34 343
16 июня 2022 в 8:00
Источник: Яна Ильина. Фото: Игорь Матвеев, vk.com/adamovmanor

«Восстановится усадьба — и деревня тоже не умрет». Белорус возрождает заброшенное имение, чтобы проводить там фестивали

Витебского предпринимателя Максима Жукова друзья в шутку называют «помещиком». В 2019 году он начал восстанавливать в деревне Большие Летцы, что в 15 километрах от областного центра, бывшее имение. В конце XIX — начале XX века в нем жил известный белорусский ботаник Владимир Адамов. А сейчас бизнесмен Максим задумал отремонтировать «заброшку», чтобы проводить там фестивали, концерты, байкерские слеты и так далее. Узнали, сколько денег и нервов он вложил в реконструкцию усадьбы.

Максим Жуков занимается ремонтом усадьбы уже три года. Он выполнил все условия инвестпроекта, выкупил здание и стал его полновластным хозяином.

История усадьбы: от загородного панского имения до «заброшки»

Имение в Больших Летцах под Витебском впервые упоминается в документах начала XVI века. Сперва оно принадлежало помещикам Летецким, позже перешло к российскому генералу Шварцу. В конце XIX века здесь поселился его пасынок — ученый-ботаник Владимир Адамов (1875—1939). И хоть он прожил тут меньше предшественников, постройку называют именно в его честь — усадьба Адамова.

Ботаник посадил в имении шикарный сад, который славился на всю Российскую империю. Здесь было около 400 видов редких деревьев, еще 300 видов экзотических растений росло в теплице. Саженцы и семена ученый выписывал из Санкт-Петербурга, Парижа, Варшавы и Женевы. От озера Летцы к усадьбе вели зеленые террасы. Всюду находились питомники, огороды, пруды, оранжереи. А в доме Адамов не только жил, но и работал: часть комнат занимали богатая библиотека, гербарий и ботанический музей.

Усадьба Владимира Адамова до войны. Фасад украшали четыре колонны и балкон. Позже дом перестроили. Источник: «Витебская энциклопедия»

В 1917 году пришли большевики. Имение забрали, а хозяина «уплотнили», подселив к нему сирот-беспризорников. У ученого осталось лишь несколько комнат. Чудесный сад стал приходить в упадок. В итоге Адамова из имения «выжили», и в 1924 году он уехал в Минск. В зрелом возрасте ученый болел и последние пять лет жил и лечился в Крыму. Умер он в 1939 году в Севастополе, похоронен в Феодосии. Часть растений из коллекции Адамова в Больших Летцах отдали в Витебский ботанический сад, но значительная часть погибла. Сегодня из коллекции остались лишь 300-летний дуб, старые серебристые тополя и кусты сирени.

После войны в имении открыли детский дом, затем санаторную школу-интернат, позже снова детдом, а в 1990-е здесь было общежитие. С начала 2000-х здание пустовало и разрушалось. Власти продали его с аукциона за одну базовую. Новый владелец должен был превратить «заброшку» в жилой дом, но с этой задачей он не справился. Объект у него забрали.

И тут в истории усадьбы начался новый виток: ею заинтересовался витебский предприниматель и звукорежиссер Максим Жуков.

Выполнил условия инвестпроекта — и стал собственником здания

Максим Жуков занимается продажей, ремонтом и прокатом звукового и светового оборудования. Был арт-директором «Совы» — самого первого клуба в Витебске, продюсером нескольких музыкальных групп.

Несколько лет назад Максим задумал купить на аукционе недорогое здание, чтобы проводить там фестиваль — что-то вроде известной Sprava, но на свой манер. Так он вышел на бывшую усадьбу в Больших Летцах. Это место с историей ему понравилось. Здание имело стопроцентный шанс вскоре стать «ничейным», и Жуков взял его под инвестпроект — создание культурного центра.

— Перед этим я восемь или девять месяцев ездил в райисполком, как на работу — каждый день. Обивал пороги и других государственных инстанций, — вспоминает Максим. — Наконец бумаги оформили, но в течение трех лет на здании было обременение на отчуждение. То есть до истечения срока инвестпроекта усадьба была еще не до конца в моей собственности.

