Спецпроект

Стоит ли толкать ребенка в IT, если он будет несчастен? Отвечают айтишник и учитель физики

25 июля 2022 в 12:00
Источник: Полина Лесовец. Фото: Владислав Борисевич, Анна Иванова
Спецпроект

Стоит ли толкать ребенка в IT, если он будет несчастен? Отвечают айтишник и учитель физики

Зарплаты в IT который год подряд — одни из самых высоких в Беларуси, а потому неудивительно, что многие родители видят своего ребенка в «айтишечке», считая это гарантией счастья и успешного успеха (ну или хотя бы жить под мостом не придется). Гейм-дизайнер из Минска Никита Лаврецкий имеет смелость задавать неочевидные вопросы: «Стоит ли идти в IT, если будешь в нем несчастен, если большая деньга не принесет радости?» Тем не менее он активно продвигает геймдев в сельских школах Беларуси. Преподаватель физики и математики Дмитрий Астрамович убежден: отметки — это вообще не показатель знаний, а если хочется подружить ребенка с физикой, математикой и в конечном счете «айтишкой», то лучше забыть про насилие. С Никитой и Дмитрием обсуждаем, как увлечь ребенка IT и точными науками (и нужно ли), а еще — какой полезный образовательный контент смотреть. Onlíner и VOKA продолжают совместный проект «36,6», чтобы помочь детям и родителям не потеряться в океане контента.

«Правильный вопрос звучит так: нужно ли увлекать ребенка программированием, если у него не лежит душа?»

Никита Лаврецкий пять лет назад совершил довольно серьезный переход: из архитекторов — в гейм-дизайнеры. Чтобы дать девочкам и мальчикам пространство выбора, которое он сам не получил, чтобы они задумались о гейм-дизайне еще в школе, а не спустя «-надцать» лет после универа, Никита ездит по разным белорусским школам и учит детей придумывать игры.

— Кто такой гейм-дизайнер? Объясни чайникам.

— Гейм-дизайнер — это человек, который придумывает правила игры. Если отбросить в сторону красивые слова и объяснять на шахматах, то гейм-дизайнер — тот, кто определяет, сколько полей будет на доске, какой буквой умеет ходить конь и можно ли короля и ладью поменять рокировкой.

Слово «дизайнер» вводит всех в заблуждение. Люди автоматически начинают думать: он что-то рисует. На самом деле нет. Гейм-дизайнер может влиять на визуал игры, но может и вообще его не касаться. Профессия на стыке: немножко математики, психологии, бихевиористики…

— Как ты, айтишник, вдруг оказался связан с образованием и школьниками?

— Во-первых, я пять лет преподавал в БНТУ после аспирантуры (по образованию я архитектор). Во-вторых, компания, в которой работаю гейм-дизайнером — Vizor, занимается социальными проектами, открыла несколько STEAM-центров в Беларуси.

Из своего опыта я сделал вывод: школьников нужно заинтересовать. Когда приезжаешь в поселок Рассвет под Клецком или в Негорелое, там сидят дети, и ты объясняешь, что, кроме понятных им профессий вроде условного тракториста-механизатора, зоотехника и электрика, существуют еще и гейм-дизайнеры.

Я любил игры с детства и, наверное, стал бы гейм-дизайнером намного раньше, если бы лет в 12—14 знал, что существует такая профессия. Но во времена моей юности в Минске о геймдеве особо не говорили, и я, ничего лучше не придумав, пошел по стопам родителей. Стал архитектором. В детстве мне казалось: игры и все, что в них есть, делают программисты, это сплошное «черное колдунство». Я не понимал, что существуют игровые художники, нарративные дизайнеры.

Уже после магистратуры, когда увлекся индустрией, начал читать аналитические статьи и слушать подкасты, выкристаллизовалось понимание: игры делают совершенно разные люди. Совсем необязательно быть программистом. Даже если у вас нелады с математикой или программированием, но работает голова и есть желание творить, можно стать отличным гейм-дизайнером — именно это я доношу детям.

У меня есть любимый мастер-класс: делю детей на группы, раздаю очень простые, максимально абстрактные настольные игры, без текста, без цифр — и предлагаю за час придумать, как с этим играть. «Сочините правила, сделайте, чтобы было весело!» Например, двадцать красных пуговиц, десять синих и кубик-шестигранник — придумайте, как в это играть. И многие дети действительно создают что-то интересное.

