«А вы не трогайте меня!» Репортаж с концерта группы «Краски» в белорусской глубинке. Или это была не группа «Краски»?
333
20 мая 2018 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Анна Иванова
«А вы не трогайте меня!» Репортаж с концерта группы «Краски» в белорусской глубинке. Или это была не группа «Краски»?

Сегодня мы совершим увлекательное путешествие в страну Динозаврию. Там остервенело делят шкуру полуживого существа и попутно пытаются его реанимировать. Получается так себе. Если услышите, что по Беларуси катается ненастоящий состав группы «Краски», не поддавайтесь: мы и сами не особо понимаем, какой состав настоящий и что вообще происходит. Но попытались разобраться — подробности в захватывающем детективе про «Ты уже взрослый», новогрудскую дискотеку 90-х, идеологов, певиц и настоящих продюсеров. 

«Краски» едут в Новогрудок

В темном зале новогрудского дома культуры занято чуть больше половины мест. На сцену выходит рослая субтильная девушка. На ней высокие кожаные сапоги на внушительной шпильке, обтягивающие худые ноги белые штаны с лампасами и пестрый корсет, который впивается в грудную клетку. Девушка поет песню «Сегодня к маме я приехала домой», ее написали, когда Марине было 14 лет.

29-летняя Марина Киреева работает под минус и выплевывает в публику мучительную боль строчек «Мамочка, что с нами будет?». Задние ряды срываются со своих мест и начинают сдержанные танцы, безымянный культработник несет артистке букет белых роз — та принимает цветы сдержанно и даже властно.

Сегодня в Новогрудке «Дискотека 90-х» — в город приехал вокалист второго состава группы «Премьер-министр» Василий Киреев и его жена Марина Киреева. Она указана на афише как группа «Краски» и олицетворяет всю ту назойливую попсу, которая кружила у каждого постсоветского уха в нулевых.

Семейная пара и их менеджмент заработают за сегодня примерно 1500 рублей: на концерт продано 174 билета по 10 рублей, 10 процентов они должны будут отдать за аренду дома культуры, еще 5 процентов будет перечислено в Национальный центр защиты интеллектуальной собственности. В общем, на четверых получится примерно $700, умножаем эту цифру на десять (столько концертов в туре по Беларуси) и получаем 14 заветных «по 500» за треть месяца работы.

Сейчас важные и сосредоточенные жители Новогрудка сдержанно реагируют на строчки, мучительным флэшбеком посылающие их во времена, когда деревья были большими, а контрафактные аудиокассеты дарили пропуск в дивный мир русскоязычной попсы. «Но ты уже взрослый…» — постанывает в микрофон Марина Киреева во время песни про старшего брата и подкрепляет трагедию становления личности динамикой телодвижений откуда-то из передач Натальи Новожиловой.

— Кто придумал эти каблуки? — сквозь одышку жалуется Марина в перерыве между композициями. — Хочется их снять и оторваться как следует, но это же некрасиво и негигиенично.

После концерта взбудораженный зритель будет признаваться в любви к группе «Премьер-министр» и особенно отмечать их песню «Синий иней», который предсказуемо лег на провода. Еще отметят вокальные данные Марины Киреевой. В общем, вечер прошел не зря. Человек заплатил деньги, культурно обогатился и ушел домой — дремать в угаре повседневности маленького районного центра.

Спокойны все, кроме Алексея Воронова — именно благодаря ему мы полтора часа терпели атаку морщинистой поп-музыки на упругую барабанную перепонку. Автор песен группы «Краски» считает, что по Беларуси гастролируют самозванцы, которые не имеют никакого отношению к его проекту.

— Будьте с ними осторожны, — предупреждает он из Калифорнии, где живет уже больше десяти лет. — Это мошенники, и документы у них поддельные. Они не имеют права называться группой «Краски» и давать концерты под этим брендом, исполняя мои песни!

Алексей рассказывает, что подал на Марину Кирееву в суд в Саранске (там девушка зарегистрирована), и сейчас длится бесконечная тяжба, в которой слишком много нюансов и хитросплетений.

— Схема такая: я, например, делаю юридическое лицо и якобы заключаю с правообладателем договор, в котором ставлю поддельную его подпись. Потом передаю все права от имени юрлица на использование песен артисту, записываю с ним альбом, провожу презентацию и быстро ликвидирую юрлицо. После этого артист всем показывает документы о передаче ему прав и ссылки на презентацию: посмотрите, вот я — участница группы, — Алексей сбивчиво и эмоционально по WhatsApp пересказывает свое видение ситуации.


