839
23 июля 2020 в 8:00
Автор: Дарья Спевак. Фото: архив Onliner

Эксперимент. Как я сдавала ЦТ наугад и что из этого вышло

«ЦТ — это лотерея», — такая мысль твердо держится в моей голове с 2013 года. Тогда я пришла в универ и увидела сомнительную картину: люди с высокими баллами по тестированию на парах демонстрировали совсем не тот уровень знаний, что «натыкали» крестиками в клеточках. Спустя семь лет я поразмыслила: нельзя же формировать убеждение лишь по нескольким эпизодам — пришло время поставить эксперимент и дать системе шанс. Я благополучно зарегистрировалась на ЦТ и пошла сдавать его наугад. Сразу спойлер: пороговые баллы набрала — в пед или сельскохозяйственный вуз должны взять. Но обо всем по порядку.

Предметы выбираю по наитию: смотрю весь список — что откликается в душе, то и беру. Белорусский и русский языки люблю давно — выбираю. Биология? Хоть со школьных времен ничего не помню, но интересно. Следующим хотела выбрать китайский, но для его сдачи придется ходить в другой корпус. Далеко от дома, лень. Беру физику: в принципе, я в ней смыслю так же, как и в китайском (никак). Вот и набралось четыре предмета — это максимум, на который может зарегистрироваться один абитуриент.

Эксперимент

Мои экзамены проходят в главном корпусе БНТУ. В университетском дворике асфальт размечен линиями для дистанцирования. Абитуриенты топчутся и толпятся: молодым коронавирус не страшен. С крыльца вещает сотрудник университета: мол, становитесь по человеку на линию — хотя бы впереди.

«Как на расстрел!» — шутят абитуриенты. Все слушаются, в итоге у крыльца все красиво и безопасно, а у ворот собирается месиво. Сотрудник БНТУ напоминает о правилах: с собой нужны только паспорт, пропуск и черная гелевая ручка, а номер аудитории надо искать на стенде.

«Удачи вам, ребят! Не ниже восьмерки должно быть у каждого!» — подытоживает он и запускает вчерашних школьников и меня в корпус.

25 июня. Это первый день, сдаю белорусский язык. На входе в аудиторию висит дозатор с антисептиком, экзаменаторы в масках и перчатках, рассадка строго по правилам профилактики. Примерно треть абитуриентов пришли в масках и респираторах (на следующих экзаменах их будет все меньше и меньше).

11:00, начало тестирования. Нам раздают бланки ответов, а потом и задания. По белорусскому языку у меня 9-й вариант (по какой-то случайности он попадался мне три раза из четырех). Система такая: во всех заданиях части A (их 30) ставлю крестики на втором варианте ответа, клеточки в части B (здесь 10 заданий) заполняю тем, что помню (а помню немного, особенно в отношении правил).

Результат. В итоге ЦТ по белорусскому языку я сдала на 31 балл при пороговом 9. В части A у меня ни одного правильного ответа, но 4 частично верных, в части B — 8 правильных и один частично верный. Неверных ответов оказалось 27 из 40 (26 в части A и 1 в части B). Максимальное количество первичных баллов для тестирования по белорусскому языку — 80 (они равны 100 тестовым), у меня получился 21.

А как сдали другие? Средний балл ЦТ по белорусскому языку в этом году составил 53,26, в 2019-м — 51,41. В 2020-м гораздо больше «стобалльников» — 78 человек, год назад их было 42. Два человека показали нулевой результат.

27 июня. ЦТ по русскому языку. В этом году тестирование по математике и русскому языку провели в два дня: они самые посещаемые, а эпидемическая ситуация не айс. Такая разбивка вызвала много споров среди репетиторов и абитуриентов. Дело в том, что в первый день ЦТ по русскому языку выдавали с 1-го по 5-й варианты, во второй — с 6-го по 10-й. Как рассказал преподаватель математики и физики, соучредитель центра «100 баллов» Евгений Ливянт, задания с первого по пятый вариант были схожими с заданиями с шестого по десятый и отличались незначительно. На экзамене по математике это исправили и дали разные вариации. Но это уже другая история.

Я попала на второй день ЦТ по русскому языку и снова получила 9-й вариант. Моя методика решения проста: в части A ставлю крестики напротив ответов 1, 2, 3, в части B отвечаю по памяти, которую съели рутина и быт.

Результат. Русский язык поддался манипуляциям хуже, чем белорусский, — получилось набрать 24 балла при пороговых 9. Здесь тоже не вышло угадать ни одного ответа в части A, лишь частично верными стали 5 крестиков. В части B ситуация выглядит чуть лучше (но мы же помним, что я ее не совсем угадывала): 5 верных ответов и 1 частично правильный. Фейловыми оказались 29 ответов из 40 (25 в части A и 4 в части B). Самое большое количество первичных баллов по русскому — 80, у меня получилось набрать 16.