В поселке Рассвет были девочки, которым досталась максимально примитивная игра «Улей»: шестигранные плиточки в виде сот с нарисованными насекомыми. За час школьницы придумали четыре разные игры! Прямо были впечатлены, что, оказывается, имея всего двенадцать плиточек, можно придумать столько разных забав.

Не нужно думать, что дети, живущие в деревне, — это всегда грустная история. Нет. Там очень разные люди. Есть дети, которые с самого начала стремятся, интересуются, хорошо учатся, нацелены поступать в город. А есть дети из очень простых семей, у которых прямо открываются глаза на мир, когда они понимают, что в жизни существуют принципиально другие варианты, кроме сельскохозяйственного колледжа.

В сельских школах, на самом деле, хватает умных детей. Среди моих подопечных есть победители олимпиад и всяких конкурсов. Я не могу сказать, что сельские дети — это однозначно забитые несчастные люди, которые увидели компьютер первый раз в жизни. Они понимают, что такое мобильные телефоны, общаются в соцсетях. Со времен СССР, когда было жесткое разделение на город и деревню, прошло очень много времени, и это различие стерлось. Беларусь, вообще-то, небольшая, из любой, даже самой глухой деревни можно за полчаса доехать на маршрутке до более-менее цивилизованного райцентра. Возможно, материальная разница между городом и деревней остается, но на уровне мышления и понимания — стирается.

— Как увлечь ребенка IT?

— Вопрос очень хороший. Что такое IT? Мы привыкли называть «IT» все, что связано с компаниями, которые зарабатывают на цифровых продуктах. Считаем айтишниками 3D-художников, UX-дизайнеров, локализаторов… Это узкий взгляд.

Но дело даже не в этом. Правильный вопрос звучит так: нужно ли увлекать ребенка IT? Нужно ли увлекать ребенка программированием, если у него не лежит душа? Если ребенок с детства любит физику или математику, он и сам увлечется. Я как-то ходил пить кофе с нашими серверными программистами — это ребята, которые разговаривают на джаве. Я сидел и понимал только предлоги и междометия в их речи. Это люди, которые мыслят логикой кода, они окончили БГУИР, ФПМ БГУ, ФИТР БНТУ, с детства решили, что будут математиками.

Если есть желание вкладываться в околоайтишную сферу, совершенно необязательно любить писать код или ломиться в тестировщики. Подумайте, что из ваших умений может быть применимо в IT. Например, один мой друг, архитектор с большой экспертизой в САПР, работает в стартапе, но не пишет код. Другой знакомый, лингвист-славист по образованию, занимается нейролингвистикой — обучает онлайн-переводчики, хотя он вообще не программист, учил в университете хорватский, сербский, словацкий, вот это вот все.

Если хочется попробовать свои силы в чем-то, связанном с IT, подумайте, может, ребенок хорошо рисует, или пишет музыку, или занимается эргономикой?..

Одним словом, если смотреть на IT узко, как на написание кода, то мой ответ на вопрос, как увлечь ребенка IT, — никак. То же самое: «Как увлечь ребенка медициной?» Никак. Если ребенок не любит химию и биологию, врачом он не станет. Если не любит математику — не будет писать код.

Если смотреть на IT широко, как на комплекс знаний и профессий, которые помогают создать продукт в сфере информационных технологий, то мой ответ: спросите у ребенка, хочет ли он в это вписаться. Интересно ли ему. Практика показывает, что многие люди успешны и вне IT. Мой друг детства — очень хороший бармен, амбассадор брендов, был шеф-барменом, открывал заведения, вложился в собственный бар. Замечательно смешивает коктейли, воспитывает ребенка, построил дом, и не нужно ему никакое IT. Тот же Никита Монич — водит экскурсии, ведет ютьюб-канальчик, абсолютно прекрасен и без IT.

Если ты любишь свое дело и активно им занимаешься, то неважно, «айтишка» это, выпекание пирогов или работа таксистом. Стоит ли идти в IT, если ты будешь в нем несчастен? Стоит ли идти в IT за большой деньгой, если эта деньга не будет тебя радовать? Может, лучше посмотреть, как изменить свою жизнь к лучшему, занимаясь тем, чем ты уже занимаешься? Крутить, условно, самую лучшую шаурму в городе Минске — и очереди будут выстраиваться каждый вечер. Я считаю, человек не должен лезть в «айтишку», если ему это не нужно.

