31 709
02 ноября 2021 в 12:00
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Владислав Борисевич, Александр Ружечка
Спецпроект

Что делать, если у вас варикоз? Рассказывают хирург и его пациентка

Свобода голых ног, возможность прикоснуться кожей к приятной ткани брюк или платья кажется такой естественной мелочью, даже не заслуживающей внимания, — но только не для людей, живущих с варикозом. Стыд за то, как выглядят голени, и необходимость носить компрессионные чулки — это лишь верхушка айсберга. Дальше, под водой — боль, страх возникновения тромба и в редких случаях даже внезапная остановка сердца. О том, почему опасен варикоз, когда его нужно лечить, как лазерные операции облегчают жизнь пациентам и чем помочь своим венам, мы поговорили с сосудистым хирургом Михаилом Сысоевым и минчанкой Еленой Морозовой. Onlíner вместе с медицинским центром «Кравира» продолжает спецпроект, посвященный нашему здоровью.

«Не нужно класть прооперированную ногу на кровать, словно музейный экспонат, и избегать любого движения»

Михаил Сысоев, сосудистый хирург, врач-флеболог высшей категории медицинского центра «Кравира», последовательно и постепенно развеивает все мифы, связанные с варикозом. Он сторонник доказательной медицины и избегает чрезмерной «таблетизации».

— С чем к вам обычно приходят пациенты?

— Моя специальность — сосудистая хирургия. Для пациентов это обычно звучит как «флеболог», и, конечно, они чаще приходят с проблемами вен: от минимальных «звездочек» до приличного, самого что ни на есть настоящего варикоза, порой осложненного трофическими язвами и тромбофлебитом.

Мои пациенты в большинстве случаев  — это женщины, ведь мужчины обычно долгое время не обращают внимания на проблему. Она начинается с косметического варианта, который не беспокоит и не проявляется никакими симптомами. Женщинам свойственно более пристальное внимание к внешности. Они рассматривают свои ноги — и это их беспокоит.

— Что такое «варикоз»? Объясните для «чайников».

— Варикозная болезнь нижних конечностей — это расширение подкожных вен ног. Почему такое состояние случается с человеком? Основной причиной называют генетическую предрасположенность (в 90% случаев). Причем наследственность может быть как отслежена (варикоз был у мамы, папы, бабушки или тети), так и нет. Проявляется это в слабости соединительной ткани сосудов. Стенки подкожных вен ног испытывают максимальную нагрузку — и вот результат.

— С каким заблуждениями о варикозе вы сталкиваетесь чаще всего? Может быть, «если не болит, то и лечить не нужно»? 

— Да, есть такой миф. Но зачастую в нем виноваты сами врачи. Не раз я слышал от пациентов, что они были в поликлинике по месту жительства, хотели устранить варикоз, вылечиться, но доктор сказал: «Вам не болит — вот и ходите, ничего не нужно делать». Люди вынуждены идти дальше и искать помощи в другом месте, потому что их не устраивает такой вариант.

Еще одно заблуждение, из-за которого пациенты боятся проходить лечение: «вены вернутся». Вы наверняка слышали историю невестки троюродной сестры внучатого племянника о том, что после операции стало хуже или проблема вернулась. Это миф. Сегодня врачи используют малоинвазивные методы, предполагающие лишь небольшие проколы. Кроме того, мы, флебологи, овладели УЗИ, сами смотрим пациента до, во время и после вмешательства. Конечно, несколько десятилетий назад по поводу варикоза проводились масштабные травматичные операции, сами хирурги не владели техникой УЗИ, они были вынуждены принимать картинку от другого специалиста, возможно, не в совершенстве владеющего методом либо сделавшего УЗИ на старом некачественном оборудовании, идти по ней, как по карте, — и риск рецидива или неудачной операции был более высоким. Сегодня процент неблагоприятных последствий сведен почти что к нулю.

Частый стереотип: «если мне удалят вену, нагрузка на остальные увеличится, и мне станет только хуже». Это в корне неправильно! Нефункционирующая варикозная вена создает дополнительные проблемы и нагрузку для своих «коллег». Вены стараются, отводят кровь, а она одна сливает ее куда не следует. К тому же подкожных вен довольно много — они в человеческом организме не заканчиваются, и кровоток от этого не страдает (улыбается. — Прим. Onlíner).

— Почему и когда варикоз нужно лечить? Чем он опасен?