В нулевых это был видный человек в белорусской поп-индустрии. Автор всех хитов группы «Краски», человек со своей студией, что называется, бомбил. Проблемы начались в 2006 году, когда группа рассталась со своим лицом Оксаной Ковалевской — той самой девочкой в короткой юбочке и с голосом оператора службы поддержки. С тех пор менялись вокалистки, записывались альбомы, но оригинальный состав принято измерять в Ковалевских. Спустя некоторое время Воронов и его жена (по стечению обстоятельств Оксана Ковалевская) переехали в США, но вскоре развелись, и Оксана вернулась в родные Смиловичи, а Алексей обосновался за океаном. Солистки группы «Краски» менялись и меняются регулярно: на странице группы в Wikipedia четыре девушки, но там явно указаны не все: с официального сайта группы на мрачную действительность смотрит Даша Субботина.

Спасибо, Мытищи. Завтра #орехово_зуево #ореховозуево #краски #группакраски #kraski #gruppakraski

Публикация от Группа Краски (@gruppakraski)

Сейчас она выступает в составе, который Алексей Воронов, по всей видимости, считает настоящим. Впрочем, не совсем понятно, сколько еще продержится Даша в качестве лица коллектива: судя по всему, Алексей вместе со старой командой всерьез решил возродить оригинальный состав, начать масштабный «чес» и даже записать новый альбом. Но для этого нужно избавиться от всех других групп «Краски», а здесь возникают проблемы.



«На нас уже в Ганцевичах милицию натравили!»

За два часа до концерта мы сидим в кабинете главного идеолога Новогрудка и изучаем разрешение на проведение концерта. Женщина заметно взволнована и с разных ракурсов фотографирует журналистское удостоверение. Ее помощник листает бумаги, по которым все сходится. Вот белорусский организатор — «ипэшник» Дроздов, вот все необходимые документы.

— Понимаете, у нас мероприятие называется «Дискотека 90-х», — объясняет начальник отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Новогрудского райисполкома Марина Шабанович. — А там выступают участник группы «Премьер-министр» Василий Киреев и бывшая участница группы «Краски» Марина Киреева. 

Изучаем афишу: на ней действительно есть надпись «Дискотека 90-х» и указан участник группы «Премьер-министр» Василий Киреев. Но на второй позиции стоит «группа „Краски“».

— Ну мы ее везде рекламировали как солистку группы «Краски». Нигде не было указано, что это именно группа «Краски», — объясняет помощник Шабанович и в подтверждение своих слов включает запись рекламы с местной радиостанции — та предательски выдает: «Группа „Краски“». Вскоре в кабинете идеолога появляются представители артистов — Сергей Дроздов и Антон Михайлов. На Дроздова оформлены все документы, Михайлов — доверенное лицо певицы и, судя по всему, главный спикер дуэта.

— На нас уже в Ганцевичах милицию натравили! — вспыхивает Дроздов, которого успокаивает Михайлов.

Перед концертом в райцентре директору дома культуры написал Воронов и сообщил, что в город едут мошенники. В итоге дошло до главного идеолога, та вызвала милицию. Сотрудники правоохранительных органов проверили документы и извинились перед Михайловым и Дроздовым. Мол, все в порядке, можете выступать.

Михайлов выдерживает паузу и начинает рассказ.

— В 2009 году между Валерием Шевченко, директором «Марти Групп», которая владеет товарным знаком «Краски», и Сергеем Дроздовым было заключено соглашение на десять лет с последующим пролонгированием, если ни одна из сторон за месяц до его окончания не уведомит другую о расторжении договора. Там написано, на какие произведения были переданы права и есть ли разрешение на товарный знак. Там указана действующая солистка — Марина Киреева. 

Алексей Воронов регулярно набирает в «Краски» новых солисток — девочек 20—23 лет. В настоящий момент якобы солистка Дарья Субботина: информация об этом висит на сайте. У него есть хороший интернет-ресурс: сайт и Wikipedia. Мы не знаем, на кого подавать в суд, чтобы изменить всю информацию, которая там находится. Это свободная энциклопедия — ее каждый человек может заходить и править. Мы правим — он заходит и исправляет снова. Мы детским садом перестали заниматься и на все это плюнули. На сайте висят наши фотографии, нас называют мошенниками. Подавать в суд на человека, который живет в Калифорнии… 

Сейчас суд идет, однако Киреева в нем выступает в качестве соответчика, а Воронов — истец. Это долгая история, с нюансами которой можно ознакомиться на сайте «Вечерний Саранск». В частности, Киреева утверждает, что раньше передавала Воронову по $200 за выступление, потому что думала, что он обладатель товарного знака и автор песен. По ее словам, это не так.

Воронов утверждает, что суд запретил Киреевой исполнять песни группы «Краски», и показывает соответствующие бумаги. Говорит, что ответчик обжаловал это решение и оно было приостановлено, так как суд еще идет.

В то же время представители Киреевой сами обвиняют Воронова в мошенничестве, потому что он не обладает правами на товарный знак «Краски».

— Воронов фактически не имеет права на территории России подавать в суд. Истец — общество с ограниченной ответственностью «Группа „Краски“». Это то же самое, что назваться ООО «Мадонна». Это не значит, что ты Мадонна. Они создали это общество для того, чтобы проводить какие-то городские мероприятия и иметь принадлежность к группе «Краски», — объясняет Михайлов. — У нас с октября прошлого года идет процесс в Саранске, потому что Марина Киреева — уроженка Мордовии и у нее местная регистрация. Процесс идет больше полугода. Суть иска такова: запретить Марине Киреевой исполнять все произведения группы «Краски». Воронов предоставляет лицензионный договор между ним как единоличным автором и ООО «Группа „Краски“» о передаче исключительных прав на 79 произведений сроком на три года — только данное юридическое лицо может исполнять эти произведения. Товарный знак не рассматривается в суде, только песни. Мы подняли вопрос о том, что данный лицензионный договор является подложным. В материалах дела есть две копии одного и того же документа. Одна — ксерокопия, вторая — копия, заверенная нотариально. Они отличаются друг от друга: подписи и печати стоят в разных местах, реквизиты тоже разные. К тому же этот договор Воронов заключил по просроченному паспорту. В ксерокопии документа фигурирует этот просроченный паспорт, а в заверенной копии договор переделан, но число стоит то же. Мы заявили по факту подложности, написали заявление в Следственный комитет. Там до сих пор проводится проверка. Там отказали в возбуждении уголовного дела, мы это обжаловали, они опять проводят проверку. Судья вынесла определение о назначении экспертизы и обязала истца предоставить оригинал. Они принесли оригинал, дело приостановлено и находится на стадии экспертизы. 

Новогрудский идеолог выдыхает и считает разговор оконченным. Дом культуры зажигает огни через два часа, Михайлов и Дроздов сосредоточенно сидят за пультом и внимательно следят за своими подопечными — супружеской парой, которая отчаянно зарабатывает деньги в белорусской глубинке.

«Пока не соберется оригинальный состав, я никому не буду запрещать выступать под именем «Краски»

Алексей Воронов настаивает: документы фальшивые, группа фальшивая, не верьте им! Он присылает копии документов, ссылки на сюжеты ресурса «Москва24», в котором Михайлова ловят с поличным при передаче денег. Но Михайлов на свободе. Воронов — в Калифорнии. Первый называет мошенником второго, второй говорит, что никаких договоренностей между «Марти Групп», Михайловым и Дроздовым не существует. Любопытно, что Михайлов занимается еще и организацией выступлений одиозного Рустама Солнцева. Мы писали репортаж с «кастинга» на «Дом-2», который проводил этот персонаж.



Киреева и Ковалевская регулярно записывают видео, в которых утверждают: именно я имею право исполнять песни группы «Краски». Можно бесконечно смотреть на огонь, воду и эти милые видеофайлы.

Видео-обращение от Оксаны Ковалевской, первой солистки группы Краски (2001-2007гг) . #краски #группакраски #kraski #gruppakraski

Публикация от Группа Краски (@gruppakraski)



А мы в это время включаем «Зеленый альбом» — запись, которая так и не попала в официальную дискографию группы «Краски», но имеет важную роль в этой детективной истории прямиком из 90-х.

«Зеленый альбом» был записан в 2009 году при непосредственном участии Марины Киреевой. Здесь вы не найдете тех самых хитов группы «Краски» (они были написаны пятью годами ранее), но найдете красивую фотографию Марины и большую красную надпись — «Краски». В сети мы можем увидеть массу веселых и не очень отчетов с презентации этого альбома. Фактически Киреева после этого может называться участницей группы. Но имела ли она право записывать и издавать пластинку под этим брендом?