— Какой контент смотреть, если ребенок поглядывает в сторону IT?

— Тут важен не контент, а практика. Можно подарить ребенку программируемое «Лего», и он будет собирать робота, или отдать в кружок робототехники с минимальным программированием. Знаменитейший гейм-дизайнер Джон Ромеро, который сделал Doom, просто скачал сыну игровой движок и объяснил, как им пользоваться, — уже в 12 лет мальчик выпустил свою первую мобильную игру. У всех основных игровых движков (Unity, Unreal Engine, Defold, GameMaker) хватает собственных, из коробки обучающих материалов, которые научат ребенка сделать игру с готовыми паттернами поля.

Не знаю, как сейчас, но пару лет назад было достаточно всяких хакатонов и геймджемов. Приходят люди: «А давайте сделаем игру за двое суток». — «Давайте». — «Я не умею писать код, зато отлично рисую». — «У меня с рисованием завал, но я неплохо пишу код». — «Я не умею кодить и рисовать, зато сочиняю фанфики по Гарри Поттеру и могу придумать классный сюжет». — «Супер!»

Есть подкасты, например, «Как делают игры» Сергея Галенкина и Михаила Кузьмина, куда приходят эксперты из индустрии и рассказывают всю правду про внутрянку.

В игровой журналистике много ресурсов, которые пишут о разработке простым и понятным языком: какой-нибудь Rock Paper Shotgun или «Манжеты», например.

Хватает книжек вроде «Кровь, пот и пиксели», где люди из индустрии делятся опытом — и успешным, и провальным.

Мест и ресурсов, благодаря которым при желании можно заинтересоваться «айтишкой», достаточно. Тот же канал Numberphile Бреди Харана или курс Алексея Савватеева по игровой математике на YouTube. Я побывал на лекции Алексея уже взрослым человеком, за тридцатник, и у меня был только один вопрос: «Почему мне в школе так не преподавали математику, как это делает Савватеев?»


«Родитель не должен садиться и делать уроки за ребенка: „Я посчитал, пиши ответ: 2,5“»

Дмитрий Астрамович, преподаватель физики и математики в образовательном центре «Адукар», вообще-то, полюбил физику далеко не с первой секунды. Как же все закончилось успехом? Пусть расскажет сам.

— Как увлечь школьника физикой?

— Вопрос достаточно сложный, хотя вроде бы формулируется просто.

Первое, с чего нужно начать, — это школа. Очень большая ответственность лежит именно на учителях, особенно 7—8-х классов, когда физика только-только начинается. На неокрепший ум семиклассника сваливается огромное количество информации: физические термины, законы, определения… Это действительно сложно. Чтобы ребенок не испугался, нужно много демонстрационных опытов, примеров из обычной жизни: почему едет машина, как устроен ее двигатель. Физика, по сути, изучает все, что нас окружает. Но как именно подавать информацию, зависит от учителя. Если ребенок понимает физику, он понимает, как устроен мир вокруг.

— Физика действует на нас прямо сейчас, пока мы записываем это интервью?

— Конечно. Смотрите, я сижу и облокачиваюсь на стул, даже чуть-чуть качаюсь. Но не падаю. А почему? Ведь есть определенная точка «невозврата», когда я отпущу ноги и наклонюсь так сильно, что упаду. Ответ на этот вопрос дает статика — раздел физики, который проходят в девятом классе.

Или моя чашка кофе — американо без пены и молока. Но края жидкости все равно чуть-чуть приподняты, нет строгой горизонтали. Это тоже физика — поверхностное натяжение, десятый класс.

Электронные часы на моей руке — снова физика.

Стол между нами не улетает вверх — действует сила притяжения, не сдвигается при малейшем прикосновении — сила трения. Очень много физики вокруг нас! Если давать детям это подмечать, то смотреть на мир становится интереснее: он более живой и понятный.

