22 марта 2022 в 8:00
Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский

«Нужно вести привычный образ жизни, чтобы не поехать кукухой». Как дела у минских баров и кто туда ходит

Бои в Украине, санкции, беспощадный скачок курса валют и стресс… Последние три недели своими событиями мощно отпечатались не только на потребительских возможностях, но и на наших настроениях, желаниях и моральном состоянии. Как убеждал меня не один собеседник, из-за этого многие просто отказались от своих привычных базовых желаний — отдыхать и веселиться в барах и ресторанах. Мы решили узнать, так ли это на самом деле, чем сейчас живут минские бары, есть ли у них проблемы и кто туда ходит. Спойлер: посетитель есть, но практически каждое заведение испытывает с ним проблемы.

Последние лет десять рестораторы планомерно приучали Минск, в котором появились сразу две барные улицы, к тусовочной жизни. Более творческую публику тянуло на Октябрьскую, других — на Зыбицкую, куда народ валил толпами, пел с уличными музыкантами хиты Михалка и глазел на фокусы футбольных фристайлеров. Со временем хорошенько отдохнуть на тусовочных улицах стало для многих делом обыденным и совершенно привычным. Но потом бомбанул COVID-19, разогнавший людей по домам, наступил сложный 2020-й, а сейчас загремело в соседней Украине, подскочил доллар. Людям особо не до веселья.

Как оказалось, проблемы зацепили многие заведения столицы. Пятничным вечером в «Вершах», открытых на Октябрьской вместо знаменитого бара «Ў», до аншлага далеко, за свободный столик приземлиться может любой желающий.

— По нам ударило значительно и ощутимо, — говорит директор Василиса Сазоненко. — Раньше по пятницам и субботам у нас был большой поток, но сейчас в пятницу ходят даже меньше, чем в четверг, что для нашего заведения несвойственно.

«Вершы» — место не только про еду и долгие разговоры за барной стойкой, но и про культурный отдых. Здесь часто проходят различные ивенты, лекции. Как подчеркивает Василиса, из-за происходящих событий пришлось в том числе переделывать план выставок.

— Просто потому, что некоторые уезжают [из страны] или не могут придерживаться своих планов, — объясняет собеседница. — Все-таки творческие люди — самые тонкие натуры. Выставки у нас будут, однако они подверглись изменениям.

— Чувствуется ли серьезный упадок посетителей?

— Мы боялись его в первые дни, но по нашим терапевтическим встречам, на которых люди рисуют и прорабатывают сложные эмоции, заметили, что есть желание видеться и собираться. И мы за то, чтобы люди переживали не отдельно друг от друга, а собирались с нами в нашем пространстве, где просто можно посидеть, необязательно есть или пить.


В трех шагах от «Вершаў» расположен бар Monkey Brothers. Заведение открыли прошлым летом, постелив у входа ковровую дорожку и позвав тверкающих девушек. Кальянная, работающая до двух ночи, — это, конечно, не типичный формат для атмосферы Октябрьской, но его приняли, и народ пошел. Заглянув в бар, увидели вполне неплохую посещаемость.

— В начале года у нас сильно просела посадка из-за омикрона, а потом свое дело сделала ситуация в Украине, — говорит администратор Евгения Колоскова. — Люди стали экономнее и ходят меньше. Однако уже немножко привыкли к происходящему, стали спокойнее, и на данный момент посещаемость у нас нормальная.

— С поставками напитков есть проблемы?

— С поставщиком работаем уже по предоплате. Цены подросли, но мы их не поднимаем. Ценник тот, что был прежде.

В целом поздним вечером внешне Октябрьская все такая же живая и заставленная легковушками. Тинейджеры теснятся во дворике у «Лаўкі», запивая блины и сэндвичи чаем. В небольшой сидрерии «Белый налив» практически нет свободных мест, в пабе Middle Ground людей тоже хватает.

Зыбицкая, заполняющаяся обычно к полуночи, в районе десяти вечера почти пустынна, и даже слышен голос одинокого уличного музыканта, выступающего возле Кафедрального собора.

Пока есть время, заходим в паб Vinie Jones, уже почти три года работающий возле дома Ваньковичей. Заведение открыли в партнерстве с белорусскими футболистами Станиславом Драгуном и Михаилом Сиваковым, а прежде среди посетителей можно было встретить известного экс-форварда киевского и брестского «Динамо» Артема Милевского.

