2160
14 мая 2018 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Тарналицкий, личный архив героев публикации
«Люди махали рукой: вам от силы пару месяцев осталось». Семья вегетарианцев с 30-летним стажем про стереотипы и жизнь в небольшом городе

В 1988 году фотографу Анатолию Нестеруку было 16 лет. Он жил в Барановичах в семье подполковника и учительницы. В школе парень учился хорошо, занимался рукопашным боем, ходил в студию бальных танцев и был душой компании — все как и полагалось советскому школьнику. Но однажды в городской библиотеке подросток наткнулся на перепечатку буддийского текста. Через пару дней Толя ошеломил родителей своим заявлением: «Я теперь вегетарианец и мяса больше есть не буду».

О чем тут речь?

«Мама была в шоке, но приняла, папа долгие годы не мог смириться»

С энергичным Анатолием и его семьей мы встречаемся в одном из парков Барановичей. Он только-только закончил съемку выпускников, его жена Валерия отыграла концерт в музыкальном колледже, 14-летний сын Глеб забрал из сада 5-летнего Севу.

— Почему в 16 лет я вдруг резко увлекся вегетарианством? Да я вообще был ранний парень. В то время меня интересовали вопросы смысла жизни и бытия, — говорит Анатолий. — Толстого опять-таки очень рано перечитал и впечатлился, философия меня интересовала. Как-то через друзей попала мне в руки книга по йоге. Такие книги были раритетными, я мог только брать их почитать, и тут же нужно было вернуть.

В библиотеках почти ничего не было. Я отыскал только книги по хатха-йоге и о том, как противостоять болям в спине. Но однажды мне все-таки попался журнал «Иностранная литература» за 1972 год. Там был рассказ Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».

Потом откуда-то в журнале (уже не помню название) я увидел перепечатку части текста «Дхаммапады» — сборника изречений Будды. В нем было несколько абзацев про вегетарианство. Сейчас не процитирую, но смысл такой: как можно убивать ради еды и построить свое счастье на несчастье других?

Парень настолько впечатлился этими размышлениями, что через пару дней после прочтения твердо решил: больше никакого мяса.

— Сейчас многие приходят к вегетарианству через научно-популярные фильмы, самый знаменитый из которых — «Земляне», — продолжает Анатолий. — Мне же хватило вот этих трех-четырех абзацев. Знаете, было такое чувство, что у меня глаза открылись. Для меня такой продукт, как мясо, просто-напросто перестал существовать.

Анатолий и Валерия на отдыхе в Крыму. 1993 год. Они вегетарианцы вот уже пятый год

Сказать, что родители Анатолия были в шоке от решения сына, — значит ничего не сказать. СССР, конец восьмидесятых. Слово «вегетарианец» никто не употреблял, что это и почему, тоже особенно никто не знал. Как мог, сын объяснил родителям, что теперь он против убийства животных и поэтому отказывается есть мясо. Те попытались отговорить и возмутиться, но парень был непреклонен. Правда, дальше уговоров дело не зашло: насильно котлеты в рот ему никто не пихал. Мама поохала, но приняла. Папа злился и не принимал.

— В школе я учился хорошо, с успеваемостью вопросов не было, участвовал в общественной жизни, занимался рукопашным боем и йогой, поэтому особенно и сказать-то было нечего, — объясняет мужчина. — У меня был спартанский режим: вставал в шесть утра, шел на тренировку, потом йога, потом школа, затем или рукопашный бой или занятия танцами, вечером снова тренировка — и так каждый день.

Тот же 1993 год. Ребятам около 20 лет

Правда, иногда попытки переубедить сына все же предпринимались. Особенно когда на огонек к отцу заглядывали друзья-офицеры.

— Как сейчас помню: захожу на кухню, а папа мой и говорит: «Вот, смотрите, спортсмен, отжимается, подтягивается, стреляет 100 из 100, хорошо учится — но вегетарианец, мяса не ест». Друзья его поворачиваются ко мне с вопросительными взглядами и говорят: «Подожди, сейчас расскажем тебе историю, которая изменит твое мнение». И продолжают: ты не знаешь, но во время американо-вьетнамской войны наши инструкторы были там, тренировали их летчиков. Но выше 5000 метров они не взлетали, теряли сознание, падали и разбивались. Думали наши ученые, как же быть. Потом догадались: вьетнамцы ведь не едят мяса. Их посадили на наш солдатский паек, на тушенку — и они ого-го, сразу же полетели выше и выше. Эту историю, по моим ощущениям, я слышал десятки раз, практически от всех военных Советского Союза. Прямо слово в слово.

«Вегетарианцам в СССР было сложнее: бананы продавали только в Минске и только летом, да и то одну неделю»

С Валерией Анатолий познакомился на бальных танцах. Мама девушки вела танцевальный коллектив, где потом занимался и он.

— Изначально мы танцевали эстрадно-спортивные танцы, в частности брейк, — вспоминает Анатолий. — Как сейчас помню, в 1988 году был первый и единственный фестиваль брейк-данса в Солигорске. Мы поехали туда и даже заняли первое место. Когда руководитель ансамбля уехал, Лерина мама взяла коллектив под свое руководство. Был выбор: уходить или продолжать заниматься, но уже бальными танцами. Я решил остаться, и оказалось, что на бальных танцах нагрузка не меньше, чем на занятиях по рукопашному бою или на брейк-дансе.

— Там мы и встретились, — улыбается Валерия.

— Да, я как увидел первый раз на занятии Леру, так и подумал: «Тут или серьезно, или никак», — добавляет ее муж. — Мы очень долго общались, дружили, пока не поняли: вот оно, то самое чувство.

На отдыхе в Болгарии. 1994 год

Мне на тот момент было 15 лет, мы много общались. И я, если честно, очень прониклась его мироощущением, было чувство, что мы как будто на одной волне, — вспоминает Валерия. — Я поняла для себя, что это и моя позиция тоже. Пришла к маме и объявила, что я не буду есть мясо. Она уже догадывалась, шли какие-то разговоры про то, что вроде бы не стоит убивать животных и есть мясо. Мама была немного к этому готова. Подумала, что это временное или даже возрастное явление и что оно скоро пройдет. Мол, побалуется — и все. Потом она поняла, что это все намного серьезнее, даже где-то не могла смириться.

Но все, конечно, хорошо звучит в теории, а на дворе был конец восьмидесятых — начало девяностых. Трудно было достать обычный сыр, что уж говорить о специальных «веганских» продуктах.

— Ну как питались… Я не переживал по поводу еды, просто исключил из рациона мясные продукты — и все, — объясняет мужчина. — Зимой — соленья, варенья — то, что летом на даче заготовили. Не было никаких импортных фруктов и овощей круглый год, как сейчас. В Минске, помню, бананы продавались в августе и то всего неделю. Зеленющие, надо было пару дней держать на подоконнике.

Вегетарианский ужин в Феодосии. 1997 год
Потом, много позже, когда общался с вегетарианцами из разных стран и разных возрастов, люди спрашивали меня: «А были ли срывы?» Срывы куда и почему? Некуда срываться. Появилось четкое понимание, что такого продукта нет, нечего заменять. Для меня стало все просто.

— У меня была аналогичная ситуация. Мама готовит котлеты — я ем только гарнир. Потом гарнир стал самостоятельным блюдом. Я туда добавляла горошек, морковку, фасоль. Никаких проблем, — пожимает плечами Валерия. — Сейчас, конечно, проще. Появилось больше продуктов, больше разнообразия, больше рецептов.

На отдыхе в Болгарии. 1995 год

— Меня никогда не интересовало количество калорий, витаминов и минералов. Это вообще неважно. Я хочу есть — поел, — рассуждает мужчина. — Потом, конечно, появлялось все больше и больше информации. Меня всегда спрашивали: мол, а как же белок? Для организма нет разницы между растительным и животным белком. Белок расщепляется в желудке на аминокислоты. А если вы посмотрите в таблицу с аминокислотами, то увидите, что животные продукты по этому критерию далеко не на первых строчках. Так же и железо: оно есть в гранатах, яблоках, петрушке и много еще в чем. Кальций — мы привыкли, что он в твороге, но его гораздо больше в семенах мака и кунжута, орехах. А мы все мыслим стереотипно…

«Жене говорили, что она не забеременеет, потому что мы вегетарианцы»

В 1993 году Анатолий и Валерия поженились. Анатолий поступил на филфак в минский педуниверситет, Валерия — в Академию музыки. После окончания учебы они стали работать в Барановичах. Оба преподаватели: он — в школе искусств, она — в музыкальном училище.

— Я работал еще и в лицее №1, даже бронзу на городском конкурсе «Учитель года» взял в 1999-м, — делится Анатолий. — Но потом с головой ушел в фотографию. Это было мое хобби еще со школьных лет. Началось все со «Смены», потом был «Зенит» — и покатилось. Так вот уже 30 лет и снимаю.

Валерия и Анатолий говорят, что к рождению детей подходили осознанно — первенец у них появился спустя девять лет совместной жизни. Конечно, сразу же все близкие списали длительное отсутствие детей на вегетарианство.

— Все паниковали и волновались: мол, вы же вегетарианцы, вот поэтому у вас ничего не выходит, — улыбается Валерия. — Когда я забеременела, по анализам все было хорошо. Да, немного не хватало железа, был низковат гемоглобин. Но, что удивительно, в женской консультации у соседки по очереди тоже оказался низкий гемоглобин, хотя она вовсю наворачивала и печень, и другие мясные продукты.

— Иногда в комментариях на Onliner.by (а я читаю сайт с самого основания, мой ник был в первой сотне пользователей) пишут: мол, вот вегетарианцы достали, про жизнь без мяса да без мяса все. Слышали бы вы, что говорят вегетарианцам, — качает головой Анатолий. — Не было детей — мы слышали, что это из-за вегетарианства. Когда жена забеременела, говорили, что не вы́носит, мол, силы не хватит. Потом говорили, что не родит, а если родит, то у детей будет рахит или другие отклонения или они будут все время болеть. Говорили, что не будет молока, а если и будет, то нежирное и так далее.

Но все страхи оказались напрасными. Валерия родила первенца в возрасте чуть за 30, на 15-м году своего вегетарианства. Глеб родился здоровым и крепким малышом весом 3500 граммов и ростом 56 сантиметров. Севу она рожала пять лет назад, когда стаж вегетарианства перевалил за четверть века. Малыш не отстал: родился весом 3700 граммов и ростом 54 сантиметра. Мальчики с рождения вегетарианцы. У родителей по этому поводу не было никаких вопросов.

— Оставьте ребенку рядом яблоко и кролика. Ну он же не побежит убивать кролика, верно? Он съест яблоко, — объясняет пара. — Глеб с детства по своим мыслям был вегетарианец. Когда мы отдали его в сад, то предупредили, что ребенок не ест мяса. Однажды по дороге домой он спросил, почему мы не едим мяса. Я ответил: чтобы приготовить мясо, животное нужно вначале убить, а потом разделать и приготовить. Он все понял.

Больше всего волновались за мальчишек близкие: мол, как же дети без мяса будут расти и развиваться?

— Вообще, мы много страхов от людей наслушались, всех не перечесть, — объясняет Анатолий. — Некоторые люди, как только узнают, что мы вегетарианцы, сразу говорят: мол, все, вам осталось жить пару месяцев. А когда узнают, что мы живем так вот уже 30 лет, удивляются и спрашивают про здоровье. Кто-то обязательно потревожится за детей. Отвечаем: у нас с Лерой здоровье хорошее, есть определенные нюансы, как и у всех. Дети до сада вообще не болели, а потом болели не чаще других. Для тех, кто не верит, рекомендуем посмотреть передачу на тему вегетарианства у известного детского доктора Комаровского, гуру всех родителей. Там он объясняет, что вегетарианство не опасно для детей.

Глебу сейчас 14 лет, Севе — 5. Охи и ахи родных и близких по поводу их развития уже поутихли. Родные мальчишек стали видеть, что те развиваются абсолютно нормально, и оставили детей в покое. Теперь готовят внукам морковные котлетки и жарят блинчики.

— Нет никаких проблем. Не ем мяса — и не хочется. У нас в школе еще одна девочка вегетарианка, и знаете, все нормально, — пожимает плечами Глеб. Сева одобрительно кивает головой.


— Я уже предвкушаю, что напишут в комментариях. Мол, как это они столько лет без мяса и еще живы, — шутит Анатолий. — Потом добавят, что если бы я работал на заводе, то точно бы без мяса не обошелся. Ничего подобного. Я сам был спортсменом, помогал брату на стройке его дома — были в моей жизни периоды больших физических нагрузок. И ничего. Посмотрите на спортсменов из группы VeganPower. Они железо поднимают, нагрузки у них ого-го какие. Все веганы.

Вы удивитесь, сколько вегетарианцев среди известных людей, в том числе спортсменов, чемпионов мира, Олимпийских игр. Кто-то скажет: не в нашем климате. Понимаете, вегетарианству ничего нельзя противопоставить с любой точки зрения, и особенно в плане здоровья. Даже ВОЗ вывела, что при разнообразном питании все аминокислоты люди получают с лихвой.

Мне, напротив, кажется странным, когда на производство килограмма мяса тратится 16 килограммов зерновых, когда ради пастбищ вырубаются леса. Для меня странно носить меха и кожу животных, когда изобретены мембранные или «дышащие» материалы.

Фото и видеосъемка в сервисе «Onliner. Услуги»

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Тарналицкий, личный архив героев публикации