31 889
29 января 2022 в 13:25
Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский, архив семьи Заборовых

Воспоминание о родине. Разбираем загадочную картину художника Бориса Заборова, выставлявшегося в топовых галереях мира

В Беларуси родилось множество прекрасных и достойных художников, написавших великолепные картины, но лишь немногие могут похвастаться выставками в топовых галереях вроде итальянской «Уффици». А у известного книжного иллюстратора и живописца Бориса Заборова, уехавшего после 40 лет на ПМЖ в Париж, такая была. Огромную часть своей жизни он прожил во Франции, но о родине никогда не забывал. В 2009-м, во время одного из приездов в родной Минск, Заборов подарил Художественному музею необычное прямоугольное полотно «Гумно». Оно кардинально  и по настроению, и по технике — отличается от всех картин, размещенных рядом. Мы попытались разгадать загадку картины Заборова, понять, в чем ее суть, и поговорили на эту тему с искусствоведом Сергеем Харевским.

Что для белорусского искусства значит Борис Заборов?

Заборов был необычайно универсальным мастером. За свою жизнь (она, к сожалению, остановилась 20 января 2021 года) он проявил себя и в графике, и в живописи, и в качестве автора костюмов и декораций для различных театральных спектаклей.

Окончив в 1961-м Московский академический художественный институт им. Сурикова, он долгое время работал в книжной графике. Заборов проиллюстрировал огромное количество художественных книг, среди которых произведения Янки Купалы, Рыгора Бородулина, Уильяма Шекспира, Федора Достоевского, Александра Пушкина.

Он так преуспел в графике, что награждался золотой и двумя бронзовыми медалями Международной книжной выставки в немецком Лейпциге.
Сергей Харевский

— Можно с уверенностью сказать, что Заборов — один из лучших белорусских графиков-иллюстраторов XX века,  говорит Сергей Харевский.  Его иллюстрации к белорусской и мировой классике фантастические. Они до сих пор остаются одними из лучших в европейском контексте. И я всем бы рекомендовал их посмотреть и поинтересоваться именно Заборовым-графиком. На его художественный уровень, на пластику, технику повлиял отец — блестящий живописец Абрам Заборов (к сожалению, подзабытый у нас). Ну и кроме того, Борис Заборов получил самое основательное художественное образование, которое только могло быть в то время в Советском Союзе. Если же говорим о Заборове-живописце, то он начинал с фольклорных сюжетов и национальной тематики, выставлял их. Это были интересные работы, но именно как живописец он в Союзе широкому кругу ими не запомнился. Его рассвет в данном качестве произошел значительно позже и связан с эмиграцией.

«Романтический пейзаж» (1977)

В 1979-м в Израиль уехал отец  Абрам Борисович, и вслед за ним, покинув Союз художников, за рубеж отправился и сын. Только в другом направлении. Сначала жил в Вене, а потом пустил корни в Париже, любимом городе многих поэтов и художников. Во Франции Заборов начал жизнь с нуля, но за кордоном не потерялся. Знаменитый и титулованный график отказался от иллюстраций и сконцентрировался на живописи. Сергей Харевский называет это очень смелым шагом. Он долго искал свою манеру и в итоге начал писать картины, совершенно отличные от тех, что делал прежде. Заборова вдохновляли старые студийные фотографии и их персонажи, находившиеся на блошиных парижских рынках. Так стали рождаться безмолвные, неяркие, ностальгические полотна о прошлом, которые полностью отличались от местами крайне рамочного соцреализма, создававшегося в Союзе.

 Заборов занялся нюансами в живописи, которые близки некоторым произведениям эпохи рококо. К примеру, тот же [французский художник] Антуан Ватто тоже пытался многое выстраивать на нюансах, — объясняет Харевский— Заборов предложил зрителю другой мир живописи: со сближенными цветами, с недосказанностью и полушепотом, от чего отвык широкий европейский зритель. И это помогло ему отличиться от других. 

И у Заборова получилось. Его оценили и приняли местные специалисты, он начал сотрудничать с крупнейшими парижскими галереями, а в дальнейшем стал выставляться в Нью-Йорке, Токио, Тулузе, московской Третьяковке... В 2008-м работа «Художник и его модель» была приобретена знаменитой флорентийской галереей «Уффици». На это событие бурно отреагировала зарубежная пресса, заявив, что «Уффици» впервые за многие десятилетия приобрела картину «русского» художника. А буквально через год Борис Заборов приехал в родной Минск и подарил Национальному художественному музей свою работу «Гумно». До этого в нашем музее находились картины, датированные лишь ранним периодом творчества мастера.

Что изображено на картине «Гумно»?

Вопрос может показаться странным и даже глупым, ведь ответ, на первый взгляд, кроется в самом названии. Но, стоя в полутора метрах от картины, разобрать, что там изображено, достаточно непросто. Со стороны кажется, будто изображение окутано дымкой или туманом. И только приближаясь к полотну, внимательно рассматривая все детали и контуры, начинаешь замечать, как перед тобой медленно предстает гумно с соломенной крышей  постройка, в которой хранили зерно.

А дальше видишь колодец.

Подсолнухи.

Забор.

Маленькую птичку.

И тут ты понимаешь, что перед тобой открывается раннее белорусское утро или поздний деревенский вечер. Что интересно, Заборов не первый автор, написавший гумно. До него это делал и россиянин Александр Венецианов.

И грузин Нико Пиросмани.

Но к фактуре и средствам выражения Заборов подошел совершенно иначе.

Как Заборов достиг «дымчатого» эффекта на картине?

Работа выполнена в достаточно узнаваемой технике живописца. И если взглянуть на другие картины художника, можно легко найти общую стилистику.

— Заборов пытается ввести нас в очень лиричный и загадочный мир полутонов. Это, кстати, близко еще одному нашему соотечественнику  Оскару Милошу, ставшему знаменитым французским художником-ориенталистом и поэтом. Своими сумерками, полушепотами он напоминает мне эссе Милоша, посвященное родному краю. Мы имеем дело с достаточно редкой техникой, близкой к графике. Видите, мы возвращаемся к теме, в которой проявил себя Заборов.

Гумно  не глубокие пастозные мазки, не кроящая краска, которая перекрывает одна одну. Это ближе к акварели — к лессировке, когда краска кладется на основу тонким слоем.

Заборов пишет маслом, но делает это так, будто работает с акварелью. Даже представляю, как он это делал. Берется неглубокая лессировочная краска, растворитель, опускается кисть, и, как в акварельной технике, промакивается еще не засохшая краска.

Как нужно трактовать данную картину?

Да совершенно по-разному. И даже если вы найдете в этой картине нечто общее с мультфильмом «Ежик в тумане» либо со старой фотографией и французскими импрессионистами, то в этом нет ничего страшного. Наоборот. Искусство тем и прекрасно, что подталкивает человека к игре в ассоциации и созданию различных трактовок. В свою очередь, Сергей Харевский считает, что данная картина  воспоминание о деревянной Беларуси с соломенными крышами, в которую уже никогда не вернешься.

— Эта работа очень тонкая и нежная. Нынешнему поколению белорусов сложно представить, что в 1970-х можно было выйти из электрички через три остановки от Минска — и вас начинали окружать деревянные дома, сараи, пуни, школы, аптеки, магазины, библиотеки — и практически никаких построек из силикатного кирпича и блоков. Вся Беларусь была деревянная, — размышляет собеседник. — «Гумно» — это притча о родном крае, той фактуре, которую Заборов запомнил еще в своей молодости. Кроме того, через этот туманный эффект Заборов старался передать климатические и природные коды Беларуси. Не зная этого, не думаю, что картину можно будет легко понять. Это может сделать тот, кто прочитает этот смысл.

Борис Заборов

Это сложная работа для современного потребителя культуры. Культура вообще требует определенных практик. И если ты никогда не слушал симфонический оркестр, а тебя приведут на Вагнера на 3 часа, так может дурно стать. Клиповое восприятие уже давно стало частью нашей жизни, дошло и вовсе до того, что молодежь даже короткое видео досмотреть до конца не может  хочется еще и еще. Но есть такие предметы искусства, которые требуют медленного изучения.

Художник ведь не просто так создает картины. С помощью них он приглашает тебя в свой мир поговорить с ним. В данном контексте — о Беларуси, которой уже нет, и услышать это, прочитать данные детали непросто.

На самом деле, перед такими картинами можно медитировать не единожды, приходя к полотну в разное время суток, в разные поры года. В широком смысле это последняя картина ХХ века. В том смысле, что и тема, и композиция, и технология нас возвращают в прошлое. Уходящее время. Вряд ли кто-то из молодых художников будет работать в такой технике и ставить перед собой подобные задачи.

Где в Беларуси можно увидеть Заборова?

В музеях Минска. Две работы художника («Первое причастие» и «Обнаженная») находятся в галерее «АртБеларусь», в постоянной экспозиции Художественного музея  «Гумно». Кроме того, до 13 февраля в новом музейном выставочном корпусе работает выставка «Рух зямлі», в рамках которой можно увидеть картину Заборова «Романтический пейзаж», написанную еще в 1977-м до эмиграции. Так что если есть желание увидеть и понять, как развивался и менялся мастер, приходите в музей. Пока для этого есть прекрасная возможность.

Читайте по теме:

сухой корм, порода: мини (до 10 кг)/средняя (от 10 до 25 кг)/крупная (от 25 кг)/для всех размеров пород, пакет
сухой корм, порода: мини (до 10 кг)/средняя (от 10 до 25 кг)/крупная (от 25 кг), пакет
Нет в наличии
сухой корм, порода: средняя (от 10 до 25 кг)/крупная (от 25 кг), пакет

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Тарас Щирый. Фото: Максим Малиновский, архив семьи Заборовых