Публика здесь была всегда, и раньше ты мог спокойно нарваться на аншлаг во время топовых футбольных трансляций и не найти себе стула у бара. Но, как говорит управляющий пабом Сергей Андреенков, сейчас все чуточку иначе.

— Наша посещаемость снизилась примерно на 30%. Среди постоянных клиентов много айтишников и людей из творческих сфер, — объясняет Сергей. — Многие из наших гостей уже уехали, и последние пару недель мы время от времени наблюдали, как кто-то отмечал свой отъезд. В первую неделю после произошедшего [в Украине] люди были подавлены. Происходящее было похоже больше не на отдых, а на встречи друзей и приятелей. Сейчас такое настроение немного ослабло, люди понимают, что нужно жить дальше. Посетитель к нам приходит, однако меньше. Но у нас есть спортивные трансляции. Пока, слава богу, показываем все, и на это спрос более активный.

Еще одна проблема — пропадает много любимого пива, а то, что есть, месяц-два — и закончится. Так что выходим на локальную продукцию и какую-то часть из России. Сейчас еще есть остатки иностранного алкоголя, но мы уже действуем: меняем меню и стараемся в каких-то моментах даже снижать чек, чтобы гость пришел к нам и мог расслабиться.

На большом экране в Vinie Jones показывают немецкую Бундеслигу: «Бохум» борется с «Боруссией» из Менхенгладбаха. Игру не назовешь топовой даже с натяжкой, и у ребят, сидящих за баром, особого интереса она не вызывает. Люди есть и в соседнем зале, но до аншлага далековато. Уже на обратном пути натыкаемся у входа на парней, вышедших на перекур. Оказывается, приехали в Минск из Фаниполя.

— Выбираюсь куда-то редко: дети и все дела, — говорит один из посетителей. — Поэтому уже хорошо, если два раза в месяц куда-то выберешься. Как минимум это хорошая возможность отвлечься от новостей.

Если постоянно в них сидеть, то ничего хорошего не будет. Так что почему бы и не сходить куда-то? Жизнь продолжается, и общение нам нужно.

Проблемы с посетителями возникли, разумеется, не только у Vinie Jones. С ними столкнулись и в нуарном, утопающем в розовом свете заведении Leone. Через несколько часов мы застали в нем кружащихся под музыку красоток, но, как объяснила нам управляющая Юлия Юдчиц, общая посещаемость заведения в целом снизилась.

— Во-первых, это экономическая история, а во-вторых, чисто человеческая. Люди не понимают, что будет дальше, поэтому не ходят, — говорит Юлия. — Посещаемость не сравнима с пандемией коронавируса — тогда вообще все резко опустело, но, конечно, теперь определенный процент посетителей мы потеряли. Но как к катастрофе к этому не относимся. Это очередное испытание нас на прочность. В будущее смотрю с оптимизмом. Сложности есть, но сказать, что мы сложили ручки, — такого нет.

— А у вас есть свой антикризисный план?

— Есть меры, которые приняли сразу. Мы сократили расходы, но цены при этом не поднимаем. Оптимизация коллектива? Нет, мы очень ценим нашу команду, она для нас важна, и никаких сокращений у нас нет.

Я, как руководитель, понимаю, что в сложное время первые, кого я должна поддержать, — это моя команда, те, кто работает и посвящает время бизнесу.

В баре Private House, с которого, по мнению некоторых, когда-то и начиналась тусовочная Зыбицкая, вопросы с гостями тоже есть. Администратор Диана не скрывает, что в выходные с ними проблем поменьше, а вот в будни свободных мест очень много.

— К примеру, раньше в четверг и в воскресенье после пяти вечера обычно пять-семь столов было занято, а сейчас речь идет всего о двух или трех, а может и вовсе никого не быть. У нашего заведения ночной формат работы, к часу народ все же подтягивается, но разница все равно заметна.

Как в заведении собираются завлекать клиента? По словам Дианы, в Private House хотят сделать ремонт и в будущем привлекать посетителя различными фишками.

Мы прощаемся, поднимаемся по улице Герцена к православному собору и сворачиваем в бар Myod. До полуночи он работает как ресторан, а после — в формате караоке. Нас встречает управляющая Алика Рабцевич.

Девушка не пытается уклоняться от вопросов и честно признается: после начала военных действий в Украине и всех сопутствующих инфоповодов посещаемость серьезно просела, из-за чего даже пришлось временно сократить штат. Атмосфера в заведении тоже изменилась. По словам Алики, поначалу посетители отказывались от веселых треков и просто общались друг с другом.