Возвращаясь к вашему первому вопросу. Второй пункт — это олимпиады и исследования. Да, может звучать скучновато, но подождите от них отказываться. Если олимпиады даны не всем, это действительно трудно, требует столько сил, времени и ресурсов, что далеко не каждый выдержит, то заниматься исследованиями может практически любой ребенок, даже семиклассник со средним уровнем подготовки. Конечно, здесь все лежит на плечах учителя. Достаточно ли он творческий, достаточно ли горит своим делом? Мои учительницы физики в средней школе города Лиды были именно такими. Людмила Николаевна Шеклеева научила решать олимпиадные задания, а Анна Романовна Токть каждый год придумывала огромное количество тем, от исследования физики твердого тела на примере человеческого волоса до разности потенциалов Земли. Мы объездили с научными докладами всю область! Вот почему я увлекся физикой, буквально влюбился в этот предмет (улыбается. — Прим. Onlíner).

И последнее, но не менее важное — это родители. Их усилий должно быть поровну с учительскими. Если ребенок очень любит природу и, к примеру, собирает гербарий, почему бы не записать его в кружок юного натуралиста? Увлекается машинами или конструкциями — почему бы не отправить в технический кружок? Родители должны поддерживать. Быть внимательными. Всегда стоять на стороне своего ребенка — и в физике тоже (улыбается. — Прим. Onlíner). Ни в коем случае не перегружать.

— А где эта тонкая грань между насилием и мотивацией? «Сел, живо все вызубрил, чтоб были одни десятки» — почему такая модель воспитания не окей? 

— Да, увы, я часто сталкивался с такой ситуацией. У родителей есть твердое убеждение, что, если их ребенок получает высокие отметки, он молодец, все замечательно, судьба обязательно сложится хорошо, а если низкие — «как так можно!», «закончит на улице под мостом!». Это в корне неправильно. Это насилие над ребенком. Бесконечно указывать на ошибки и критиковать — настоящее насилие. На самом деле, абсолютно нормально, если у ребенка что-то не получается. Отец или мать могут посмотреть учебник физики за седьмой класс и презрительно фыркнуть: «Что тут можно не понять?» Но это взрослому человеку со сложившимся восприятием. А ребенку действительно сложно, он не способен так быстро схватывать информацию, проводить причинно-следственные связи, собирать воедино сложную картину мира. Нельзя ставить семиклассника во взрослые условия. Ему нужно время: посмотреть, почитать, поработать.

Я сам в 5—7-м классах учился на одни шестерки, родителям говорили: «Ну, достаточно посредственный». А когда появилась физика — включился интерес. Мне стало легче изучать историю, языки, совсем по-другому мыслила голова, рассуждения строились более структурно, даже не в технических предметах. Но это пришло не сразу, поначалу было тяжело, и даже очень, давались далеко не все темы. После одиннадцатого класса ЦТ по физике я сдал на 93 балла, по математике — на 86, а по русскому — на 95. Поступил на радиофизический факультет БГУ. В этом году я закрыл гештальт: сходил и сдал ЦТ по математике на 100 баллов.

Важно, чтобы родители заложили в школьника идею: ошибаться — это нормально. Отметки не самый главный показатель. Если родитель запугает ребенка, будет сильно наказывать за каждый промах, это оставит глубокие психологические раны: вырастет травмированный взрослый.

— А что насчет другой крайности: «Ты самый сладкий пирожочек, любим просто так, никаких усилий вообще прикладывать не нужно, сделаем все уроки за тебя»?

— Это тоже неправильно. Должен быть баланс поддержки и свободы, когда ребенок, пусть и со множеством ошибок поначалу, сам справляется с трудностями.

Делать уроки с детьми можно, если не делать за них. Например, в 7-м классе на математике проходят тему «Линейные уравнения»: «Найдите х в уравнении 2х + 5 = 10». Это достаточно просто, любой взрослый, когда прочитает учебник, быстро вспомнит. Но детям в 5—7-м классе не всегда легко привыкнуть к переменным, к буквам. Вроде бы математика — это цифры, а тут «х» какой-то. Родитель не должен садиться и делать за ребенка: «Да тут легче легкого! Я посчитал, пиши ответ: 2,5». Нужно подтолкнуть: «Дорогой ребенок, давай представим пример попроще. Допустим, 2 + 3 = 5. Посмотри, чем они похожи. Слева есть действие сложения, справа — результат. Подумай, на каком месте стоит выражение „2х“? На месте двойки, верно? И как эту двойку можно найти из примера 2 + 3 = 5?» Ребенок сопоставит и сразу поймет, как действовать.