Мы попадаем в студию Валерия Шевченко — достаточно большое помещение напротив Белтелерадиокомпании. Валерий — директор «Марти Групп», компании-владелицы товарного знака «Краски». Он усаживается в кресло и начинает вспоминать старые времена, когда контрафакт лез из каждой дыры, а группа «Краски» была лакомым кусочком для пиратов.

— Первые места в хит-парадах, каждый день концерты, а в выходные по два-три. Все это и есть группа «Краски», — говорит Шевченко. — По ряду причин деятельность свернулась. Что это за причины? Недовольство внутри коллектива. Приходилось много работать, чтобы зарабатывать, а хочется просто проснуться и иметь все: деньги, славу… А на работу я как-нибудь попозже схожу и попою. Это артистов касается.

У нас сложный график и не было опыта эксплуатации популярного проекта. Мы думали, что как сядем на него! Как дадим! Конечно, очень напряженно они работали, а опыта не хватало — было тяжело. А казалось, чего сидеть, люди ведь деньги несут!

Мы еще какое-то время пытались что-то делать в России, но это популярный проект и требует ежемесячных вложений, чтобы иметь возможность работать в Москве на площадках. Эти вложения наши партнеры определили как $12 тысяч в месяц, то есть мы должны были зарабатывать себе и на тусовку, которая взамен давала нам определенные услуги. Пришло время, когда не имело смысла это делать из-за общего кризиса и падения продаж дисков.

Раньше мы записывали диск, и нам сразу давали $15 тысяч авансом, но потом деньги прекратились вообще. У нас с Ковалевской был контракт на семь лет, и по истечении этого срока не было смысла продлевать дальше, потому что не было перспективы.

Потом расплодились сущности. Вместо одной группы «Краски» появилось неисчислимое множество — разные составы, разные вокалистки, латиница, кириллица. Ковалевская гастролировала под своей фамилией с припиской «экс-„Краски“», а Шевченко и Воронов пытались разогнать фейки, но как минимум Шевченко быстро махнул рукой.

— Мы пытались их отгонять, где-то запрещали, а где-то нет. Я все время продвигал идею: если хотите зарабатывать, нужно опять собирать все в кучу. Должна быть компания с документооборотом, с нашими товарными знаками. Должна быть артистка из первого состава, которая выйдет на сцену, и никто не скажет: «А кто это такая?»

Дальше Шевченко переходит к ключевому моменту этой истории.

— В период кризиса мы пытались привлекать людей, которые могли бы давать деньги за то, что у нас есть: за песни, за альбомы, — объясняет Валерий. — Мы с Киреевой даже издали так называемый «Зеленый альбом», который она оплатила. Мы этот бренд продавали активно всем, кто его покупал. А почему бы и нет, если люди готовы платить? И каждый думал: «Черт его знает… Вот сейчас запишем альбом, а он как стрельнет!» Но послушали «Зеленый альбом»… Никуда он не стрельнул.

Пока не будет договоренности с Ковалевской, со мной и с автором, что мы собираемся вместе, я никому не буду запрещать выступать под именем «Краски». Почему? Потому что это должно было подтолкнуть настоящую группу к тому, что по-легонькому ничего не дается. Сегодня не хочешь работать — завтра у тебя будет сотня групп «Краски» и на них будут ходить.

В итоге прошло какое-то время — мне позвонили и сказали: «Надо их всех ликвидировать и собирать группу». Когда это было? Я не знаю, в последние годы. Я на это забил. 

«Зеленый альбом» — так может называться какой-нибудь детективный роман. Шевченко утверждает, что передал права на издание пластинки Киреевой.


 

Оксана Ковалевская — та самая вокалистка оригинального состава «Красок»— когда-то выглядела вот так.

За годы многое изменилось. Это Оксана Ковалевская сегодня.

Она говорит, что является автором песен из «Зеленого альбома», эти композиции у нее украли. При этом транслирует интересные вещи.

— Это не «Краски», это псевдогруппа «Краски», потому что я нигде в данный момент не гастролирую. Эти гастроли — настолько смешной уровень, что даже до меня это не дошло, — сообщает нам в телефонном разговоре Оксана Ковалевская. — Мне рассказал Алексей Воронов, что гастролируют мошенники. Они же совсем никакого отношения не имеют к группе — это люди, которых я вообще не знаю, они даже рядом со мной не стояли никогда. Я даже не знаю их имен. 

