«Не втягивайся в наш общепит». Зачем парень из Венесуэлы открыл латиноамериканскую бургерную в белорусской провинции

29 июля 2017 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий

«Не втягивайся в наш общепит». Зачем парень из Венесуэлы открыл латиноамериканскую бургерную в белорусской провинции

Сейчас будет неожиданно. Латиноамериканский «ипэшник» Жеан Франко Витриаго Гонсалес уже неделю удовлетворяет запрос молодечненских фудхантеров. У котлет неправильная форма, потому кажутся натуральными. Повар подтверждает: «Сам леплю, и булки тоже тут делаются». Фарш румянится, помещение наполняет призывный аромат, собирается слюна. Парень из далекой-предалекой Венесуэлы рассказывает о мощной любви, которая привела его в РБ, ночных электричках из Минска и особенностях отечественного бизнеса.

Я здесь уже почти три года. Много работал в Минске, но меня это откровенно достало. Зарплата не самая высокая. В Венесуэле в хорошие времена я имел $3000. Предложение в Минске — ну максимум $1000. Могу понять владельцев и их желание экономить. Да, я легко приготовлю блюдо и за два рубля. Правда, хочется же какого-то простора и творчества. К тому же продуктов не хватает. Перец чили, приправы, морепродукты — в Беларуси с этим есть проблемы. Решили с Дашей открывать свое.

Франкфурт, БелАЗ, бдить

С Даши, собственно, все и началось. Отличницей училась в БГУ на ФМО. Написала диплом про коллизионное право. Потом не самое бессердечное распределение. Контора продавала странам дальнего зарубежья БелАЗы, тракторы и прочую технику в лизинг.

Спустя полгода дальнее зарубежье обозначилось серьезнее. В Венесуэлу требовались международники со знанием иностранных языков. У Даши их два — английский и испанский. Сначала испугалась, потом узнала, что однокашники спокойно себе там работают и вроде до сих пор живы: «Все не так страшно, можешь ехать».

Тогда как раз происходил период активного братания наших стран. Дружба через океан.

Минск — Франкфурт — Каракас. Открылись двери самолета — Дашу с головой накрыло зноем. Очень жарко. Плюс сильно пахло бензином. После кондиционера казалось, что не хватает воздуха.

Встречала подруга, по дороге из аэропорта объясняла правила жизни: постоянно бдить, телефон, украшения, часы днем не светить, в магазин после 20:00 ездить только на такси.

Нефть, трущобы, пистолет

За три года белоруска прониклась Венесуэлой. Изучила историю, посмотрела несколько документалок.

Там есть нефть, можно зарабатывать на туризме. Говорит, раньше было прекрасно. Когда у нас пустовали полки, они процветали. Потом настал социализм с не самым человеческим лицом. А теперь еще и жуткий кризис. Местным жителям сложно. Иностранцы получают з/п в долларах — им проще, живут нормально.

Ежедневно происходит до 70 убийств. В некоторые барриос (трущобы) ходить было вообще запрещено. Ни в коем случае. Ни при каких условиях.

Даша жила в безопасном районе. Но однажды проснулась среди ночи от резких звуков. Оказалось, пистолеты. Где-то невдалеке велась перестрелка.

Передвигаться на автомобиле — тоже не панацея. В городе много пробок. Маландрос (бандиты) подбираются на мотоциклах, стучатся в ветровое стекло пистолетом, вежливо просят открыть его, забирают все нужное и уезжают.

Студгородок, кофе, угрожать

Как-то приезжал друг из РБ. Стояло лето. Решила показать город. Поехали в студенческий городок. Он такой прекрасный, что даже занесен в список ЮНЕСКО. Вышли из метро. Местные стали останавливаться: «Ребята, вы не туда приехали. Тут вообще-то опасно». Студенты же, чего опасного, думала Даша, во дворике БГУ безопасно же.

Буквально сразу подъехала машина. Оттуда вылезли два подростка. У одного в руке был пистолет, которым он стал угрожать другу Даши. Потом забрал телефон у парня и снял браслет с девушки. Белорус чисто механически забрал все обратно. Налетчики обалдели от такого поворота.

Человек просто был не в контексте и не осознавал возможных последствий. Правда, тогда повезло. Подростков спугнула проезжавшая мимо машина. Они лишь выругались по-испански и ретировались.

Южная Америка — удивительный регион. Тебя там вполне могут пристрелить, но все улыбаются. Милые соседи здороваются, любят обсуждать последние новости, по дороге к метро можно выпить душистого кофе, а после неспешно отправиться на работу.

Иногда Даша встречается с коллегами, и они по тихой грусти ностальгируют по Каракасу.

Кюрасао, кошка, «О боже, какой мужчина»

После вопроса «как вы познакомились с Дашей?» Жеан Франко уходит в юмор.

Я гулял. Она меня увидела и влюбилась как кошка. А я даже не обратил внимания, просто пошел по своим делам. Потом возвращался назад, вижу, а она все еще смотрит на меня. А взгляд такой типа: «О боже, какой мужчина… Я хочу от тебя сына». Так и познакомились… Ну, я шучу.