— Знание физики связано с успехом в IT?

— Конечно. Во-первых, физика вместе с математикой способны развить в любом ребенке аналитическое мышление и умение строить причинно-следственные связи. Это большая ценность.

Во-вторых, маленькое уточнение: физика не нужна абсолютно для всех IT-профессий, но для большинства она понадобится. Например, 70% задач, что решают инженеры-программисты, требуют знаний дискретной математики, математической логики и математической статистики, то есть высшей математики, которая неразрывно связана с реальной физикой. Приведу исторический факт. Когда в 17-м веке великий Ньютон изучал движение тел, он пришел к выводу, что существовавшей на то время математики недостаточно, чтобы полноценно описывать природу, и придумал математический анализ — производные, интегралы, вот это вот все. То есть высшая математика, по сути, зародилась из нужд физики. И сейчас ее очень плотно используют в программировании. Да, можно научить человека механически считать производную и интегралы, но зачем это нужно? На вопрос «зачем?» отвечает физика.

Специалист по данным (data scientist) применяет физику уже не опосредованно, а напрямую. И интеллектуальный анализ данных, и моделирование данных, и технологии распознавания образов невозможны без физики.

Одно из самых интересных направлений, где в последние годы очень высокий конкурс в БГУИР — это гейм-дизайн и геймдев. Если посмотреть любую игру, хоть гонки, хоть сражения на мечах, что угодно, то все происходит по обычным законам физики. Автомобиль просто так не поднимается в воздух, учитываются все заносы и скольжения. То есть нужно понимать физику процессов, на которой строится игровая механика. Без знания того, как автомобиль ведет себя на повороте и почему его заносит, невозможно построить качественную игру.

— Какой полезный контент посмотреть детям?

— Я выбрал три ютьюб-канала, которые считаю действительно полезными. Во-первых, Павел Виктор — это канал одного из самых известных педагогов в СНГ, кандидата физико-математических наук. Замечательный учитель физики из Одессы, он записывает свои лицейские уроки, есть программы для всех классов, и теория, и опыты, объясняет красиво, понятно, доступно.

Еще советую научно-популярный канал — «Физика от Побединского»: опыты, объяснения, как, что и почему происходит в природе. Почему небо голубого цвета или отчего в розетке 220 вольт.

Что касается подготовки к ЦТ по физике, то на YouTube трудно найти материал, посвященный именно белорусскому ЦТ, а не российскому ЕГЭ. Поэтому не могу не порекомендовать мои видеоуроки (улыбается. — Прим. Onlíner).

Если мы говорим не о ютьюб-контенте, то советую американский мультсериал «Приключения Джимми Нейтрона, мальчика-гения» или «Смешарики: Пин-код» — ответвление основных «Смешариков», в котором детям легко и без принуждения объясняют, что и как устроено. Хорошо смотреть вместе со взрослыми мультфильмы вроде «Вверх» или «Маленький принц», чтобы завести первый разговор о физике: можно ли поднять дом в воздух с помощью тысячи воздушных шариков и почему аэроплан не может взлететь без пропеллера?.. В своем детстве я очень любил передачу популяризатора науки Александра Пушного «Галилео», вдруг она и сейчас будет актуальна.


По ссылке — подборка мультиков для школьников от 7 до 16 лет. 44 варианта, чтобы развлечь ребенка. Все они есть на VOKA.



Партнер проекта — VOKA
Видеосервис VOKA для жадных до всего интересного. Больше позитивного, яркого и в то же время содержательного, а главное — всего самого интересного в одной подписке! VOKA — лидер в ассортименте контента, на видеосервисе вы сможете найти контент самых известных и популярных правообладателей: онлайн-кинотеатров, студий (Amediateka, Premier, Start, more.tv, ivi, Paramount, Disney, Fox, Sony, Warner), более 130 ТВ-каналов, спортивные трансляции от Setanta Sports и собственный эксклюзивный контент платформы. Для новых подписчиков первые 30 дней БЕСПЛАТНО!

Спецпроект подготовлен при поддержке УП «А1», УНП 101528843.

Читайте также:

Источник: Полина Лесовец. Фото: Владислав Борисевич, Анна Иванова