Средний балл среди сдававших ЦТ по этому предмету РИКЗ пока не объявил (год назад он был 52,34), но известно, что 27 абитуриентов получили «соточки» (36 в 2019 году), а 19 человек показали нулевой результат (в прошлом году 17).

4 июля я пришла на ЦТ по биологии. Охранники на входе в БНТУ спрашивают, где позитивный настрой, и желают удачи. Ни то, ни другое мне не нужно. Приятно идти на экзамен с легкой душой и без всякого волнения: все-таки от результата не зависит моя дальнейшая судьба. В тесте по биологии попался 1-й вариант (всего их было два, а не десять, кстати). Если в задании по языкам может быть хоть один, хоть три или пять правильных ответов, с естественными и точными науками чуть проще: в каждой графе можно поставить только один крестик. В части A отмечаю все первые варианты, в части B пишу наугад, ибо школьная программа по биологии в моей жизни стала синонимом слова «амнезия».

Результат. С моей нехитрой методикой удалось заполучить 24 балла, порог по биологии — 19. Предсказуемо посчастливилось угадать ответы только в части A — 8 правильных. В части B 1 ответ оказался частично верным (там нужно было цифрами указать какую-то последовательность — ответила 123). Неправильным стал 41 ответ из 50 (30 в части A и 11 в части B). Максимальное количество первичных баллов по биологии равно 62, у меня получилось 9.

В прошлом году средний балл по биологии составил 51,78, нынешний пока не объявлен. В этом году 100 баллов набрали 55 абитуриентов, в прошлом таких было 43. Нулевой результат показали трое.

10 июля. Мой последний экзамен — физика. Зашла в аудиторию и подумала, что попала на школьную олимпиаду: уж очень много ребят, которым на вид лет 13—15. Говорят, это олимпиадники, которые хотят проверить свои знания.

Мне снова попадается любимый 9-й вариант. Если на предыдущих ЦТ я из интереса читала задания, то здесь это было бессмысленно и беспощадно: все 11 школьных лет я не любила и не понимала физику от слова «вообще». В части A решила поиграть в «елочку» — ставила крестики таким образом: 1, 2, 3, 4, 5, 4, 3, 2, 1… По части B все же пришлось пробежаться глазами, чтобы вписать хоть что-то. Собрав в кучу остатки микромозга, в задачах проводила манипуляции с данными — просто арифметическими действиями.

Результат удивил. По физике, которую я знаю, как любой новорожденный, удалось заработать 39 баллов (!!!). Пороговое значение — 19. Правильными стали 4 ответа из части A и (внимание!) 1 из части B. Это была какая-то задача, ответ нужно было записать числом. Свершилось чудо, иначе не назовешь. Частично правильных ответов по физике в этом году не предусмотрено, неверными оказались 32 (20 в части A и 12 в части B). Наибольшее количество первичных баллов — 44, у меня вышло 6. По сей день не могу отойти от мысли, что я будущий Шелдон Купер.

В этому году 100 баллов по физике получили только три абитуриента (в 2019-м их было 15). Нулевой результат показали 19 человек (в прошлом году — 15). Средний балл этого года неизвестен, но год назад он составлял 51,08.

Как работает новая система подсчета баллов и сколько бы у меня вышло при старой?

Проанализировать новую систему подсчета баллов (она введена в прошлом году) нам помогает Евгений Ливянт, преподаватель математики и физики, соучредитель центра «100 баллов». Напомним, при новой системе стали учитываться частично правильные ответы, для подсчета баллов используется специальная методика, в основу которой положен метод преобразования распределения частот первичных баллов к нормальному распределению. При выполнении теста абитуриенты набирают первичные баллы — это сумма баллов за каждое верное или частично верно выполненное задание. После определения первичных баллов, набранных абитуриентами, каждому возможному значению первичного балла в автоматическом режиме ставится в соответствие тестовый балл на нормализованной шкале.

Обоснование такое: в прошлом году директор РИКЗ Юрий Миксюк рассказывал, что «методика работает четко, она закрыта от внешнего вмешательства».

— Старая система была процентной. Тогда абитуриент мог на легких вопросах набрать от 30 до 80 баллов. Сегодня абитуриент, у которого больше первичных баллов, обязательно получит больше тестовых (директор РИКЗ утверждал, что по новой системе на ЦТ оценивается полнота знаний, в том числе благодаря введению частично правильных ответов. — Прим. Onliner). Если абитуриент за определенное время не набирает баллов и не решает заданий, это либо пробелы в знаниях, либо недостаточный их объем, которого не хватило, чтобы справиться за предоставленное время.

Абитуриенты поступили в колледжи с баллами, которые не снились некоторым вузам

Также Юрий Миксюк подтвердил, что «проблема угадывания существует», но ее сводят к минимуму. Правда, он не рассказал, как это делается. Говорит, новая методика никак не повлияла на угадывания — параметры остаются прежними. Уменьшить процент счастливчиков, как считает директор РИКЗ, можно благодаря повышению пороговых значений ЦТ.

— Люди, которые набирают по 20 баллов на ЦТ (аналог 2 баллов в школе), не должны учиться в вузах, — сказал спикер.

Репетитор Евгений Ливянт считает, что новая система подсчета не очень правильная, но все-таки понятная. Однако оказалось, что в этом году ЦТ рассчитывалось по какой-то другой схеме, в отличие от всех этапов репетиционного тестирования. По словам Ливянта, результаты ЦТ его учеников отличались от итогов РТ.

С наибольшей вероятностью подсчет баллов производится довольно сложным образом, этот механизм просчитала экономист Ирина Ковальчук. Если в двух словах, то репетиционное тестирование рассчитывалось по первичным баллам, установленным в прошлом году, а централизованное — по свежим. В части A за правильный ответ (на задание любой сложности) дается один балл, в части B — два. На примере математики и физики: в части A — 20 заданий (можно набрать 20 первичных баллов), в B — 12 (соответственно, 24 первичных балла). Итого получается 44 первичных балла, что равно 100 тестовым.

— Это единственное, что можно гарантированно просчитать. Все остальное пересчитывается в 100-балльную шкалу по принципу так, чтобы средний балл всех результатов был чуть выше 50. Заранее эту шкалу опубликовать нельзя, потому что тогда необязательно средний балл будет выше 50. Они проверили, посчитали первичные баллы, а потом подгоняют таблицу таким образом, чтобы средний балл был 50—54. Поэтому шкала перевода первичных баллов в тестовые будет меняться каждый год перед публикацией результатов ЦТ, — считает Евгений Ливянт. По его словам, при новой системе все равно проигрывают лучшие ученики, которые усердно готовились к экзаменам.

Почему? Тот, кто набрал 22 первичных балла (то есть половину из возможных), получит 69 тестовых из 100, за 10 первичных баллов из 44 — 52 тестовых из 100. Логика немного рушится. Подтверждает это и мой пример с физикой: за 6 первичных баллов из 44 я получила 39 тестовых из 100.

— По теории вероятности 4 балла можно набрать методом тыка. То есть всего в части A 20 задач, на каждую по пять вариантов ответов. Задание из части B вы угадали каким-то чудом! У вас, наверное, фантастическая интуиция, — говорит Евгений Ливянт. — По старой системе оценивания вы бы получили в районе 15 баллов, а так у вас вышло 39.

Абитуриенты рассказывают, как получили 100 баллов на ЦТ

Самое неприятное, по мнению репетитора, что новая система непредсказуема: сложно ожидать, какой результат ты получишь при решении тех или иных заданий.

— Молодой человек вступает в жизнь, а ему показали пример неуважительного отношения. Что ему гарантировали? Что все задания будут соответствовать школьной программе и в какой-то степени третьему этапу РТ. Но молодые люди увидели обратное. В этом году количество учеников, которые сдавали ЦТ, на 16% меньше, чем в прошлом. Демографическая картина при этом сильно не менялась — снизилась на 1—2%. Главная причина — наши ребята уже поступили в Россию и Польшу. Это я говорю по своему опыту и опыту моих коллег, которые готовили абитуриентов к ЦТ, — рассказывает репетитор.

Евгений Ливянт уверен: в то время как ЦТ у нас только появилось, оно было на порядок лучше российского ЕГЭ и украинского ВНО. А сейчас, считает преподаватель, мы отстаем от России и Украины, как «Запорожец» от Mercedes.

Старая система подсчета баллов, отмечает Ливянт, тоже ему не нравилась, потому что была непонятной: если она даже десять раз справедливая, но непонятная, все будут подозревать какой-то подвох.

— Сначала новая система нашла положительный отклик среди коллег, родителей и учеников. Изначально говорилось, что каждому заданию будет присвоено некое количество баллов и что в сумме будет получаться 100. И все сказали: отлично! Это правильно, что ученик будет знать, что за задачу A1 он получит, скажем, 0,5 балла, за A5—A8 — по 1 баллу, за другие, допустим, по 1,5 балла, за B12 — Гран-при — 7 баллов и так далее. Но суть будет понятна: чем сложнее задача, тем больше баллов за нее можно получить. Так же считается на олимпиадах, например. В моем понимании система образования должна быть справедливой, — считает он.

