Суд о взрыве салюта 3 июля. Ни один из обвиняемых полностью вину не признает

UPD
478
02 апреля 2020 в 11:21
Автор: Дарья Спевак. Фото: Анна Иванова

Суд о взрыве салюта 3 июля. Ни один из обвиняемых полностью вину не признает

Сегодня в здании Дома правосудия суд Московского района Минска проводит первое заседание по делу о взрыве салютных установок в День независимости. В зале тесно и душно. Трое обвиняемых, более десяти потерпевших, свидетели и журналисты. Всего в деле примерно двадцать потерпевших. Около половины из них не пришли в суд. Часть пришедших — в масках и респираторах, но соблюсти дистанцию в новых условиях не удается: людей много, зал небольшой.

Обвиняемыми по делу проходят трое. 25-летний Алексей Круглик — командир патрульной роты комендантского батальона Минской военной комендатуры. Обвиняемого допрашивают в зале суда, его не задерживали. Двое других — в клетке.

30-летний россиянин Константин Денисов — инженер российской пиротехнической компании «Пиро-Росс». Под стражей он содержится с 4 июля прошлого года. Россиянину Максимилиану Сапронову 26 лет, он работал инженером в ОАО «Пиро-Росс». Под стражей он тоже с 4 июля 2019-го.

Ни один из обвиняемых ранее судим не был.

Обвинение

Прокурор зачитывает обвинение. Перечисляет законные обязанности белоруса Круглика. Также прокурор указывает локации, где должны были проводиться салюты. Все пиротехнические установки закупались у «Пиро-Росс». Ответственными за проведения салюта были служащие Минской военной комендатуры, в том числе обвиняемый старший лейтенант Круглик.

27—28 июня комендатура получила необходимое оборудование. Часть пиротехнических изделий, которые Минобороны закупило у российской фирмы «Пиро-Росс», оказалась дефектной: или истек срок годности, или салюты были бракованными. Такие установки нельзя было использовать при проведении салюта.

Чтобы исправить оплошность, обвиняемые инженеры «Пиро-Росс» 30 июня приехали в Минск. 1 и 2 июля Денисов и Сапронов вместе с сотрудниками военной комендатуры устанавливали на ее территории салюты. По словам обвинения, представители российской компании сознательно допустили установку просроченных и бракованных фейерверков — по должностной инструкции их нужно было уничтожить. Салюты согласно порядку эксплуатации относятся к особо опасным установкам и приравниваются к боеприпасам.

Все трое обвиняемых, по словам прокурора, сознательно подготавливали салюты не за день, а за два-три до их запуска на празднике. Также несработавшие салюты они использовали повторно. Они доработали просроченные и бракованные фейерверки — не менее 198 не могли быть использованы для безопасного проведения салюта.

3 июля после массовых мероприятий в разных местах столицы начались салюты. В итоге — смерть женщины и травмы нескольких граждан. Практически все полученные травмы у тех, кто находился у Свислочи по улице Даумана. Еще были повреждены несколько припаркованных авто — на проспекте Победителей или недалеко от него. Велосипеды, киоски, палатки с мороженым, холодильники с мясом, аппараты для попкорна — от злосчастного салюта пострадал и малый бизнес в парке Победы.

Весь ущерб юрлицам — более 742 тыс. белорусских рублей. По неосторожности — смерть человека и травмы другим прохожим. Обвинение предъявляется по ч. 2 ст. 463 Уголовного кодекса («Нарушение правил обращения с оружием, материалами, веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшее по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия»). Статья предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет.

Ни один из обвиняемых полностью вину не признает

Обвиняемому Круглику из военной комендатуры обвинение понятно:

— Признаю частично. Признаю, что совершил все эти нарушения требований документов, — ответил он на вопрос судьи.

Инженеру «Пир-Росс» Денисову тоже понятно обвинение.

— Виновным себя не считаю. Мои действия были указаны мне руководством и разрешены документацией. Безопасность фейерверочных изделий доказана изготовителем, Вооруженными силами Российской Федерации и экспертизой Республики Беларусь, — сказал он. По его словам, ранее никаких проблем с салютами компании не было.

Второй инженер российской компании Сапронов отрицает вину.

— Виновным себя не признаю, — ответил обвиняемый.

Начался допрос обвиняемых.

Алексей Круглик: «Срок годности, как сложилось из практики, проверять смысла нет»

В 2015 году парень окончил военную академию по специальности инженера. Пришел служить в комендатуру командиром взвода. Он уже не раз работал на минских салютах, давно и слаженно работал с «Пиро-Росс». К празднованию 9 Мая Алексей сам дал заявки россиянам на фейерверки, хотя по инструкции это должен делать комендант. Заказал восемь расчетов — восемь салютных установок.

— Срок годности, как сложилось из практики, проверять смысла нет, потому что мы их всегда получаем независимо от срока годности. На базе нам говорят, что есть, то и берите, — говорит обвиняемый.

— Вам было известно, что могут быть просроченные среди них? — спросил прокурор.

— Да, — Алексей говорит, что лично вскрывал ящики и проверял фейерверки, осматривал их качество, но на сроки годности не смотрел.

К 3 июля со склада привезли 480 фейерверков — Круглик говорит, что ранее такие использовали. Знают, как они работают и т. д.

— На складе ничего не менялось после 9 мая до 3 июля. Около 11 или 12 фейерверков на склад сдали уже использованных. Из них два или три не отстрелялись 9 мая и остались на складе, — он также заметил, что из «Пиро-Росс» привезли салюты 2017 года — по диаметру они были слишком большие, часть не влезала в салютные установки. — Инкин (Андрей Инкин, главный инженер «Пиро-Росс». — Прим. Onliner) предложил лишнюю часть (около ста фейерверков) обрезать по окружности.

По словам Круглика, Инкин убедил его, что так уже делали и никаких ЧП не происходило. На 9 мая все отстреляло штатно, были только «невсходы» — фейерверки, которые выстрелили, но остались в стволах.

— Как мне показалось, на это 9 мая таких было больше, чем обычно, — сказал Круглик и уточнил: эти «невсходы» отправили в гараж, разрядили. Часть отправили обратно на склад («те, что без видимых дефектов»). Некоторые из них уничтожили. — Согласно регламенту все они должны быть уничтожены. Но мне так сказали делать.

— Вышестоящее руководство? — уточнил прокурор.

— Да.

— Причины указывали? — задала вопрос судья.

— Потому что фейерверки стоят недешево, поэтому их без причины так уничтожать...

3 июля

Пришли партии от 2014 года, фейерверков от 2017-го по заявке было около 200, рассказал Круглик. Было известно, что некоторые изделия могут в диаметре превосходить мортиры. На одну салютную установку фейерверков не хватило — перезаказали.

30 июня приехали Сапронов и Денисов из «Пиро-Росс». Нынешние обвиняемые. Промаркировали, начали проверять установки. Проверял один из россиян и солдаты комендатуры. Круглик сходил дать интервью корреспонденту, вернулся — а представители «Пиро-Росс» уже обрезáли фейерверки (те самые, от 2017 года).

В суде объявлен перерыв до 14:15.


После ходатайства прокурора судебное заседание отложили на неопределенный срок. Дело в том, что прокуратура не уведомила одного из потерпевших о ходе судебного процесса. Попросту он не знал, что идет суд по делу.

Читайте также

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Дарья Спевак. Фото: Анна Иванова
Без комментариев