— Не существует четкой границы: вчера варикоз еще не нужно было лечить, а сегодня — обязательно. Но, тем не менее, когда врач осматривает пациента, делает УЗИ, он может увидеть проявления варикозной болезни и их выраженность, просчитать риск осложнений. Насколько человеку опасно дальше жить с этим варикозом? В некоторых случаях речь идет исключительно о косметическом дефекте, тогда устранение варикоза зависит только от желания пациента, его внутреннего дискомфорта. Если человеку надоело мириться с внешним видом своих ног, то есть смысл исправить это.

Если симптомы нарастают: появляется тяжесть в ногах, усталость, судороги, отеки, боли после физической нагрузки или во второй половине дня — вероятнее всего, мы имеем дело с венозным застоем. А это уже более опасное состояние, которое приводит к осложнениям, например тромбофлебиту, острому и внезапному. В варикозных венах и узлах образуется тромб, ведь кровь не течет, как положено, а застаивается и сворачивается. Вокруг тромба нарастает воспаление, человек испытывает боль. Если этот процесс оставить без внимания и лечения, он будет прогрессировать, и сгусток крови перейдет в глубокие вены, где может случиться отрыв тромба. Тромбоэмболия легочной артерии может проявиться одышкой, кашлем, кровохарканьем и даже внезапной смертью. И даже если человеку повезет и его не коснутся тяжелые последствия, вопрос внешности остается актуальным: пациенту, перенесшему тромбофлебит, почти невозможно сделать ногу красивой, вернуть ее в исходной состояние. Воспалительные изменения и пигментации, возникающие на фоне тромбоза, практически неустранимы.

Другое осложнение — трофические нарушения и язвы. Опять-таки, из-за хронического венозного застоя страдает питание кожи, она медленно начинает изменяться. Темнеет, уплотняется, и в конце концов появляется трофическая язва.

Третье осложнение — кровотечение из варикозных вен.

— Что такое эндовенозная лазерная коагуляция вен (ЭВЛК) и в каких случаях ее применяют? 

— ЭВЛК — один из хирургических методов лечения варикоза. В Беларуси его масштабно применяют не меньше десяти лет. Технология здесь такая: лазер вводят в просвет измененной вены и коагулируют ее, другими словами, «спаивают», «заклеивают».

Мы должны выключать из кровотока варикозные вены. В норме у здоровых людей кровь идет от стопы к сердцу, преодолевая силу притяжения благодаря клапанам в венах, которые смыкаются и не дают ей опуститься вниз. У людей с варикозом эти клапаны провисают, и, когда нагрузка на ноги увеличивается (вы стоите или сидите), кровь движется не вверх, а вниз, создавая избыточное давление. Поэтому эти вены не нужны организму. Они только портят общую картину. Раньше вены «вытягивали» через разрез, сегодня есть лазер, который снижает травму. Нам не нужно удалять вену — достаточно лишь ее «запаять».

В классической методике ЭВЛК используют для большой и малой подкожных вен. Чаще всего именно их неправильная работа приводит к появлению варикоза. Не представляет труда под контролем УЗИ запунктировать эту вену, ввести местную анестезию, направить лазерный световод и выполнить коагуляцию. Подчеркиваю, сегодня доктор все это делает под контролем УЗИ. Никаких спинальных или общих анестезий, только местное обезболивание. Без разреза. Все манипуляции над венами осуществляются через проколы.

До операции нужно сдать анализы, купить специальные компрессионные чулки (их нужно будет носить 2—4 недели после процедуры). Манипуляция со всеми приготовлениями, включая предоперационное УЗИ, длится не более часа. После этого пациент сам, на своих ногах, может идти домой. Более того, одна из рекомендаций после операции — пройтись час пешком прогулочным шагом. На следующий день — перевязка.

— Что такое минифлебэктомия и в каких случаях выбирают ее? 

— Минифлебэктомия — это удаление варикозных узлов через проколы. Обычно она дополняет лазерную коагуляцию и тоже выполняется под местной анестезией, без разрезов, без швов.

Лазерную коагуляцию можно дополнять минифлебэктомией, если узлы крупные и варикоз выраженный. Если они меньших размеров, то ЭВЛК можно дополнить склеротерапией — введением специального препарата, склерозанта, который заклеивает вены, и они со временем рассасываются и исчезают без удаления, без операции.

Иногда лазерную операцию можно выполнять изолированно — исправлять рефлюкс, то есть неправильный кровоток по стволовой вене. После этого избыточное давление в варикозных венах снижается, и через один-два-три-четыре месяца они уменьшаются в размерах. Сами. Без воздействия. Только потому, что устранили рефлюкс. В ряде случаев этого достаточно. Да, вены могут быть видны, но никакой опасности, никаких симптомов они уже не вызывают.

— Как выглядит восстановление после таких операций?