— В первое время чувствовалась какая-то тревога, люди не хотели тратить деньги, плюс была моральная составляющая. В интернете нам даже прилетали оскорбления и отзывы вроде «Как вы вообще можете работать в такое время?!». Но мы ночное развлекательное заведение, однако это все равно не останавливало кого-то от написания оскорблений. Было заметно, что кто-то не готов к происходящему. Многие не понимают, что мы ведем бизнес и не можем резко закрыться и всем, кто работает, сказать «до свидания». Правда, сейчас как будто стало полегче. Мы живем. Конечно, не знаем, что ожидает нас завтра, однако работаем.

В абсентерии Drops, открытой в октябре на месте кофейни «Ферзь», ситуация тоже типичная для многих. Но бармен Игорь Турцевич подчеркивает, что гости в психологическом плане держатся хорошо и даже позитивно.

— Людей в барах, конечно, стало намного меньше. Мы сейчас с вами находимся в безлюдном месте, а еще месяц назад здесь веселились, музыка играла громче, — говорит Егор, заглянувший в Drops к друзьям. — Мне, как любителю тихих мест, даже лучше, но для бизнеса ситуация плохая.

Стоит ли сейчас ходить по барам? Точно стоит. Мне кажется, нужно социализироваться, встречаться с близкими, друзьями, разговаривать на разные темы, которые не касаются текущей обстановки. Нужно абстрагироваться.

В любом случае лучшее лекарство — это общение с близкими и друзьями. Когда вы замыкаетесь, то это крах, депрессия. Поэтому нужно встречаться и разговаривать друг с другом.


Бар «Курилка» — еще одно атмосферное и популярное место недалеко от Зыбицкой. Директор заведения Алексей Михнюк выглядит оптимистично, однако признается, что посещаемость бара упала на 30 процентов. Есть и другие нюансы.

— С ростом курса резко подняли цены поставщики, и мы начали работать по предоплате. Сложно выстроить новую систему, если раньше работали по другой. Но мы не станем сейчас поднимать цены: боимся потерять гостей. Будем делать это поэтапно, так, чтобы люди свыклись с ценами в магазинах, а потом стали привыкать к ним в баре.

Настоящая движуха здесь начинается около полуночи, когда в дело включается кавер-бенд. Сначала исполнили I Just Called To Say I Love You Стиви Уандера, а затем врубили драйвовую Pet Sematary от Ramones. Людей качнуло. В какой-то момент меня в сторону увлекает улыбчивая и общительная женщина. Оказалось, это уборщица. Узнав, что я журналист, она показывает большой палец, говорит, что заведение очень хорошее и неприятные инциденты случаются тут крайне редко.

Поверив ей на слово, переключаюсь на девушку, медленно покачивающуюся в такт музыке, и уговариваю ответить на пару вопросов. Зовут ее Ольгой, работает в IT. «Курилку» называет своим самым любимым местом.

— Я сейчас не хожу по барам часто. Почему? Не считаю, что развлекаться — это морально этично в то время, когда в другой стране идут боевые действия. Но я стараюсь занимать свое время. Ну и был повод встретиться с девочкой, с которой раньше работала.

— Стараетесь никуда не ходить, но сейчас вы здесь.

— Нужно вести более-менее привычный образ жизни, чтобы просто не поехать кукухой. Это совет психолога: совершать действия, которые были в привычной жизни, и сохранять таким образом свое психоэмоциональное состояние.

26", горный, подростковый, алюминий, вилка жесткая, трансмиссия 8 скор. (1х8), переключатели: задний Shimano Acera, тормоз дисковый механический, вес 11.3 кг
Нет в наличии
28", рама XL, гибридный, алюминий, вилка амортизационная с ходом 63 мм, трансмиссия 18 скор. (2х9), переключатели: задний Shimano Alivio/передний Shimano Acera, тормоз дисковый гидравлический, вес 13.45 кг
Нет в наличии
29", рама M/L, горный, кросс-кантри, алюминий, вилка амортизационная с ходом 100 мм, трансмиссия 10 скор. (1х10), переключатели: задний Shimano Deore, тормоз дисковый гидравлический, вес 14.11 кг
Нет в наличии
29", рама L, горный, трэйл, алюминий, вилка амортизационная с ходом 100 мм, трансмиссия 10 скор. (1х10), переключатели: задний Shimano Deore, тормоз дисковый гидравлический, вес 13.77 кг
Нет в наличии

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский