482
09 ноября 2018 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка
«На собеседованиях восклицали: „Как вы будете общаться с заказчиками?!“» Наладчик бросил завод и стал топ-менеджером

После окончания Минского политехнического колледжа 19-летний Дима пошел работать на завод наладчиком оборудования. Поначалу ему нравилось, платили более-менее, но через три года работа стала скучной и неинтересной, а парню хотелось большего. Историю заводчанина, который рискнул и дорос до высокой должности, читайте в нашем материале.

Дмитрий Гаврашко родом из Минска. Парень вырос в обычной семье и сразу же после школы поступил в колледж на специальность «Технология машиностроения».

— После колледжа была работа на заводе. Пришел, меня поставили перед выбором: или за стабильных 800 рублей работать на сборке, или же три месяца поучиться с окладом около $100, но затем стать наладчиком контрольно-измерительных приборов и автоматики. Там и зарплата уже повыше, и работа попроще. В общем, я согласился на второй вариант. Его выбрали еще пятеро ребят.

Дмитрий поставил цель — быть лучшим из группы — и через несколько месяцев смог сдать экзамен на самый высокий разряд среди всех учеников — четвертый. Его поставили обслуживать систему сбыта: на заводе была автоматизирована отгрузка. В обязанности молодого человека входило обеспечивать бесперебойную работу конвейера.

— Я вообще люблю изучать что-то новое, и мне нравятся вызовы, — объясняет он. — Ставил себе различные цели, например месяц проработать без сбоев, и старался их выполнять.

Постепенно работа превратилась в рутину. Парень изучил все, что мог, чинить было особенно нечего, и Дмитрию стало неинтересно быть наладчиком.

— Пошел к руководству, сказал, что хочу быть руководителем, — вспоминает он. — Мне ответили: «Поступи в вуз — повысим». Я воспринял эти слова как очередной вызов. Поступил в Институт парламентаризма и предпринимательства на специальность «Бизнес-администрирование». Приношу справку о зачислении, а мне говорят, что повышают только после третьего курса. После третьего курса я снова услышал отказ.

Несмотря на отказы, парень решил не сдаваться. Именно в тот момент он понял: его стихия — это работа с людьми, переговоры и продажи. Поэтому стал подыскивать себе другое место.

«Сходил на 50 собеседований — не взяли нигде»

— У меня есть небольшая особенность: я заикаюсь. Поэтому на первых собеседованиях мне отказывали постоянно, — смущается парень. — Работодатели восклицали: «Как вы будете общаться с топовыми заказчиками?!» Никакой толерантности к заикающимся.

Я сходил, наверное, на 50 собеседований (искал управленческие позиции). Не взяли нигде: кто-то сразу говорил нет, кто-то просто не перезванивал, кто-то уклонялся от ответа.

Тогда парень отправился к логопеду. Но занятия в бесплатных группах при поликлиниках как раз закончились, а новых ждать было долго. Дмитрий решил заниматься платно. Два месяца работы со специалистом, особые речевые упражнения — ситуация улучшилась, но полностью избавиться от дефекта речи он так и не смог.

— Это все равно был большой прогресс: я заикаюсь намного меньше, чем тогда, — качает головой парень. — В детстве на каких-то сильных специалистов у родителей не было денег, да и с логопедом я занимался эпизодически. Конечно, сильно комплексовал.

Стоишь в банке и думаешь, что сказать, как сказать. Подходит твоя очередь, а ты словно онемел. В маршрутке точно так же, руки потеют, сердце колотится, еле выдавливаешь из себя: «На следующей, пожалуйста». Занятия придали уверенности в себе и помогли не бояться разговаривать в общественных местах.

Несмотря на то что заикание не прошло, Дмитрий продолжил поиски работы, о которой мечтал. Он разослал резюме в компании, поставлявшие на завод оборудование, которое он обслуживал.

— В итоге нашлась одна дочерняя компания, которая взяла меня на работу техником, — говорит он. — Да, не продажи, но это было и неплохо. Выезжаешь на заказ, приходится не только делать свою непосредственную работу, но и общаться с заказчиками, участвовать в тендерах и так далее. Это был хороший опыт.

Через полтора года из компании ушел директор. Дмитрий подумал: а почему бы не предложить свою кандидатуру на освободившееся место? Неожиданно руководство одобрило его инициативу. Заикание не стало проблемой. Это был успех.

— В книге психолога Тарасова я прочитал, что с заикающимися людьми меньше спорят, быстрее соглашаются и больше уважают, так как считают: раз человек преодолел себя и пришел, несмотря на дефект речи, — это уже подвиг, — объясняет Дмитрий.

«Парень, ты заикаешься, как ты с людьми будешь работать?»

Белорусские экономические кризисы не обошли стороной и новоиспеченного директора. В итоге через полтора года дочка ушла в минус.

— У нас с директором головной компании были договоренности, чтобы мы отдавали заказы им, — объясняет парень. — Политика была простая: чем быстрее головная компания выберется из кризиса, тем легче будет дочерней. Но не срослось — и головная компания оказалась без денег, и наша. Руководство обвинило меня. Бухгалтер написала в налоговую письмо-приложение к отчету о прибылях и убытках, в котором указала, что причина кризиса — неопытность директора.

— Мы разошлись в октябре 2015 года. Я ушел искать себя, благо были сбережения, и это давало мне время подумать, — вспоминает Дмитрий. — Хотя было очень много предложений по технической специальности: обслуживание вакуумных насосов, подъемных кранов и так далее, причем не только в Беларуси, но и за рубеж можно было ехать. Но я сказал, что не мое, мое — это работа с людьми. В тот период я просто посещал различные коммуникативные мероприятия. Стал ходить в клуб управленческих поединков, принимал участие в проекте «Нужные связи» и так далее. В общем, знакомился с людьми, заводил полезные связи.

Уже через пару недель на одном из таких мероприятий Дмитрий встретил друга детства. Тот как раз пришел управляющим в одну из крупных компаний по продаже билетов онлайн. Завязался разговор, и выяснилось, что в компании есть две вакансии: менеджер по корпоративным продажам и специалист по работе с конфликтными клиентами в кол-центре.

— Специалисту по корпоративным продажам предлагали оплату в зависимости от результата, — объясняет Дмитрий. — Была обозначена сумма, на которую нужно было выйти. После достижения этого показателя я бы зарабатывал оклад и процент. До этого момента моим заработком был только процент. Я рискнул и согласился.

Попутно Дмитрий прикинул, что работа с конфликтными клиентами — это вызов себе, и предложил подрабатывать в кол-центре.

— Но начальник мне сразу отказал: «Парень, ты заикаешься, как ты с людьми будешь работать?» — рассказывает минчанин. — Но так вышло, что человек, которого взяли вместо меня, на работу не пришел, и мне дали шанс попробовать.

— Это помогло мне узнать компанию изнутри, увидеть, с чем сталкиваются клиенты, какие есть проблемы и так далее, — говорит он. — Да, попадались сложные клиенты. Но плюс заикания в том, что ты больше слушаешь, чем говоришь. Некоторым людям, оказывается, нужно просто выговориться — вот они выговаривались. А потом разговор переходил в конструктивное русло.

Довольно долго парень с 9:00 до 18:00 работал с корпоративными клиентами, а вечерами (по графику два через два) натаскивал речь в кол-центре. Семьи и детей у Дмитрия на тот момент не было, и он с головой окунулся в работу. Зарплата первое время была не особенно большой. Дмитрия выручали накопления и то, что не приходилось снимать жилье.

Через полгода его уже назначили начальником отдела продаж, а спустя год и два месяца — заместителем директора. Сейчас в его основные обязанности входит работа с нестандартными проектами.

— Я продолжаю ходить в клуб управленческих поединков. Это место, где люди учатся искусству переговоров. Создается конфликтная ситуация, и ее нужно разрешить за четыре минуты, в экспресс-варианте — за минуту, — объясняет он. — Мы даже на соревнования ездим.

Часто оппоненты впадают в ступор, когда я начинаю разговаривать. Человек думает: вот, блин, человек с дефектом речи полез в переговоры. А я использую этот ступор как преимущество.

Кроме того, Дмитрий решил организовать занятия для заикающихся, где будут работать логопед и психолог, а он сам будет делиться опытом.

«Работать на себя — это не значит просто открыть бизнес, это значит сегодня быть лучше, чем вчера»

— За все время поиска работы я вывел для себя несколько правил, — говорит Дмитрий. — Во-первых, очень важно слушать работодателей. К примеру, наниматель говорит кандидату: мол, поднатаскайся в этом и в этом, а через месяц приходи, тогда и работа тебе будет, и оклад. Что люди делают? Правильно, не приходят. Идут по пути меньшего сопротивления.

Во-вторых, нужно спокойно относиться к критике. Возьмем мою ситуацию. Мне говорят: «Знаете, вам бы следовало поработать над речью». Как я могу поступить? Могу сказать: «Сам дурак», — и уйти. Или: «Как вы могли, я пришел, преодолел себя». Я же на такие замечания парировал: «Да-да, я занимаюсь у логопеда, результат не заставит себя долго ждать».

В-третьих, как ни банально, надо учиться. Ведь что значит работать на себя? Это значит не просто открыть бизнес, не просто зарабатывать, а значит сегодня быть лучше, чем вчера. Прочитал сегодня на 10 страниц больше, чем вчера, освоил приемы контекстной рекламы — уже лучше, чем вчера, уже бо́льшая ценность на рынке труда.

В-четвертых, не бежать за окладом. У меня был выбор: 800 рублей сразу или три месяца по $100 и лучшая зарплата потом. Многие выбирают 800, но сразу и не готовы чем-то пожертвовать сейчас, чтобы завтра было лучше.

В-пятых, рисковать и искать себя. Сейчас у моей жены примерно такой же период поиска, что был и у меня. И я поддерживаю ее в этом (на данный момент мы работаем вместе и развиваем свой бизнес, уже запустили фестиваль красоты, на подходе еще несколько проектов).


А как устраивались на работу вы, дорогие читатели? Может быть, столкнулись с трудностями или несправедливостью? Либо же, напротив, легко и быстро отыскали хорошее место? Присылайте свои истории на za@onliner.by. Составим реальную картину рынка труда в стране!

Вакансии на «Барахолке» Onliner

Читайте также:

Больше историй о трудоустройстве простых белорусов читайте по ссылке.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. sk@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка