Суд о взрыве салюта 3 июля. Говорят свидетели

 
UPD
18 435
132
21 июля 2020 в 15:02
Автор: Дарья Спевак. Фото: Анна Иванова, Дарья Спевак

В суде Московского района Минска продолжаются заседания по делу о взрыве салютных установок в День независимости. Трое обвиняемых, более десяти потерпевших и свидетели. Всего в деле примерно двадцать потерпевших. Обвиняемыми по делу проходят трое. 25-летний Алексей Круглик — командир патрульной роты комендантского батальона Минской военной комендатуры. Круглика допрашивают в зале суда, его не задерживали. Двое других — инженеры российской компании «Пиро-Росс» — в клетке. Сегодня в суде опрашивают свидетелей.

Свидетель Владимир Метельский — командир комендантского батальона Минской военной комендатуры. Обвиняемый Круглик — его подчиненный. Обязанностью Метельского в 2019 году были выделение техники для салюта, подготовка фейерверка и его контроль.

Свидетель говорит, что он должен был предоставить отчет, чтобы салютные установки были доставлены вовремя. Заряжание проводило ответственное лицо — капитан Последний, начальник Метельского. Капитан и был ответственным за заряжание.

Владимир вспоминает, что установки получали его подчиненные, а он сам докладывал о доставке груза военному коменданту.

— О сотрудничестве с компанией «Пиро-Росс» было озвучено на служебном совещании. Ежегодно сотрудники прибывают на подготовку салюта. Как я понимаю, делают что-то связанное с программированием и контролем заряжания, — говорит Метельский в суде.

Суд о взрыве салюта 3 июля. Ни один из обвиняемых полностью вину не признает

1 июля на само заряжание приходил в парк, но не стоял там. 2 июля, говорит он, никто из военнослужащих не производил никаких процедур с мортирой. На ряд вопросов свидетель отвечает: «Не помню». Защита спросила у него, обследовались ли мортиры салютных установок.

— На тот момент, когда я был командиром батальона, [обследования] не проводились, — отвечает Метельский. Ему также известно о взрывах других салютных установок — в 2017 и 2018 годах. — В 2018-м — по-моему, это было 9 мая — разорвало мортиру в парке Горького. Вроде 195-го калибра.

По его словам, причина взрыва не устанавливалась, никаких исследований не проводили. Накануне 3 июля 2019 года он не видел, чтобы представители «Пиро-Росс» заряжали салюты. Свидетель рассказывает, что обычно заряжание проводится за два дня до запуска, хотя согласно приказу это нужно делать за день. По его словам, руководство Минской военной комендатуры было в курсе этого. Он считает, что проверять исправность пусковых установок должен завод-изготовитель, а не военная комендатура.

Судья сверяет показания свидетеля во время следствия и судебного заседания. Есть существенные противоречия. Например, во время следствия Метельский рассказывал про Гордынца, начальника штаба Минской военной комендатуры. Тот, по словам свидетеля, давал указание Круглику менять фейерверочные изделия, которые не помещаются в мортиру, на привезенные представителями «Пиро-Росс».

Свидетель подтвердил эти показания. Про обрезку фейерверочных установок не знал.

«На меня возложили ответственность за заряжание салютных установок. Как таковой обязанности не прописано, но в основном ходил и проверял, как идет процесс заряжания»

Вторым свидетелем сегодня выступает заместитель военного коменданта по материально-техническому оснащению капитан Последний. Он говорит, что все техосмотры салютов, рекомендованные заводом-изготовителем, проводились. Вся информация содержится в формулярах. Обвиняемый Круглик тоже является его подчиненным, но не прямым.

— На 3 июля приказом военного коменданта на меня возложили ответственность за заряжание салютных установок. Как таковой обязанности не прописано, но в основном ходил и проверял, как идет процесс заряжания: на какой стадии и что делают. Я туда ходил два раза, два дня они заряжали, — начинает он.

Качество фейерверков и их соответствие документам он не проверял. Но говорит, что на руках у инженеров из России были все документы.

Проверяют заряжание, по словам Последнего, примерно так: когда зарядили салюты, тестируют работу электрической цепи. Если что-то не так, выясняется причина неисправности.

— [Военный комендант] полковник Кураш сказал: если будут бракованные, менять на вновь привезенные или вообще не использовать (оставить мортиры пустыми), — говорит он.

По приказу салют надо заряжать в день запуска, но свидетель отправлял письмо с изменениями — говорит, что зарядить за день физически невозможно. Изменения в приказ не внесли, но все равно салюты заряжали за два дня до запуска.

Если фейерверки не выстрелили на предыдущих салютах, их отправляли на склад и снова использовали, если у них не оборвались провода. Причина — затраты. Но спустя время полковник Кураш запретил их туда сдавать.

— Не выстреливали штук 10—15 с каждого салюта (разных калибров), — рассказывает свидетель Последний.

Он не знает, использовали ли такие изделия 3 июля, но около пяти салютов после праздника оказались с измененными номерами мортир (те, что использовались повторно) — их опечатал Следственный комитет.

При подготовке салюта около 15 единиц не влезали в мортиры — Последний сказал менять их или не использовать вообще, как и говорил военный комендант. Что с ними сделали в итоге, свидетель не интересовался.

В суде объявлен перерыв. Заседание продолжится завтра с 10:00.

Читайте также

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Автор: Дарья Спевак. Фото: Анна Иванова, Дарья Спевак