На самом деле моя подруга встречалась с его братом. На какой-то общей тусовке мы и познакомились.

Жеан Франко три года учился в гастрономической школе. Работал в ресторанах, кафе, отелях, посольствах и даже на круизном лайнере. Но в море много страдал. Готовить приходилось в постоянной качке. Желудок на максимальных оборотах пытался сдерживаться. За бортом виднелись Кюрасао и Пуэрто-Рико, но повара хватило только на три месяца.

Шапка-ушанка, Минск, торможу

Даше срочно понадобилось вернуться в Беларусь — конкретно в Молодечно. Девушка улетела.

А потом она меня силой утащила в Беларусь, — смеется парень. — Каждый день писала: «Жеан Франко, я не могу без тебя. Как мне жить теперь?» Звонила каждую минуту. Я в итоге сломался. Подумал: «А чего я торможу вообще? Она хорошая, красивая, надо попробовать».

Двери самолета открылись. Стояло лето. Подумал: «А, так тут отличная погода! Можно жить». Правда, потом наступила, осень, а затем и зима. Южанин думал, что умрет.

— У меня были мысли: «Пускай приедет, посмотрит. Может, на месяц какой». В итоге мы задержались. Зимой Жеан Франко нашел себе работу в Минске.

Заботливая девушка купила своему молодому человеку шапку-ушанку, одела его в тяжелый пуховик и снабдила ботинками на меху. Правда, не помогло. Сын солнечной Венесуэлы звонил Даше и говорил: «Ты представляешь, я не чувствую пальцы. Оказывается, так бывает».

Ассаламу алейкум, маршрутка, классный

Работал до полуночи. Маршрутки, автобусы — мимо. Пришлось осваивать электричку. Тогда совсем не знал языка. Не понимал, как билет купить. Пришел в кассу. Сунул деньги в окошко, стал что-то мямлить. Женщина в окошке стала кричать: «Чего ты хочешь?» — «Молодечно». — «А, ну держи».

Ночные электрички в РБ страшнее трущоб в Венесуэле! Там-то мне все понятно, чуть что, смогу договориться. А у вас столько пьяных людей. Орут, пьют. Я даже видел драку. Честно, было страшно. Тем более по мне ясно, что я иностранец. И люди как-то странно смотрели, с недоверием. В Венесуэле такого нет. Однажды я сел в автобус на Молодечно. Водитель что-то говорил, а я не мог разобрать: нужно 5 рублей или 0,5. И он начал орать. Для меня это нонсенс. Я даже разозлился: как такое может быть? Почему незнакомый человек кричит на меня?

Жеана Франко часто принимают за азербайджанца. Когда парень впервые услышал: «Ассаламу алейкум», ничего не понял и не знал, как себя вести. Теперь привык. Отвечает: «Ва алейкум салам». Еще южноамериканец научился мату и разобрался в белорусах.

Нужно устанавливать контакт. Если ты разобщался с белорусом, он классный. Но первое время не очень. Есть какой-то заслон.

Суши, ИП, безработица

У Жеана Франко есть белорусский вид на жительство. Чтобы обслуживать частные заказы и корпоративы, зарегистрировал ИП. Когда работа на кого-то достала, стали мозговать собственный бизнес с Дашей. Была идея по латиноамериканской кухне. Но ввиду отсутствия должных продуктов побыла и перестала.

Решили делать простую еду для простых людей. Вкусно и недорого. Тем более специализированной бургерной в городе не было. Предложения по популярной еде имеются, но немного. В основном пицца и суши.

Опасались за цены. Когда-то город был среди лидеров по безработице. В итоге в первый день работы пришлось закрыться уже в 16:00. Поток посетителей был настолько интенсивным, что 70 заготовленных булочек для бургеров закончились.

Сарафанное радио сработало во всю мощь. У тех, кому не досталось еды, просили прощения, обещали скидку. В итоге Жеан Франко выпекал булки до трех ночи. На выходных (в каждый из дней) клиентов было больше сотни.

Море, горы, кабинеты

Повар часто вспоминает далекую родину. Грустит по устойчивым +25, горам и морю.

Даша однажды такая: «А у нас есть море!» — «Какое?» — «Минское!» — «Ну, поехали». И вот привезла она меня туда… Я посмотрел и понял, что белорусы снова меня развели.

Жеан Франко — очень бодрый парень. Смеется и говорит, что в РБ удалось относительно быстро открыть дело, потому что ходил с Дашей по кабинетам и постоянно широко улыбался.

Мы потратили месяца четыре. В Венесуэле был бы максимум месяц на организацию всего процесса. Тут же искали помещение, много общались с санстанцией, утверждали проект, реализовывали. У меня на родине, кстати, тоже есть санстанция. Но по строгости ей далеко до вашей.

Честно, я думала, будет хуже, — признается Даша. — Меня все пугали: «Ой, общепит, не втягивайся». На самом деле надо просто внимательно все почитать и начинать все постепенно выполнять. Да, меня душили сомнения. Но вообще, молва пугает больше, чем стоит бояться.

Ребята не строят планов, но пока все воодушевляюще.

Мангалы, грили, барбекю а каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев