«Чтобы попасть в Африку, продала свои туфли и платья». Белоруска переехала в Кению, чтобы помогать детям

11 января 2022 в 8:00
Источник: Каролина Губаревич

«Чтобы попасть в Африку, продала свои туфли и платья». Белоруска переехала в Кению, чтобы помогать детям

Антони, 12-летний мальчик из Малинди, раньше жил в ветхой лачуге, вот-вот готовой развалиться. Его отец зарабатывает тем, что развозит горожан на мотоцикле, а старший брат, 14-летний Алекс, бросил школу, чтобы продавать на улице земляные орехи по 10 центов за кулек. Антони и его младшей сестре тоже, скорее всего, пришлось бы трудиться: денег в семье едва хватает на то, чтобы сводить концы с концами. Но помогли ребята из организации «Принеси жизнь», арендовавшие кенийцам жилье. Среди миссионеров — белоруска из Полоцка Марина Шкраба, четвертый год спасающая африканский народ.

Страшные болезни, нищета, голод и бесконечная пустыня — Африка, думала раньше Марина, не сулит ничего хорошего. Скажи ей кто тогда, что спустя годы она очутится в Кении и будет помогать местным, девушка бы рассмеялась и покрутила пальцем у виска. Жизнь ее до поры до времени складывалась по стандартной белорусской схеме: детство в провинциальном городке, юность в столице. В Минск полоцкая девчонка везла не только большие чемоданы, но и мечты о том, как станет великим художником. Вот только, окончив колледж, осознала: кисти и краски не совсем для нее. И уехала в Москву, чтобы изучать богословие. Библейские уроки свежи в памяти до сих пор: Марина религиозна и многие свои поступки, в том числе смену постсоветской реальности на экватор, объясняет верой.

«Они хотят есть, поэтому продают себя»

— Отучившись в России, я вернулась в Минск, устроилась в архив реставратором исторических документов, сняла квартиру. В общем, все как у людей, я и не думала, что может быть как-то иначе. А тут мне вдруг резко захотелось побывать в Африке и помогать населению. До последнего боролась с этой мыслью, говорила себе: «Да ну, Марина, какая Африка, ты языка не знаешь, да и денег у тебя нет», — начинает рассказ белоруска.

Двухнедельная борьба с соблазнительной идеей закончилась для нее поражением. Девушка стала искать в интернете благотворительные миссии, сравнивая, в каких из них условия лучше, а цены не сказались бы на кошельке: в нем и так было не очень много наличных. Так Марина и наткнулась на межконфессиональную миссионерскую организацию «Принеси жизнь», открытую Денисом Лаптейкиным.

На тот момент мужчина уже несколько лет волонтерил в Кении и Уганде, став свидетелем разгула малярии и желтой лихорадки, детского рабства и проституции. «Это их единственный заработок. Другого нет. Они хотят есть, поэтому продают себя», — писал он на своем сайте. Но ни это, ни другие опасности не остановили Марину — наоборот, убедили: нужно ехать.

— Знакомые, узнав о моем намерении, реагировали по-разному. Кто-то поддерживал, кто-то счел больной. Мама и бабушка отнеслись адекватно, а папа был против отъезда, — возвращается в то время полочанка. — Но я не собиралась останавливаться на полпути. К тому же в Беларуси меня все равно ничего не держало, разве что близкие и любимая еда: гречка, клубника и хурма — их в Кении не найдешь.

На мечту Марина копила полтора года: по чуть-чуть откладывала с каждой зарплаты, устроила распродажу одежды и обуви. Собрав нужную сумму, обратилась в посольство и купила билеты в обе стороны. На все про все она потратила $650, еще несколько сотен осталось на аренду жилья и карманные расходы. Чемоданы, аэропорт, самолет — и белоруска в Найроби, столице Кении, где ее встретили волонтеры миссии и помогли добраться до побережья Индийского океана. Случилось это в 2018 году.

— Кругом море цветов и высоченные деревья — красотища! Но не природа поразила больше всего, а жители Малинди, всегда радостные и приветливые. Никто не пройдет мимо, не поздоровавшись. Я не сталкивалась с агрессией по отношению к себе, наоборот, местные были вежливыми, кто-то даже в шутку звал замуж: для них белая женщина сродни божеству. И все это притом что очень многие нуждаются, пропасть между бедными и богатыми огромная. В деревнях люди живут в обветшалых глиняных хижинах, спят на матрасах, плетеных ковриках, а то и вовсе на полу. Водопровода нет, в некоторых населенных пунктах один колодец, вода в нем рыжая, пить невозможно, — делится впечатлениями Марина.

Зарабатывают кенийцы кто как может. Одни выращивают и продают фрукты, другие подвозят горожан. Но денег им все равно не хватает. От отчаяния женщины идут в проституцию, получая за свои услуги крошечное вознаграждение. Некоторые толкают на это своих детей. Отсюда и высокий показатель заболеваемости ВИЧ. Впрочем, по словам белоруски, в Малинди она сталкивалась с этим не так уж часто.

— Оказавшись в Африке впервые, я ездила в деревни и показывала девушкам, как шить сумки, чтобы они могли продать их. В Малинди мы ходили в подростковую тюрьму, я учила ребят рисовать. Она совсем небольшая, рассчитана человек на 20, в основном молодежь попадает туда за кражи, — рассказывает белоруска.

Она планировала провести в стране три месяца, а задержалась на полгода. Когда же надумала вернуться на родину, возникли проблемы.

— Пришлось менять билет. В компании сказали, что в день вылета нужно будет доплатить $148, я сразу отложила эти деньги. Но когда пришла в кассу в день отправления, оказалось, что цены взлетели и мне нужно выложить $498. Я в отчаянии: таких денег у меня не было. Но тут подошел мужчина, ожидавший свой рейс, поинтересовался, что случилось, и оплатил всю сумму. Еще один человек дал $20 на еду. Моему счастью не было предела! — и сейчас радуется миссионер.

«Самые счастливые лица детей — во время вкусных обедов»

Марина приехала в Полоцк и решила: больше в Африку ни ногой. Но в 2019 году снова оказалась на континенте с крокодилами-бегемотами. «В Беларуси нет большой нужды, много кто готов поддержать оказавшихся в беде. В Кении с этим сложнее. В моем сердце горело желание помочь людям оттуда», — объясняет поступок девушка. Прошлой осенью она оформила миссионерскую визу и уже надолго сменила унылую погоду родного города на жаркое солнце Малинди. «Я дома», — написала она у себя с соцсетях, в третий раз попав на восточноафриканское побережье. Здесь она проведет почти три года.

— Львиная доля работы нашей миссии заключается в оказании помощи деревенским школам. Раз в неделю мы на пожертвованные деньги закупаем продукты — как правило, это 25 килограммов риса, картошка, помидоры, масло, лук и чеснок, специи. Иногда удается накормить ребят мясом, реже — спагетти. Для них это деликатес, который многие могут ни разу в жизни не попробовать, — говорит Марина.

Накануне новогодних праздников благотворители из «Принеси жизнь» вручили ученикам и их семьям презенты: кукурузную и пшеничную муку, молоко, тетрадки и ручки, сладости, мыло, несколько матрасов и москитных сеток. Особо нуждающимся родителям волонтеры оплачивают образование их детей: в Кении оно очень дорогое, не все могут себе его позволить. Как и услуги врачей и лекарства.

— Мальчик Эмануил перестал посещать уроки. Наши миссионеры взяли подарок и пошли к нему домой. Оказалось, малыш сильно заболел: постоянная рвота, температура, диарея. Сначала думали, что малярия. Местный врач сказал, что все может быть серьезнее и ребенку нужно сделать рентген, купить медикаменты. Цена вопроса — $18. Для родителей эта сумма — непосильно дорогое удовольствие. Но организация оплатила, школьник выздоровел. Как выяснилось, причиной болезни стало отсутствие нормальной еды, — вспоминает белоруска.

Кенийцам неоткуда ждать помощи и очень сложно самостоятельно что-то исправить. На западе страны люди живут очень плохо. У некоторых нет домов, они спят прямо под деревьями или на голом бетоне. Ближайшие аптеки находятся за десятки километров от деревни. Принято, что вся работа лежит на плечах женщин, мужчины могут ничего не делать. Примечательно, что многие носят с собой стулья — чтобы в случае чего сесть и отдохнуть. Раньше воду для своих нужд люди брали из озера, но правительство построило один на весь населенный пункт колодец, а благотворители привезли дефицитные вещи: мыло, прокладки и ведра.

А семьи масаев, полукочевого народа на юге страны, живут в домах из глины и железа. Чаще всего готовят на улице на камнях, кухонь почти ни у кого нет. Вода и электричество отсутствуют, некоторые спасаются солнечными батареями. Воду привозят в бочках — и это единственный способ ее достать. Вопреки своему положению, члены племени носят чистую, красочную одежду. И очень любят детей: одно семейство, где уже было четверо ребят, приютило еще четырех малышей, чьи родители умерли. Подрастающему поколению масаи стараются дать все самое лучшее.

— Мы планируем построить волонтерскую базу и заняться сельским хозяйством, чтобы не покупать овощи и фрукты, а выращивать их самим. Наша мечта — открыть детский учебно-реабилитационный центр, чтобы каждый ребенок мог вырасти полноценной личностью. Но сейчас все это под вопросом: есть некоторые нюансы, — повествует Марина.

Параллельная реальность

На одной чаше весов —  бедность и тяжелое детство, на второй — роскошные отели и живописные пейзажи. Пока богатые туристы нежатся под пальмами на берегу Индийского океана, кенийцы гнут спину, чтобы заработать доллар (если повезет, пять) в день. Вместе с тем условия для жизни в Малинди сносные. В городе круглый год, не считая сезона дождей, лето — сейчас там около 30 градусов. Есть небольшие парикмахерские, несколько  магазинов, торговый центр.

— В первый раз я поселилась в трехкомнатной миссионерской квартире. Кроме меня, там жило еще несколько человек, мы отдавали примерно $250 в месяц. Сейчас я снимаю крошечную комнатку, буквально 3 на 4 метра, стоит она $80. Нет кухни и ванной, зато есть туалет и маленькая раковина. Воду могут отключить дня на три. Во многих домах, в том числе у меня, ползают огромные тараканы, а если не убрать еду со стола, тут же появятся муравьи, — делится бытовыми подробностями Марина.

Время в Беларуси и Кении не отличается, нам не нужно подстраиваться друг под друга, чтобы созвониться. Но девушка переживает за трафик: интернет в Кении — тоже удовольствие не из дешевых. В Африке она живет за счет того, что раньше месяцами копила, и теперь старается экономить. Иногда финансово помогают родные и друзья.

— К медикам просто так не попасть. Если нет денег, тебя не примут. Я как-то раз заболела, боялась, что малярия. Пошла в частную больницу и за обычный анализ крови заплатила $10—15. Слава богу, это была обычная инфекция, — говорит белоруска.

Хлеб в Малинди дороже в два раза, молоко тоже. Просто так сорвать фрукты с деревьев нельзя: нужно заплатить местным. Городских автобусов и такси нет, вместо них — «пики-пики» (байки) и «тук-туки» (трехколесные мотороллеры). За поездку кенийцы просят 50—60 центов, но для «белых» цена поднимается в разы: местные уверены, что карманы приезжих забиты деньгами.

— В Африке много опасных насекомых и змей. Я видела черную и зеленую мамбу — если бы укусили, пришлось бы делать дорогую вакцину. Несмотря на это, хорошего тоже хватает. Кения — страна с интересными традициями и обычаями. Я ни о чем не жалею и пока буду здесь, чтобы помогать нуждающимся, — заключает Марина.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Каролина Губаревич
Без комментариев