— Для ходьбы, ежедневных занятий, домашних дел, езды на машине пациент готов сразу после операции. Он не выпадает из жизни. Конечно, высокие спортивные нагрузки нужно отложить как минимум на семь дней, а дальше — по ситуации. Если работа предполагает большие физические нагрузки, например человек работает строителем, желательно взять отпуск на неделю-две. Главное — понимать: если пациент нагружает себя после такой операции, это не значит, что результат испортится. Нет. Просто нога может беспокоить: тянущий дискомфорт в голени, сравнимый с ощущением, когда на теле синяк. Вот и все. Не нужно класть прооперированную ногу на кровать, словно музейный экспонат, и избегать любого движения.

Лекарства после лазерной операции — это индивидуальный вопрос. Раньше антикоагулянты (препараты для разжижения крови) назначались всем поголовно. Но теперь исследования подтверждают: антикоагулянты нужны далеко не всем. Если человек в возрасте, имеет сопутствующие проблемы, например сердечные болезни или диабет, конечно, лучше назначить лекарства. Они принимаются короткий срок исключительно с профилактической целью — и на этом все.

Много говорят о венотониках, рекомендуя принимать их чуть ли не пожизненно, чтобы избежать рецидива. Здесь нужен индивидуальный подход. Чтобы подобрать препарат и срок лечения, лучше проконсультироваться со специалистом.

— Правда ли, что сами хирурги из-за своей работы — часами на ногах, в вертикальном положении — в зоне варикозного риска?

— Конечно. Статическая нагрузка, когда человек долго сидит или стоит, — один из факторов варикоза. Хирурги тоже в группе риска, как и парикмахеры, продавцы — все, кто работает на ногах. Когда операционные дни выдаются долгими и тяжелыми, появляются те самые симптомы, о которых мы рассказываем пациентам (улыбается. — Прим. Onlíner).

Мой способ борьбы с нагрузкой — это работа в удовольствие. Избавить человека от длительной проблемы, мучившей его порой десятилетиями, — особый вид радости. Иногда приезжают пациенты из районов, где никто не мог помочь с трофической язвой годами! Одна лазерная операция, язва заживает — и на этом все. Вот это для хирурга счастье! Ну а мой лучший антистресс — проводить время с семьей.


«Наверное, я бы никогда не узнала о варикозе, если бы не беременность»

Десять лет Елена Морозова, трэвел-блогер и кандидат филологических наук, жила с варикозом. Но этим летом благодаря успешной операции ее «сосудистый квест» наконец закончился.

— Все началось десять с лишним лет назад, когда я была беременна первым ребенком, Францем. Многие знают, что варикоз — наследственная болезнь. Но у моей мамы и бабушки не было абсолютно никаких проблем с венами, поэтому я была спокойна. Напрасно. Как выяснилось, наследственность может быть связана с дальним родственником, о существовании которого ты даже не знаешь. По крайней мере, так было в моем случае. Я ходила на консультацию в поликлинике, там терапевт рассказывала, что варикоз может проявляться синячками на голени, а я пропускала мимо ушей, — ну уж ко мне-то это точно не может относиться!

В один из дней беременности, ближе к концу срока, я заметила маленькие синячки у себя на правой ноге, в районе щиколотки, и решила, что это просто удар, случайная травма, скоро пройдет. Во время очередного визита в женскую консультацию терапевт огорошила: «Сто процентов варикоз!» Болезнь стала развиваться, вены проявлялись активнее, ведь во время беременности вес увеличивается. Наверное, я бы никогда и не узнала о слабости стенок своих сосудов, если бы не беременность.

Опасность при варикозе — в том, что может образоваться тромб. Потом тромб может оторваться и попасть, например, в легочную артерию, закупорить ее — и все. Поэтому обязательно нужно носить компрессионные чулки, чтобы кровь, которая застаивается внизу, шла вверх. Так восстанавливается нормальное кровообращение.

И вот представьте: жара, лето, а мне нужно носить плотные черные чулки. Это было проблемой. Нога немного болит, она тяжелая, но когда надеваешь чулок, уже нет боли. Зато в них невыносимо жарко. А еще чулки нужно надевать строго в горизонтальном положении — признаться, это достаточно сложно. Поначалу мне помогал муж, уже потом я приноровилась сама. Причем надевать нужно сразу после сна, не вставая с постели — это меняет режим дня, непонятно, когда мыться, приходится подстраиваться. А ночью обязательно нужно положить под ноги подушку, чтобы кровь не застаивалась. Постоянно живешь в мире, искусственно обустроенном для тебя, и это не самое приятное ощущение. Обычные люди живут и не представляют, какое это счастье — выйти с голыми ногами, надеть красивые колготки или просто почувствовать своей кожей ткань джинсов.

После родов мой варикоз продолжал прогрессировать. Одна нога внешне была больше другой. Вздутые вены просвечивались сквозь кожу. Конечно, меня это не устраивало. Я нашла очень авторитетного именитого доктора в частном медицинском центре, и он заверил меня, что единственный способ избавиться от моего варикоза — сделать операцию «по старинке»: разрезать ногу внизу и вверху и целиком вытянуть вену. При мысли о полостном вмешательстве мне стало не по себе. Я опросила знакомых, погуглила в интернете, и стало ясно, что после консервативной операции все очень часто возвращается в первоначальное состояние. То есть у меня на ноге будут два заметных шрама, а потом еще проблемы с венами вернутся? Так не лучше ли оставить ногу в покое? Естественно, я не захотела никакой операции.

Три года назад родилась моя дочь, Альдона. Я, уже наученная горьким опытом, продолжала носить компрессионные чулки во время второй беременности. Родила хорошо, естественным способом. Но заведующая отделением уже после родов устроила панику: «Боже мой, у вас такой варикоз! Вам вообще нельзя было самой рожать! Нужно оставить вас в больнице под наблюдением!» Тогда ситуация закончилась благополучно, я быстро выписалась домой, но это заставило меня задуматься: из-за варикоза могут случаться подобные социальные проблемы. Мне не хотелось повторения.

В конце концов я решилась на операцию. Попала к замечательному сосудистому хирургу Михаилу Александровичу Сысоеву. Он сказал, что ничего резать не нужно. В моем случае выполнить операцию лазером, конечно, сложновато, но возможно. Итак, в июле 2021-го мне сделали правостороннюю флебэктомию с использованием лазера.

Анализы перед операцией самые обычные — биохимия, общий анализ крови и т. д. В день «икс» мне нужно было прийти в назначенное время, взять с собой компрессионное белье. Операция проходит под местным обезболиванием. Я лежу полностью в сознании, а мое тело ниже пояса закрывают шторкой — наверное, чтобы не увидела пугающих медицинских подробностей (улыбается. — Прим. Onlíner). Правую ногу обкалывают местным анестетиком, и я вообще ее не чувствую. Хирург и его ассистент между собой разговаривают, смеются, даже показали мне вену, затронутую болезнью, — она похожа на сморщенного извилистого червяка. Здоровая же вена выглядит как ровная трубочка, скажем, для сока. Потом ногу заклеили пластырем и перебинтовали. Все длилось не больше часа. На перевязанную ногу сразу же натянули чулок и попросили меня побольше ходить. Помню, как после операции шла пешком до своего дома в районе площади Победы. По дороге заглянула в торговый центр и купила себе новое платье. Представила, как буду носить его без чертовых компрессионных чулок — и была очень довольна!

Первый раз я «вышла в свет» без чулок примерно через месяц, на день рождения друзей. Каждой клеточкой правой ноги чувствовала ткань одежды. Это было очень классное ощущение свободы!

Михаил Сысоев — уверенный опытный профессиональный доктор. Было видно, что очень-очень много пациентов прошло через его руки. Больше всего в таких докторах подкупает уверенность. Ты волнуешься, переспрашиваешь: «А может быть, вот так? А может быть, вены вылезут обратно?» — «Нет, так не будет. Нет, не вылезут». У него были уже сотни пациентов, и у всех все нормально.

Насколько я поняла, проблема в том, что многие врачи в Беларуси работают по старинке, не пользуются лазером. Поэтому я благодарна Михаилу Александровичу, ведь он выполнил далеко не стандартную, не рядовую операцию: не каждый сосудистый хирург рискнул бы «запаять» глубокую вену лазером. Он не побоялся, пошел новаторским методом. И все получилось! Я рада, что не сделала ту консервативную операцию с двумя шрамами и непонятным результатом. Сейчас мне нравятся мои ноги. Нет никаких проблем. Остались только маленькие красные кружочки, похожие на родинки. Но ведь после десяти лет с варикозом нога уже не восстановится на 100%. А 90% — это круто. Результат оказался даже лучше, чем я предполагала. В первую очередь мне было важно избавиться от боли и дискомфорта. Но и вопрос красоты тоже актуален (улыбается. — Прим. Onlíner).


Медицинский центр «Кравира» работает уже 20 лет. Здоровье превыше всего.

Спецпроект подготовлен при поддержке ОДО «Медицинский центр „Кравира“», УНП 101477932, лицензия М-4797 №02040/4797 выдана Министерством здравоохранения Республики Беларусь от 26.09.2007.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Владислав Борисевич, Александр Ружечка
Без комментариев