возбуждение. Изучай себя, пожалуйста, в отдельной комнате, когда никого нет. Это интимный процесс. Или иди в ванную, закрывайся — я тебя беспокоить не буду».

А посмотреть фильм — это скорее история про любопытство. Сколько я встречала подростков, но чтобы они увидели кино и побежали пробовать секс — нет, не бывает такого.

— Кино подбрасывает нам бесконечное количество оторванных от реальности клише. Если подросток посмотрит условные «Пятьдесят оттенков серого», то может поверить, что, когда девушку лишают девственности, она обязательно испытывает оргазм или что предварительные ласки могут длиться две секунды — и этого достаточно, что можно никак не изучать свое тело заранее, но с первого раза стать богиней/богом секса… Подобные сказки искажают представления о сексуальности?

— Я думаю, вы недооцениваете подростков. Взрослые склонны рассуждать: «Вот они посмотрят — и все! Это же единственная информация, которая им известна!» Это не так. Я много работаю с подростками, и они доверительно сообщали мне, что тщательно готовятся к первому сексу, читают информацию, шерстят интернет. Они вам еще больше расскажут, чем вы знаете! (улыбается. — Прим. Onlíner) Мне хочется поддержать подростков. Родители порой их недооценивают, пытаются сделать маленькими, скрывают информацию, вместо того чтобы поговорить открыто. Я не встречала даже самого скромного подростка, который бы не знал, для чего нужны презервативы и как ими пользоваться.

И не страшно, если подросток посмотрит красивую «сказочную» эротику, ведь рано или поздно он столкнется с реальностью.

— Действительно ли сцены насилия в кино и интернете сильно влияют на психику подростков? Насмотрелся «не тех» видосов — взял в руки бензопилу?

— Это зависит от конкретного подростка. Если он склонен к психозу, то, конечно, может насмотреться и вот так развернуть. А если у ребенка достаточно стабильная психика, то волноваться не стоит.

На самом деле, когда подростки смотрят на насилие на экране, то таким способом пытаются пережить скопившуюся внутри агрессию. Побыть полтора часа злым, жестоким, абьюзивным персонажем. Я замечаю, что дети, которым сложно злиться, выражать агрессию и недовольство в семье и говорить «нет!», смотрят много боевиков, фильмов со сценами насилия и играют в кровавые шутеры, где разносят всех. Это просто отыгрывание, естественный процесс. Либо с ребенком делают что-то, что он переживает как насилие (удары ремнем, унижение, оскорбление, «я сказала, будет так — и все», диктаторский, авторитарный стиль воспитания) — и тогда он тоже будет смотреть много чернухи и жестокости на экране, чтобы эмоционально разгрузиться.

Подростки так устроены сами по себе — у них есть агрессивная часть. Они вредные. Могут хлопнуть дверью и сказать: «Идите вы на…» Но через агрессию происходит сепарация, взросление. Агрессия нужна в любом случае, вопрос, в какой форме. Если родитель аффективно реагирует на ребенка, то где же ему научиться другому?

Еще раз акцентирую внимание на возрастные ограничения кино. Например, в фильмах «Человек-паук» (2002), «Новый человек-паук» (2012) и «Человек-паук: Нет пути домой» (2021) тоже есть сцены насилия, но они легкие, переносимые для детской психики, потому там и стоит рейтинг 12+. А если стоит «18+», игнорировать это нельзя. Вы сами произведете насилие, если будете заставлять ребенка смотреть такие взрослые фильмы.

— А что насчет мата — в кино и в жизни? Судорожное одергивание: «Ты что, сказал *****  при ребенке?! Теперь он точно станет деклассированным элементом!»  насколько это верный стиль воспитания?

— Здесь важно уважать ценности каждой отдельной семьи. Конечно, мы не будем брать совсем патологические случаи, когда в семье разговаривают исключительно матом и ребенок живет в атмосфере бесконечного насилия, а речь его очень и очень скудная. Если взять обычную, нормальную семью, то мат порой очень красочно описывает чувства и переживания человека. Давайте из реальности. Я мало встречаю взрослых, которые вообще никогда не матерятся (улыбается. — Прим. Onlíner). Задача не в том, чтобы постоянно себя одергивать и ни разу в жизни не произнести при ребенке мат. Вопрос в другом: как ты обойдешься со своими чувствами, произнеся что-то из обсценной лексики?

У себя на групповых занятиях я не буду ругать подростка, который, описывая конфликт в семье, скажет: «Да они зае**** меня!» Я отвечу: «Отлично, поняла. А какие чувства стоят за этим словом? Что с тобой происходит? Ты разозлился или сильно напряжен?»

Хотите вы или нет, подростки все равно услышат мат: во дворе, в школе, в кино, на YouTube… Это часть жизни. Главное, чтобы вы были способны обсудить это с ребенком: «Да, иногда люди выражают свои эмоции через мат. Можно сказать „я очень-очень зол“, а можно — „б****!“. Можно сказать „Я не хочу с тобой разговаривать“, а можно — „ф**!“. Мат дает разрядку. Что ты об этом думаешь?»

Я против ханжества и благопристойности напоказ. Признайте: если вы материтесь, то почему детям нельзя? Задумайтесь. Если вы будете контролировать свои эмоции, не впадать в аффект, не выплескивать на мужа/жену яростную матерную тираду, то и ребенок научится этому. Все идет от взрослых.

Что касается интернета и фильмов, снова повторю, как заправский зануда: смотрите на возрастные рейтинги. Но помните, что ни один просмотренный фильм с матерной озвучкой не перевесит опыта внутри семьи. Ваш ребенок взрослеет, это неизбежно. Фильмы с матами он посмотрит и без вас. Главное — уметь говорить об этом, обсуждать «плохие» и «хорошие» слова. Дети, на самом деле, прекрасно умеют их различать.


По ссылке — подборка фильмов для подростков. 60 вариантов, чтобы увлечь ребенка без вреда для его психики. Все они есть на VOKA.



Партнер проекта — VOKA

Видеосервис VOKA для жадных до всего интересного. Больше позитивного, яркого и в то же время содержательного, а главное — всего самого интересного в одной подписке! VOKA — лидер в ассортименте контента, на видеосервисе вы сможете найти контент самых известных и популярных правообладателей: онлайн-кинотеатров, студий (Amediateka, Premier, Start, more.tv, ivi, Paramount, Disney, Fox, Sony, Warner), более 130 ТВ-каналов, спортивные трансляции от Setanta Sports и собственный эксклюзивный контент платформы.

Спецпроект подготовлен при поддержке УП «А1», УНП 101528843.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Полина Лесовец. Фото: Анна Иванова