Однако сейчас предсказать количество баллов за то или иное задание нельзя: их мы узнаем только после оглашения результатов тестирования.

Истории тех, кому не хватило баллов для поступления даже на платную форму

Тем не менее преподаватель считает, что ЦТ — это то, чем может гордиться наша система образования. До начала 2003 года на вступительных экзаменах была коррупция. Об этом говорил и президент страны Лукашенко.

— Тотальная коррупция на вступительных экзаменах началась в конце 1980-х и продлилась до начала 2000-х. Оказалось, это можно исправить. И ЦТ было большим достижением, но я боюсь, что это достижение уничтожат: ломать не строить. Преподаватели жутко боятся, если форма экзаменов изменится. То есть ты готовишь ученика к соревнованию, но заранее знаешь, что оно будет нечестным, — подытоживает Евгений Ливянт.

Помечтаем. Куда я могу поступить со своими баллами?

А теперь самое интересное. Что мне делать со своими баллами и какой вуз сможет принять меня на бесплатное обучение? В качестве примера рассмотрим вариант с тремя сертификатами ЦТ плюс средний балл школьного аттестата. Итоговая сумма баллов у меня такая: 31 (белорусский язык) + 24 (биология) + 39 (физика) + 82 (аттестат) = 176. Не будем останавливаться на наборе предметов и засчитаем эту сумму как универсальную: вдруг с таким же успехом я набрала бы 24 балла по математике, химии или китайскому языку — теория вероятности не отрицает такого исхода событий. Дальше смотрим проходные баллы на некоторые специальности вузов за прошлый год и останавливаемся на подходящих.

БГУИР. С такой суммой баллов можно влезть на бюджет на инженера по инфокоммуникациям: проходной балл прошлого года — 170. Правда, здесь нужны сертификаты ЦТ по языку, физике и математике, но мы же условились не брать предметы в расчет.

БНТУ в прошлом году принимал на автотракторный факультет будущих дизайнеров гусеничных и колесных машин с 109,3 балла.

Что стало с ребятами, которые набрали минимальный балл на ЦТ десять лет назад

БелГУТ. Гомельский универ должен встретить меня с распростертыми объятиями на военно-транспортном факультете и выучить на специалиста по управлению, инженера путей сообщения — строителя. В прошлом году попасть сюда на бюджет можно было с 159 баллами. Этот же вуз год назад принял студентов с моим баллом (176) на управление подразделениями транспортных войск, восстановление и строительство искусственных сооружений.

БрГУ манит специальностью «Мелиорация и водное хозяйство». Чтобы поступить на инженера, в 2019-м нужно было набрать 151 балл.

Могилевский университет имени Кулешова открывает для моей суммы баллов преподавательский путь: в прошлом году на преподавателя физики и информатики брали с 146 баллами. И это бюджет.

Поступить на эколога и инженера по охране окружающей среды в Могилевский государственный университет продовольствия год назад можно было с 156 баллами, на инженера-механика машин и аппаратов пищевых производств — с 159, на инженера-механика низкотемпературной техники (холодильников и кондиционеров) — с 172.

Пройти на специалиста по управлению танковыми подразделениями и инженера в Военную академию можно было с 170 баллами.

Мозырский педуниверситет имени Шамякина открывает для меня две возможности. В прошлом году на учителя информатики и математики поступил абитуриент, набравший в сумме 147 баллов, на педагога-инженера в строительстве — 164.

ГГУ имени Скорины в том году брал на бесплатную заочку будущих инженеров лесного хозяйства, которые набрали от 157 баллов.

Поступить на юриста на факультет милиции Могилевского института МВД в прошлом году можно было, набрав 175 баллов.

«Пригодился ли мне диплом при трудоустройстве? Вообще нет!» Истории тех, кто брал кредиты для учебы в белорусских вузах

Год назад в Гродненский государственный аграрный университет брали с 107 баллами на агронома, с 138 — на агрохимика, с 104 — на зоотехника.

Двери сельхозакадемии в Горках (БГСХА) почти всегда открыты для таких, как я. С баллом 176 и меньше можно было поступить на агрономию (60), селекцию и семеноводство (103), агрохимию и почвоведение (76), защиту растений и карантин (115), плодоовощеводство (79), зоотехнию (63), птицеводство (110), промышленное рыбоводство (140) и многое другое.

«ЦТ — это лотерея», — снова вертится в голове. Но пусть я буду неправа.

логическая/экономическая/карточная, жанр: стратегическая, количество игроков: 3–7, возраст: 10 лет, партия 30–45 мин

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дарья Спевак. Фото: архив Onliner
Без комментариев