По условиям инвестпроекта, предпринимателю за три года нужно было зарегистрировать в этом регионе частную фирму, создать несколько рабочих мест и вложить в восстановление усадьбы не менее 20 тыс. рублей. Если бы что-то пошло не так, государство забрало бы здание назад, как и у предыдущего владельца, да еще и выписало бы штраф.

Пристройка к зданию, во внутреннем дворике усадьбы

Но Максим все условия выполнил. На предприятии «Имение „Летцы“» (ремонт и прокат профессиональной звуковой аппаратуры) работали три человека. Жуков — его директор. По его словам, в обновление усадьбы и оборудование фирма вложила «гораздо более 20 тыс. рублей».

— Точную сумму посчитать сложно, потому что много чего наше предприятие выполняло своими силами. Если бы эти же самые работы по ремонту делала сторонняя организация, то вышло бы, конечно, дороже.

Стены очищали от старой покраски и в одной комнате обнаружили сверху накат — штампованные обои

Кроме того, в 2019 году предприниматель объявлял краудфандинг для сбора денег на ремонт усадебного дома. Люди тогда пожертвовали почти 1,5 тыс. рублей. Жуков потратил их на проведение света в дом. И этой зимой райисполком выдал Максиму Жукову свидетельство, что теперь он единственный собственник здания и участка. Современный «помещик» не жалеет, что три года назад «впрягся» в этот проект.

— Я рад, что удалось сохранить здание. Старые помещичьи усадьбы в нашем регионе можно пересчитать по пальцам, и сколько из них в нормальном состоянии? А тут — крыша целая и окна есть. В доме появились электричество и канализация. Благоустроена территория. За три года тут прошло много интересных культурных мероприятий. Так что усадьба живет, ее история продолжается.

Дом был с колоннами и балконом. И одно время — ярко-синим

Первый этаж бывшего господского дома — каменный, а второй — деревянный. Фасад украшали четыре колонны и балкон: это видно на одном из довоенных снимков.

Усадьба в Больших Летцах «состоит» из разных веков: ее несколько раз перестраивали. И поэтому ее нет в Государственном списке историко-культурных ценностей Беларуси. Но в здании все же сохранились аутентичные вещи. Исследованием постройки занимается витебский архитектор Глеб Орловский. Он рассказал Onlíner, как дом выглядел раньше и какие артефакты здесь нашли.

— Изначально здание было меньше: не двухэтажное, как сейчас, а одноэтажное или одноэтажное с мезонином. Но пока документальных подтверждений этому нет, я надеюсь найти в архивах первоначальный проект. Но то, что усадьбу перестраивали, — это совершенно точно. Более старая часть здания находится слева, и она относится примерно к концу XVIII века. Под ней есть подвал, и на первом этаже сохранились своды. А правую часть, скорее всего, построили в XIX веке. Не исключено, что одновременно возвели второй этаж и портик с балконом. Еще позже, вероятно, появилась каменная пристройка со двора, в которой было два входа.

Фрагмент печного изразца

По его словам, в центре более старой части здания раньше находилась дверь, но позже ее преобразовали в оконный проем. Это доказал зондаж штукатурки, который недавно выполнил архитектор.

— Дом не раз перекрашивали, и стены сохранили многочисленные красочные слои — до 7 миллиметров. Судя по всему, вначале постройка была белой, позже — с охристым оттенком, а одно время — ярко-синей. На окнах в подвалах находились кованые решетки (одна из них сохранилась), закрывались они ставнями, — отмечает Глеб Орловский.

Он говорит, что в здании было много печей с глазурованными изразцами. Большинство очагов в советское время переложили. Но в доме нашлись и дореволюционные изразцы. В интерьере также сохранилась оригинальная лепнина, а вот подлинных окон, к сожалению, нет.

В доме были дыры в стенах: кто-то искал… клад

В здании площадью почти 500 квадратных метров две лестницы, подвал, 44 окна и 30 дверей. Кому-то, кто был в гостях у летчанского «помещика» три года назад и сейчас, может показаться, что в доме ничего особо не изменилось. И только хозяин знает, чего стоили преобразования. Вот уже три года Максим приезжает в Большие Летцы по выходным: ремонт и уборка тут, кажется, бесконечны.

— Убрал хлам внутри здания: там стояли гнилые кровати, диваны, шкафы, перегородки… Вывез несколько фургонов мусора. Оторвал старые обои. И в одной комнате обнаружил сверху накат — штампованные обои. Купил в дом двери 1951 года с оригинальными ручками. Сделал дренаж в подвале: там стояла вода, сейчас сухо.

С электричеством Жуков решил вопрос довольно быстро: заплатил государственным и частным организациям около 2000 рублей — и в доме появился свет. А вот воду пытается подключить уже четвертый год.

— Вначале водоканал поставил условие: если ты отремонтируешь водопровод половине деревни, то проведем воду и тебе. Это обошлось бы примерно в $20 тыс.

Но «помещик» нашел специалиста, который доказал, что водоканал не прав.

— Тогда там заявили: дадим разрешение на подключение к колодцу, если отремонтируешь метров 30 водопровода. Я опять не согласен и свои доводы объяснил им в письме. Вот скоро должен получить от них очередной ответ, будет наконец у меня вода или нет. Если нет, обращусь в прокуратуру, потому что это уже не смешно. Без воды в усадьбе очень тяжело проводить какие-то мероприятия. Ее нужно возить из города. Это не дело: и себя мучишь, и людей.

Жуков также хочет, чтобы в доме появилось электрическое отопление.

— Подал заявку. Но одобрят ли ее, пока неизвестно: все зависит от того, как тут с мощностями местной подстанции.

Пока дом был бесхозным, там растащили все, что могли: трубы, батареи, провода. Кое-где даже пробили стены: то ли хотели достать кирпичи, то ли искали… клад!

— Никаких кладов тут не было! — смеется Максим. — Просто пустили такой слух, и недалекие люди ломали в доме стены. Потом эти дыры мы заделали.

Кто помогает?

Пришлось повоевать и за порядок возле дома. Спуск к озеру — это уже земля сельсовета, и там было много хлама, хотя это водоохранная зона. Местные власти убирать мусор не хотели. Тогда Жуков устроил «субботник», на котором ему помогли единомышленники, в том числе работники местного детского социального приюта.

— Мы тогда собрали более 50 мешков мусора, тонну металлолома, разобрали старый сарай. Трудились с утра до вечера.

Пытается спасти Максим и сохранившиеся с 1920-х хозпостройки в ста метрах от усадьбы.

— Тут был замкнутый хоздвор, и этим постройкам примерно век, возвели их где-то в 1920-х годах. Одна полностью разрушена, вторая скоро тоже окончательно развалится, в третьей провалилась крыша, но ее можно восстановить, а четвертую, которая сохранилась лучше всего, летом можно подлатать, и она еще поживет. Но райисполком уже несколько месяцев пишет мне отписки, не начинает процесс передачи по указу о неиспользуемых зданиях.

Помогают Максиму его сын Илья и волонтеры.

— Есть неравнодушные ребята. Вот недавно у нас прошел воскресник: приехали мои друзья, собрали камни, сухие ветки. Помогает и депутат райсовета, педагог Михаил Дук. Ученики витебской гимназии №1 в прошлом году в рамках своего школьного лагеря и проекта провели на усадьбе «Адамаўскі фэст»: собирали и изучали здесь растения, садили цветы. Это было довольно масштабно: в лагере находилось около ста школьников.

Планы про создание в усадьбе культурного центра у Жукова не изменились.

— Каждый теплый сезон, начиная с 2019 года, тут что-то проходит: «Адамаўскі фэст», Botanic Party — с концертом и лекцией краеведа, экскурсии и так далее. На экскурсиях были туристы из Германии, Израиля, России и Украины. Даже добрались на автомобиле из Северодвинска (город в Архангельской области России, почти в 1,8 тыс. километров от Витебска. — Прим. Onlíner). Посмотреть на усадьбу постоянно кто-то приезжает и в мое отсутствие: и в одиночку, и большими туристическими группами.

Все работы по организации мероприятий решаемы, но возникают проблемы с местными структурами, отмечает предприниматель.

— Ситуация с проведением в дом воды, которая никак не решится уже четвертый год, — только один из примеров. Все, что я сделал для усадьбы, случилось вопреки помехам чиновников. Но и сторонников моих идей, к счастью, много. Ведь в Больших Летцах закрыли школу, детский дом, почту, клуб. Жители надеются: восстановится усадьба Адамова — и деревня тоже не умрет.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Яна Ильина. Фото: Игорь Матвеев, vk.com/adamovmanor