Одна нога здесь… Как устроена хирургия, которая спасает наши конечности и мозг

01 июля 2022 в 8:00
Автор: Андрей Рудь

Одна нога здесь… Как устроена хирургия, которая спасает наши конечности и мозг

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

В мире за год ампутируют сотни тысяч ног. Мы этих люде не видим и не хотим видеть: с нами-то такого произойти не может. Речь сейчас не о травматических ампутациях — все происходит буднично, в порядке живой очереди, у людей, которые вообще не предполагали такого варианта. Доктора говорят, можно было спасти конечность (или часть), но кто-то поздно спохватился. Сегодня посмотрим, как идет невидимая война за наши сосуды (а мы продолжаем их убивать). Впечатлительным стоит быть осторожными: внутри фотографии с операций.

Следи за сосудами, будь осторожен

Мы в Гомельском областном клиническом госпитале инвалидов Великой Отечественной войны. Здесь есть отделение сосудистой хирургии. Специализация — сложные операции на сосудах. Оно новое, открыто в конце 2015-го, потом еще апгрейдили.

Мимо на каталке провозят человека — его очередь чинить систему кровоснабжения. Он не экстренный, таких плановых операций до ковида тут делали больше 850 в год, потом сбавили обороты, а теперь конвейер снова раскручивается. Наверное, потребность у нас больше, но мы об этом предпочитаем узнавать уже «по факту».

Мы давно усвоили: сердечно-сосудистые болезни — главная причина смерти белорусов (и не только белорусов). Смирились: ну окей. И продолжаем курить, объедаться, не двигаться.

Механизм одинаковый: закупорка сосуда. В сердце — инфаркт, в голове — инсульт… В зависимости от расположения бляшка может привести к поражению почек, гангрене кишечника или конечности. Сосудистый хирург, кандидат наук Дмитрий Бонцевич во время нашей беседы постоянно напоминает: во многих случаях (не во всех) проблем с сосудами человек мог избежать:

— Я уже привык видеть: человек, которого мы недавно спасали, операция семь часов шла — а он сразу из реанимации бежит курить. И через год его новенький сосуд забит бляшками…

Курящие девочки созрели

— Инфаркты почему-то больше распиарены, но на самом деле инсульты в мире случаются раза в два чаще, — рассказывает Бонцевич. — Причины все знают: курение, неправильное питание, малая подвижность.

Да, знаем. Что толку? В Гомельской области случается 5,5 тыс. инсультов в год.

— Курение очень сильно влияет на ситуацию, — говорит хирург. — Больше 20 лет назад, когда я начинал работать, это были сугубо мужские патологии: курили-то в основном мужчины. В девяностые мода поменялась. Теперь у нас соотношение мужчин и женщин составляет примерно 50 на 50 — за счет тех девочек, которые тогда массово начали курить. Теперь им за 40, стали обращаться с атеросклерозом.

Скорость решает

Уговаривать нас бесполезно, лучше сразу спасать. Например, от инсульта.

— Когда инсульт уже случился, критически важна скорость, — объясняет азы Бонцевич. — Головной мозг — самый кислородозависимый орган. Без кровоснабжения быстро начинаются необратимые изменения. Считается, что оптимальное время для оказания помощи при инсульте — до четырех с половиной часов, причем особенно важен первый час. Потом возможности восстановления организма, скажем, сильно падают.

Короче: чем быстрее доставили, тем больше шансов.

Если медикаментозно растворить тромб не получается, включается хирургия (когда врачи считают, что вмешательство при имеющемся состоянии мозга вообще целесообразно).

До пересадки сосудов мы еще доберемся, есть другие не менее увлекательные способы спасения.

Как тащить тромб

Операционная (одна из двух) тут суперсовременная, дорогая, запустили в апреле. Сейчас здесь пусто, скоро будет очередной плановый пациент. Смысл в том, что доктор манипулирует катетером, глядя на огромный экран. На другие мониторы рентген выводит свою картинку, которая позволяет видеть происходящее в разных проекциях.

Чтобы ввести стент в сосуд и дотолкать до места назначения, прокалывают наиболее удобную крупную артерию. Дальше может быть больше метра извилистого пути. Нет, проткнуть что-то не получится. Мне дают потрогать наконечник — он относительно мягкий.

Технически задача врача — доставить стент к проблемному месту в сосуде. Упрощенно — плетеная проволочная конструкция (в закрытом состоянии она немного меньше, чем пружина шариковой ручки) раскрывается с помощью баллона и остается поддерживать стенки артерии.

На самом деле все несколько сложнее. Стент и баллон могут использоваться, например, чтобы раздавить и разрушить тромб, извлечь его наружу.