Мне очень жалко людей, которые отдадут деньги и придут на того самого артиста, который будет петь живьем. Приходит, а там… Сами понимаете, как зарабатываются деньги. Это очень обидно, потому что белорусский народ самый лучший и искренний и нельзя его вот так обманывать. Это очень опасные люди, честно.  

Я не «экс-„Краски“», я — группа «Краски». Мы сейчас работаем с Алексеем Вороновым и Валерием Шевченко. Был какой-то период, когда я уходила, так сказать, на отдых. Сейчас отдохнула, набралась сил, и с новыми силами мы записываем новый альбом — хотим завершить эту радугу. Естественно, мы гастролируем, у нас шикарные концерты. Все в основном в России, а в Минске я хотела бы в июле сделать — караоке-клуб «Богема». 

«Зеленый альбом» никакого отношения к группе «Краски» не имеет. Я записывала демки и хотела просто под своей фамилией их выпустить, а эти люди украли мои демки — они просто у меня исчезли. Люди втирались ко мне в доверие, хотели подружиться: ко мне раньше легче было подойти. Кто-то хотел администратором устроиться, кто-то через друзей… Эти песни были украдены и перепеты каким-то голосом под вывеской «Краски». Представляете, да? Это ужасно. Я подавала в суд. Эти люди предоставляли поддельные документы, и все заканчивалось обычным мошенничеством. Вы же знаете, как суды проходят… Там не доказано, все в висячем положении. Я знаю, что Алексей Воронов судится с этими людьми. Я как артист не вовлекаюсь и занимаюсь творчеством и концертами. Именно мои песни, которые были выпущены под вывеской «Зеленый альбом», я бы хотела вернуть, потому что их писали и брат мой, и отец немножечко. 

Так это ж было девять лет назад. 

— Как вы знаете, у меня дети, и я больше занимаюсь семьей. Естественно, взрослеешь, и дети взрослеют. Некоторые вопросы я, так сказать, спускаю, потому что нужно заниматься другими делами. Хочется концентрироваться и отдавать все внимание новому и успешному. Зачем смотреть на гадости и глупости людей? Думала, что это ерунда, и прощала многие вещи, но когда это доходит до такого масштабного вопроса… Мне пишут мои поклонники — вы представляете, сколько их по всему миру? Говорят, почему к нам приехало вот это… Я так понимаю, что это вопрос и чистоплотности организаторов, которые верят непонятно кому. Люди ведь просто хотят заработать на этом денег. 

Уточняем, знакома ли Ковалевская с Киреевой. Выясняется, что девушки знакомы.

— С Мариной Киреевой я немного знакома — знаю, что она жена парня, который когда-то пел в группе «Премьер-министр». Лично мы знакомились где-то в караоке. Но никогда в жизни она не имела… Как это вообще происходит? Это был бар «Дуэты» - я там сидела в жюри и оценивала молодых исполнителей, а она туда приходила петь. Страшно даже представить, что толкает людей на такое ужасное дело - брать чужое. Создай ты сама, если ты крутая певица. Толкните свое! Неужели это так трудно?  

Авторство Ковалевской Шевченко ставит под сомнение. Мол, все песни писал Воронов, но регистрировал их под псевдонимом «Оксана Ковалевская». Это было необходимо для поддержания легенды.

— Когда мы регистрировали авторские права и выпускали диски под лицензией, Воронов делал это под псевдонимом. Писал: «Автор — Алексей Воронов, псевдоним — Оксана Ковалевская». Зачем? «А как же детвора! Дети посмотрят — Оксанка сама песни пишет и поет их!» А если будет конфликт? Так и получилось. Оксана подумала и сказала: «А это я написала все песни». У них было судебное разбирательство, и она признала, что Алексей Воронов написал эти песни. А как песни могли украсть?

Затем Шевченко слушает версию Ковалевской и меняет свое мнение. Мол, песни вполне могли украсть у Ковалевской.

— Она тогда с какого-то перепугу заключила контракт с Дроздовым. Они что-то хотели записывать. Наверное, Ковалевская близка к истине. Потом они поругались. Она сказала: «Отдавай мои песни», — Шевченко с трудом восстанавливает ход событий.

Воронов писал, — вдруг говорит Шевченко. — Там же песни попсовые: он садился и на ходу сочинял песню.

У Дроздова при этом своя версия событий.

— Песни из «Зеленого альбома» действительно должна была исполнять Ковалевская: готовилась сольная программа не в рамках «Красок». Была отдельная репетиция с музыкантами, а когда должна была начаться сводная репетиция, Оксана послала всех далеко и надолго, хотя у нас с ней был заключен контракт на 10 лет. Подать в суд? А что с нее взять? Официальных доходов нет. Собственности нет. Выводить в наручниках на сцену, чтобы отрабатывала? Нашел другую солистку Марину, которая выпустила этот альбом, — так описывает ситуацию Сергей.

Шевченко, Воронов и Ковалевская действительно хотят гастролировать с оригинальным составом группы «Краски». Как становится понятно, именно это и послужило толчком к бесконечным тяжбам с людьми, которые тоже хотят пользоваться полутрупиком динозавра.

— Я в судах участия не принимаю — они с Вороновым судятся по авторским правам, — говорит Шевченко. — Дроздов меня так удивляет порой… Он взял контракт, который мы заключили, и начал подкладывать какие-то дополнения и где-то даже сканировал какие-то мои подписи. Говорю: «Сергей, авторство принадлежит автору. Я не могу передать тебе авторство Воронова». Он мне отвечает: «Это все ерунда. У меня есть бумага, по которой передали все песни и права. И мы будем судиться». Говорю ему: «Больной ты человек. Ты возьми альбомы! Мы же издавали их официально. Зарегистрировали все авторские и смежные права. Ты понимаешь, что все это зарегистрировано?». А он мне отвечает: «Это все можно передать». 

«Выступали все, кому не лень»

Михайлов и Дроздов сидят в кабинете у идеолога. Та торжественно заключает: «Вы только напишите правду, а то вдруг однобоко получится?» Правда, как водится, где-то посередине и основана на дележке полуживого динозавра. Антон достает оригинал соглашения между «Марти Групп» и «Интермьюзик», то есть между фирмами Шевченко и Дроздова. Там стоят подписи и штампы. Хотя Шевченко все-таки утверждает, что выступать Киреева под брендом «Краски» не имеет права.

— Контракт я подписывал на издание альбома, но выступать они не имели права. Никаких прав на эти песни не передавалось. Не было ни контрактов, ни состава — ничего. У нас был один концерт, посвященный записи этого альбома. И все. На этом пожали руки, рассчитались и разбежались. Они никогда не говорили, что будут выступать, — это был такой мертворожденный проект. Если бы он был нормальный, я бы его подхватил. Последнее, что я сделал, — убрал их из «ВКонтакте» в преддверии нашего воссоединения. Надо, чтобы не мешали. Позакрывал их аккаунты.

Впрочем, аккаунты после обращения Михайлова в службу поддержки «ВКонтакте» разблокировали. Марина Киреева со своей страницы приглашает всех на концерты в белорусской глубинке.

Спрашиваем у Валерия про его мысли по поводу всей этой ситуации.

— Да какая реакция! Выступали все, кому не лень. Но заработать на этом можно только оригинальным составом, — зажигается огонек в глазах у Шевченко. — Это была настоящая группа! Мы ж снимали все с «Руки вверх». Когда с Жуковым немного дружили, я ему говорил: «Вот тебе „Руки вверх“, только женский вариант. Давай вместе работать! Территорию поделим». А он мне: «Иди сюда!» Ведет меня в студию в доме культуры и показывает комнату — там сидят три клавишника и что-то лупят. «Это все группы мои сидят: „Турбомода“, „Демо“, „Акула“. И нафиг мне еще „Краски“? Отстань и не дури мне головы. Музыка — это ерунда, все гибнет. Я занимаюсь интернет-играми — за ними будущее!» 


Тусклый свет в новогрудском доме культуры скрывает лица почтенных жителей города, которые смотрят за угловатой девушкой в высоких кожаных сапогах. На улице +23, весеннее настроение, все дела. Марина берет в руки бутылку с водой, утоляет жажду и буравит сцену острой шпилькой.

— В Беларуси особенный воздух. Вы им дышите и становитесь добрыми и искренними. Вы умеете жить и чувствуете радость жизни. 

Отпариватели в каталоге Onliner.by

Читайте также: 

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Анна Иванова