Как самая пьющая страна в мире избавляется от порока. Литовцы хотят сократить потребление алкоголя на треть за 5 лет

33 061
390
29 июня 2020 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: архив Onliner. Фото носят иллюстративный характер. Иллюстрации: Валерия Седлюковская

Как самая пьющая страна в мире избавляется от порока. