15 октября 2021 в 8:00
Автор: Дарья Спевак. Фото: из личного архива героев, gazeta.naftan.by

«Сдавать экзамены не хотелось, а в училище был конкурс аттестатов». Истории белорусов, которые окончили ПТУ и ссузы и счастливы

В Беларуси, как и в других постсоветских странах, наличие диплома о высшем образовании порой слишком переоценивается и иногда даже переходит в какой-то культ. «Вышка» в сознании людей зачастую приравнивается к успешности и счастью человека. В реальной жизни это не так, и мы решили показать это на примере наших героев. Большинство из них не поступали в вузы, а отучились в ПТУ и ссузах. А кто-то получил высшее образование, но оно не пригодилось. Эти люди работают по специальности, довольны жизнью и ни капли не пожалели о своем выборе.

Выбрал профессию слесаря вместо программиста

18-летний Андрей родом из Новополоцка. С августа этого года парень работает слесарем по КИПиА на заводе «Полимир».

— После окончания девяти классов у меня было два варианта: идти на специальность, по которой сейчас работаю, или на программиста. С последним как-то не сложилось: решил, что нужно высшее образование, а поступать хотел в колледж, — начинает Андрей. — А еще мне нравится ремонтировать всякую электронику, занимаюсь этим около пяти лет. Очень интересно разбираться в устройстве разного электрооборудования. Отец работает в этой сфере — это тоже повлияло.

В 2018 году, после окончания базовой школы, молодой человек поступил в Новополоцкий государственный политехнический колледж на ступень профтехобразования. Специальность называлась «аппаратчик газоразделения, аппаратчик полимеризации, слесарь по КИПиА».

К слову, Андрей окончил колледж с красным дипломом. Признается, что ради него пришлось потратить много сил и времени, но оно того стоило.

— С началом учебы у меня не отпало желание учиться там, куда поступил. Наоборот, появилась какая-то дополнительная мотивация развить эти навыки. Учиться было интересно, хотя иногда бывали моменты сильной усталости. Но это, думаю, у всех было. До конца не было однозначного решения идти работать аппаратчиком или слесарем, но в итоге выбрал второе — и ничуть не пожалел, — заглядывает вперед он.

Андрей говорит, что с поиском работы проблем не было: по распределению он сразу попал на местный завод «Полимир» (входит в ОАО «Нафтан»).

— Предложили место в цеху, который непосредственно занимается ремонтом и обслуживанием контрольно-измерительных приборов и автоматики — то есть то, что я и хотел. Попал в хороший коллектив, много что рассказали и показали на месте, это очень помогает, — говорит он.

Парень работает только третий месяц, но уверяет, что его все устраивает, желания переходить на другую работу нет.

— Есть возможность со временем получить более высокий разряд, стажироваться на другую профессию. То есть перспективы карьерного роста видны, — считает он.

А что с зарплатой? По словам Андрея, по меркам завода она небольшая, но ему, как молодому специалисту, хватает. Да и рабочее место находится в родном городе.

— Я получаю «чистыми» в районе 700 рублей. Конечно, хотелось бы больше, но надо получать более высокий разряд и нарабатывать стаж, — заключает парень.

«Все мои представления о будущей профессии разбивались вдребезги»

38-летняя минчанка Ольга с учетом учебы в ПТУ работает в кондитерском деле уже 20 лет. Поступала она после одиннадцатого класса, хотя в школе у нее был математико-экономический профиль. Кроме углубленного изучения математики, были экономика, менеджмент, английский для бизнеса.

— Большинство ребят, как и я, после одиннадцатого класса пошли поступать в БГЭУ. Я была очень уверена в своих силах, не готовилась с репетиторами и никаких курсов не проходила — со школьными знаниями шла поступать в Высшую школу туризма. К сожалению, в тот год мне не хватило полбалла, чтобы попасть на дневное бесплатное обучение. Я очень расстроилась, а финансовые возможности моей семьи в то время не позволяли идти учиться на платное. Заочку я не хотела, — вспоминает Ольга.

Тогда встал вопрос, куда идти учиться и что делать. Девушка выбирала между финансово-экономическим колледжем и ПТУ недалеко от дома.

— Лето, жарко, только со школьными экзаменами отстрелялась, устала… И сдавать еще какие-то экзамены не хотелось, а в 221-м ПТУ был конкурс аттестатов. У меня было 4,5 или 4,6 из 5. И я пошла поступать в ПТУ, — рассказывает она.

Ольга не думала о поварском деле или кондитерстве. Думала, что поступит на официантку, отучится год-два и все равно пойдет поступать на экономиста.

— А в ПТУ так интересно получилось. На меня посмотрели и сказали: какая из тебя официантка? Мол, у них все занято, понабирали красивых девочек — остаются места на поваров и кондитеров, — говорит минчанка. — Я к этой профессии никогда особо не приглядывалась, но, так как моя мама — инженер-технолог по хлебобулочным и кондитерским изделиям, я склонилась к кондитеру. Подумала: получу профессию, пусть она будет, но работать в ней не стану — пойду получать высшее образование и буду экономистом.

Ольга вспоминает, что в училище очень удивилась тому объему знаний, которые давали преподаватели: это казалось ей устаревшим.

— Да, давали классику, но не объясняли, что это база, от которой потом можно отталкиваться и создавать что-то новое, креативить. Там говорили, мол, мы должны знать это и это — все. Заставляли наизусть учить состав и вес пирожных, булочек и тортов — для меня это было диковато, до сих пор не понимаю, зачем это нужно, — улыбается женщина.

Уже через три недели после начала обучения в ПТУ началась бесплатная практика. Для Ольги это было шоком.

— Я не знаю, каким образом нас распределяли, но я попала в одно из самых ужасных мест. Сейчас этого предприятия не существует, но это был просто кошмар. Во-первых, «раздевалка» находилась в затхлом и обшарпанном подвальном помещении с крысами и тараканами. Все мои представления о будущей профессии разбивались вдребезги, — вспоминает она 2001 год.

В то время кондитерское искусство только начинало развиваться в Беларуси, а мама Ольги привозила из Европы фотографии красивых, аккуратных и необычных десертов — это сильно контрастировало с первым местом практики девушки.

— Когда я впервые зашла в цех, на глаза попались женщины в грязной форме. Тогда еще не было одноразовых кондитерских мешков — немного ополоснув, использовали одни и те же тканевые для разных начинок и теста. Грязно, липко — все настолько меня ранило, что я вообще не хотела быть кондитером и ходила на практику как на каторгу.

Но на втором курсе ее отправили на практику в другое место. Ольга говорит, что в тот раз ей уже повезло. Это тоже было госпредприятие, но более чистое и интересное в плане работы. А на последней (уже оплачиваемой) практике ее отправили в хороший ресторан.

— Это была отличная команда, и именно там я увидела, что моя профессия может быть чистой, аккуратной, красивой и вкусной. И тогда же я поняла, что я ресторанный работник, а не человек производства. Это не работа на конвейере, ты делаешь заготовки и успеваешь следить за чистотой, — объясняет Ольга.

Дальше она перешла работать в другой ресторан — там она хотела понять, нравится ли ей эта профессия. Два года Ольга проработала с крутым шеф-поваром.

После окончания ПТУ в 2003 году Ольга таки поступила в БГЭУ, но уже на заочное, потому что работала и почувствовала вкус взрослой жизни и собственных денег. Совмещать было сложно, поэтому все начало проседать — в университете осталась на второй год. Тогда она решила что-то поменять — и сменила работу: ушла на госпредприятие, чтобы все же спокойно окончить вуз.

— На госпредприятии я отработала шесть лет. В плане развития это был шаг назад, но это позволило мне спокойно учиться на экономиста. После окончания вуза я показала диплом в отделе кадров, но там отказали: такие сладкие места не достаются молоденьким девочкам, — вспоминает Ольга и говорит, что ее натура требовала развития.

Ей предложили работу в кафе, которое только открывалось в Минске. Ольга ушла с госпредприятия, и ей открылся, по ее словам, другой мир. Она ездила в зарубежные командировки и видела, «насколько профессия может быть захватывающей, даже если она монотонная». В этом кафе она проработала пять лет, потом из-за болезни взяла паузу. Это время использовала для переосмысления жизни: хотелось чего-то нового. Женщина нашла работу в одном из лучших ресторанов Минска и более трех лет наслаждалась тем, что делала. К сожалению, из-за пандемии проект закрылся.

— Но я получила грандиозный опыт, раскрылась в том русле, которое мне интересно, — рефлексирует женщина.

Красиво, вкусно, креативно, сочетание несочетаемого, улыбки гостей — Ольга называет пять вещей, за которые она любит профессию кондитера.

Сейчас она работает в маленькой кофейне, делает десерты на день с почасовой оплатой. Выходит от 900 до 1200 рублей. Но Ольга признается, что остро в деньгах на данный момент не нуждается, в первую очередь она получает наслаждение и ни разу не пожалела о выбранном пути. Экономическое образование ей так и не пригодилось.

«Электрик — универсальная специальность и база, с которой можно освоить несколько смежных профессий»

Сергею 34 года. В 2006-м он окончил ГПТУ в Жлобине по специальности «электрик». Туда он пошел учиться, потому что в маленьком городе выбора особо не было. Об учебе Сергей отзывается не очень хорошо, зато свою работу сильно полюбил.

— Сейчас понимаю, что все, чему там учили по профессии, настолько далеко от реальности, что без собственного энтузиазма ничего не узнаешь. Преподаватели просто читали программу. Только на производственной практике я понял, что нужно больше спрашивать и не стесняться: кто интересовался, тому сразу и помогали, — вспоминает мужчина.

Сразу после окончания колледжа Сергей обошел все предприятия Жлобина, но по специальности ничего не нашел. Говорит, что без опыта никто брать не хотел.

— Тогда я устроился грузчиком, отработал год и понял, что это зря потраченное время. Пошел на биржу труда, меня попросили принести справку об отработке после окончания учебы. Оказалось, что у меня еще остался год отработки по распределению — и меня взяли в мой колледж электриком, — улыбается он.

Это был 2007 год, и Сергей получал 380 тыс. рублей в месяц. После года работы, в 2008-м, во время отпуска он нашел вакансию электрика на стройке в Минске, где ему сразу же предложили 2 млн, а потом и больше.

— Поначалу не мог привыкнуть к таким суммам! — вспоминает мужчина. — Жилье дали, обед привозили на объект — 50% оплачивала фирма. Не ожидал, что все будет так быстро и легко.

После двух лет на стройке Сергей прописался в квартире у своей будущей жены, встал на учет в военкомат в Минске, и его на полтора года забрали в армию.

— Экономический кризис я пережил в армии, а по возвращении снова пошел на стройку, только уже на госпредприятие. Еще до армии освоил профессию арматурщика, поэтому с совмещением в 2012—2015 годах получал до 14 млн, — вспоминает он.

Также Сергей коротко перечисляет, почему не пожалел о выборе специальности.

— Если ты чем-то интересуешься, тебя одного не оставят, — считает он. — Электрик — очень универсальная специальность и база, с которой можно освоить несколько смежных профессий, и будет хороший бонус к зарплате. Сейчас у меня есть квартира — благодаря кредитам, конечно, но скоро погашу.

В настоящее время мужчина получает среднюю по стране зарплату и иногда подрабатывает.

«До распределения не знал, где находятся Ошмяны и Сморгонь»

28-летний Андрей Шерель вырос в деревне под Гродно, а в 16 лет переехал с родителями в областной центр. Парня всегда тянуло к техническим специальностям, и перед поступлением он выбирал из профессий, в которых можно достойно зарабатывать. Также Андрей никак не рассматривал переезд в другой город, поэтому выбор специальностей сужался до тех, которые предлагали ссузы в Гродно.

— В 2009 году, после девятого класса, я подал документы в Гродненский государственный политехнический колледж на специальность «Строительство дорог и транспортных объектов». Изначально хотел на ПГС (промышленно-гражданское строительство), но из-за того, что там годом ранее был большой конкурс, а я хотел поступить на бесплатное, не рискнул пойти туда. Правда, в итоге на строительство дорог конкурс оказался еще выше (почти 7 человек на место), но я все же прошел на бюджет, — рассказывает он.

Мужчина вспоминает, что с каждым годом учиться в колледже было все интереснее: становилось больше предметов по специальности и меньше общеобразовательных.

— Особенно нравились занятия, на которых преподавали приглашенные люди с производства — специалисты с предприятий, для которых лекции были лишь подработкой. Все-таки общение с такими людьми сильно контрастирует с теми, кто дает «чистую теорию», не объясняя, для чего нам это, — рассуждает Андрей. — С самого начала я был настроен работать в профессии, иной мысли даже не было. А еще надеялся, что смогу остаться в Гродно по распределению.

Один из способов остаться в родном городе — искать работу самостоятельно. Андрей вспоминает, как объезжал все дорожно-строительные организации в облцентре, но везде получил отказ.

— Еще я проходил преддипломную практику в ОАО «Мостострой», где вблизи увидел строительство большого моста через Неман. После этого я стал мечтать строить мосты (потом еще несколько лет жалел, что не поступил на строительство мостов), — улыбается мужчина. — В «Мостострое» меня даже хотели взять на работу: им был нужен молодой специалист. Но мне еще предстояла служба в армии, поэтому главный инженер сказал: «Не нужен нам человек, которого мы научим, а его в любой момент заберут на полтора года. Приходи после армии».

В итоге на распределении парню предложили выбрать между Ошмянами и Сморгонью. Андрей расстроился и наугад ткнул в Ошмяны — на тот момент он даже не знал, где находятся эти населенные пункты. Пошел работать в ДРСУ.

— Мне помогли с поиском жилья (комната у бабушки в двухкомнатной квартире), получил доплату на аренду, которая полностью покрывала расходы, — вспоминает он. — Жизнь в Ошмянах меня немного угнетала (многие, кто оказывался в нашей глубинке, должны меня понять), но работа нравилась. Меня назначили мастером по содержанию местных дорог. Я отвечал за половину дорог местного значения в Ошмянском районе — это около 250 километров, если память не изменяет. Огорчало только пьянство на работе. Как оказалось, там это укоренившаяся проблема: пили и старые мастера, и рабочие (иногда и вместе). Сколько там работал, столько пытался с этим бороться. Да что толку, если работать за такие гроши некому.

После двух лет отработки Андреем заинтересовался военкомат, и парень проработал по контракту в армии два года.

— Во время армии плавно подошел к тому, что все же надо уезжать из Беларуси. Выбор пал на Польшу: близость, знание польского, наличие карты поляка. Через интернет нашел работу, мне позвонили, рассказали, чем буду заниматься. Получилось сразу найти работу почти по специальности — ремонт мостов и водопропускных труб. В Польше как раз был бум трудовой миграции из Украины, и во многих фирмах искали руководителей со знанием языков. Так я и переехал, — вспоминает Андрей.

Мужчина живет в Польше около пяти лет. Последние три года он работает в крупном австрийском строительном концерне Strabag. Как и мечтал, занимается строительством мостов.

— Это нечто крутое, и я это люблю! С каждым годом я все лучше разбираюсь в этом, приятно чувствовать себя профессионалом в чем-то, — говорит он. — Еще мне нравятся условия и среда, в которой я работаю: интересные проекты, никакого пьянства и коррупции, общение с коллегами-инженерами, которые так же любят то, чем занимаются. Еще у меня есть служебный ноутбук, телефон и авто.

Сегодня зарплата Андрея — около 4200 злотых, или 2600 белорусских рублей (после вычета налогов и медстраховки).

— Это не много для такой работы, но я еще не подтвердил белорусский диплом, а это нострификация либо два года магистратуры заочно, чем я планирую заняться в ближайшие годы. Плюс в доходы я привык считать служебный автомобиль, абонемент на обслуживание в частном медцентре, обеды в ресторане на работе, — заключает белорус.

«Ни капли не сожалею о выборе профессии. Мне кажется, выбирала не я ее, а она меня»

23-летняя Анастасия училась в Минском государственном технологическом колледже. Перед этим она окончила школу в Молодечно и уже там получала два художественных образования: ходила в художественный класс и окончила школу искусств в родном городе.

— В седьмом и восьмом классах в школе я каждое утро делала себе прически и макияж — мне кажется, профессия нашла меня уже тогда, но на тот момент я этого не понимала, — вспоминает девушка. — Когда подошло время выбирать профессию, я знала, что мне нужно что-то творческое: просто сидеть за партой — это не мое. Я думала стать татуировщиком, но у нас как такового образования нет. На тот момент дочка знакомой-парикмахера уже оканчивала колледж, в который в итоге поступила и я. И когда мама предложила пойти на эту специальность, я сразу согласилась.

Поступала Анастасия в 2013 году, после девятого класса. Специальность называлась «Парикмахерское искусство и декоративная косметика».

В первые два года преподавали общеобразовательные предметы, а на третьем курсе уже появились профильные.

— Во время учебы у меня сразу начали получаться прически, по крайней мере это заметили преподаватель и сокурсники. На третьем курсе нас пригласили поехать на международный фестиваль красоты «Невские берега» в Санкт-Петербург. Я сразу согласилась и приступила к подготовке. Я понимала, что мне нужны будут деньги не только на саму поездку, но и для покупки инструментов для работы. Единственное, что я могла делать, — это прически, поэтому параллельно в течение трех-четырех месяцев я публиковала себя во «ВКонтакте» в группе по поиску моделей. Писала, что могу оказывать услуги стилиста за минимальную сумму и готовлюсь к конкурсу. Так у меня зародилась любовь к профессии и одновременно появились первые клиенты.

В этом конкурсе Анастасия участвовала как учащийся в трех номинациях. Она удивилась, когда взяла первое, второе и четвертое места — это был очень хороший результат. В следующем полугодии она участвовала как юниор и в трех номинациях получила четыре первых места. Еще через полгода поехала как мастер, соревновалась с преподавателями вузов и завоевала второе место.

— После этого от колледжа отправили письмо на получение президентской премии для обладателей наград. Через некоторое время я ее получила, мне выдали диплом, деньги, и теперь я вхожу в список одаренных детей Республики Беларусь, — рассказывает девушка.

Когда она окончила колледж, работала на себя и развивала страницу во «ВКонтакте».

— Но я понимала, что дополнительный заработок не помешает, и устроилась в салон к знакомой, которая также окончила наш колледж. Я постепенно развивала страницу во «ВКонтакте», а затем и в Instagram. Теперь я работаю на себя. Ни капли не жалею о выборе профессии: мне кажется, выбирала не я ее, а она меня. Я люблю свою работу за то, что можно бесконечно развиваться в профессии, за общение с людьми, за то, что график работы ты можешь подстраивать под себя, при этом твоя зарплата зависит от твоих усилий, а не от начальника.

В настоящее время Анастасия работает визажистом и стилистом, имеет стабильную зарплату. В свадебный сезон выходит в два-три раза больше, чем обычно, но конкретных сумм девушка не называет.

— Я всегда стремлюсь к большему и, возможно, в скором времени начну обучать других людей, — говорит она.

«Решил, что не буду поступать в университет: ради корочки снова придется проходить бюрократический ад»

Минчанину Вадиму 24 года, из них более пяти лет он трудится в IT. Более двух лет он работает iOS-разработчиком в швейцарско-британской компании Coople. Парень вспоминает, что еще в школьные годы ему нравились информатика, программирование на Pascal и компьютеры в целом.

— Я не хотел оставаться в школе на десятый-одиннадцатый классы и решил поступить в радиотехнический колледж. На сайте увидел специальность «техник-программист» на отделении программирования (сейчас оно называется «Отделение компьютерных технологий»). Во многом ожидания совпали с реальностью, — улыбается он.

Вадим поступил на бюджет в 2012 году. Пока учился, понимал, что будет работать программистом. По словам парня, колледж дал ему хорошую базу в программировании.

— Мне нравились практические задания, связанные именно с кодингом и операционными системами. Отдельная благодарность преподавателю, который вел у нас алгоритмизацию и программирование: его занятия лежат в основе моей карьеры и дальнейшего пути, — говорит Вадим. — Учиться в целом мне было по душе. Отталкивало оформление лабораторных, курсовых и диплома. Отступы, шрифты, куча бесполезной воды для подгонки под обязательный размер работы — все это раздражало и отнимало много сил. Из-за этого я решил, что не буду поступать в университет и получать высшее образование, ведь в моем понимании опыт работы важнее, чем корочка из университета, ради которой придется снова проходить учебный бюрократический ад.

Еще один плюс — в колледже парень познакомился со своей будущей женой, с которой он в браке уже пять лет. Но давайте не о романтике, а о суровой реальности.

— Я учился в бюджетной группе, и на последнем курсе встал вопрос распределения. Мне не хотелось попасть на два года на таможню или в департамент охраны (реальные варианты распределения в то время). Примерно тогда же у меня появился iPhone, и я очень хотел понять, как создаются приложения для iOS, и научиться их разрабатывать. В начале своего последнего учебного года я пошел на курсы iOS-разработки в Belhard. Мне повезло с преподавателем, который на старте обучения сказал, что позовет на собеседование в свою компанию, если мы будем хорошо учиться на курсах. Я понимал, что самостоятельно найти работу без опыта будет очень трудно, поэтому возможность пойти на первое собеседование после курсов стала огромной мотивацией. Собеседование я прошел успешно, а дальше все завертелось. Уже с опытом работы, бо́льшим пониманием того, как устроена индустрия, найти новое место работы было куда проще, — вспоминает он.

За это время Вадим успел сменить несколько компаний, найти для себя отличный коллектив и хорошего работодателя.

— В моей работе много интересных задач. Часто пробуешь что-то новое — например, перенести сборку приложений с физической машины в облако, сделать новую фишку в приложении, что-то оптимизировать или починить. К тому же до начала пандемии я успел дважды побывать в командировках в Лондоне, поработать в местном офисе нашей компании, познакомиться с коллегами вживую, посмотреть на мир. Это же работает и с другой стороны: наши европейские коллеги прилетали в Минск на хакатоны или большие встречи, где мы планировали задачи на квартал-полгода, — рассказывает парень.

 

Еще минчанина радуют наличие постоянной практики общения на английском, удобный рабочий график на удаленке и, конечно, доход.

— В моем случае это значительно больше, чем в среднем по индустрии, — говорит Вадим.

Если у вас есть интересная история, которой вы хотели бы поделиться, напишите нашему журналисту на почту ds@onliner.by.

Покупайте кофе выгодно в Каталоге Onlíner

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Дарья Спевак. Фото: из личного архива героев, gazeta.naftan.by
Без комментариев