Заведующий операционной Александр Быстренков приводит недавний пример. На днях экстренно привезли мужчину: упал на работе. До этого никаких подозрительных ощущений не испытывал, «ничто не предвещало» — все как обычно.

Вот первый рентгеновский кадр: сосудов в части мозга не видно. Они-то есть, но подкрашенной кровью не заполнены, поэтому прибор их не видит. Значит, кислород в эту часть не поступает, мозг умирает.

Через прокол в бедренной артерии добрались до препятствия в районе шеи. Ввели стент, раскрыли его — и достали вместе со сгустком. Когда этот затор из «русла» убрали, сосуды за «плотиной» снова заработали, отобразились на мониторе. Красота.

Говорят, в этом случае шансы на восстановление хорошие. Теперь на память есть фото тромба, который извлечен из головы и чуть не убил носителя.

— Есть такая формула, которую важно знать каждому: «Рука, нога, лицо, речь», — просит напомнить Александр Быстренков. — Это значит: онемела конечность, повисло лицо, изменилась речь — срочно надо обследовать на инсульт, чтобы не потерять эти драгоценные четыре с половиной часа.

Кстати, что происходит во время операции внутри и снаружи, наглядно показано на видео. Конкретно этот ролик смонтировали ленинградские медики. Довольно увлекательно (хотя в Гомеле операционная побогаче):

Как выглядит убийца мозга

Дальше будут фотографии, которые могут расстроить впечатлительных людей. На самом деле в изображениях внутренних органов нет ничего предосудительного, но листайте осторожно: там разрезы и тромбы.

Как мы установили, потерянные ноги — во многом как раз последствие атеросклероза. Но эндоваскулярная операция через малотравматичный прокол не всегда возможна, нужно открытое вмешательство.

Дмитрий Бонцевич специализируется на восстановлении или замене сосудов. Если сосуд утрачен и бесполезно вводить туда катетер, есть три варианта: заменить на собственный (взятый из другого места), на донорский (чужой) или на искусственный.

— Пересаживать сосуды научились давно, позже появились более дешевые искусственные заменители, — рассказывает Дмитрий Бонцевич. — Есть ряд условий, при которых желательно применять тот или иной вариант. Например, искусственный сосуд при наличии инфекций с большей вероятностью будет отторгнут организмом как инородное тело. И так далее.

В руках позвоночная артерия — одна из артерий, питающих головной мозг

Лучший вариант по приживаемости — собственные сосуды. Это больше половины случаев. Как ни странно, тут пригодятся варикозные вены (если удастся найти подходящие по размеру и качеству). По сути, человек сам выращивает себе материал для пересадки.

Донорские сосуды применяют гораздо реже: это просто сложнее организационно. С начала года сделали всего 20 таких операций.

На синтетические трубки остается процентов 30. Кстати, искусственный сосуд стоит около $500. Обычно это трубка из полиэфира длиной полметра, предусмотрены разные диаметры. Например, вот эта подойдет в качестве бедренной или сонной артерии.

В дело пойдет необходимый обрезок.

Но это лирика. Вернемся к нашим тромбам. Вот так выглядит главная причина инсульта. Это атеросклеротическая бляшка из сонной артерии.

«Могу пахать»

На мониторе разрез сонной артерии. Сосуд почти полностью забит белесой субстанцией. Едва заметное отверстие, в которое упирается пинцет, — то, что осталось для кровотока. А справа — то, что Бонцевич достал из сосуда: массивная пробка, а за ней длинный хвост свернувшейся крови.

Следующую серию кадров опишем на пальцах. На первых — ноги, которые из-за пробок в сосудах постепенно отмирают и планируют пополнить общую кучу. Преобладает черный цвет. Кажется, спасти тут уже ничего невозможно. Следующий кадр — замена сосудов. Последний снимок сделан через пять месяцев: стопы лишились пальцев, но сохранили функциональность. Можно ходить.

— Разумеется, мы потом следим за динамикой, — рассказывает хирург. — Этот пациент живет полноценной жизнью, говорит, что даже пашет. При плохом варианте он потерял бы ноги на уровне бедер.

Читайте также:

мощность охлаждения 3.2 кВт, обслуживаемая площадь 27 м², шум 44 дБ, Wi-Fi: нет
инвертор, мощность охлаждения 2.8 кВт, мощность обогрева 2.96 кВт, обслуживаемая площадь 30 м², шум 20.5-37 дБ, Wi-Fi: поддерживается, модуль приобретается отдельно
инвертор, мощность охлаждения 2.5 кВт, мощность обогрева 2.5 кВт, обслуживаемая площадь 25 м², шум 22 дБ, Wi-Fi: поддерживается, модуль приобретается отдельно

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Андрей Рудь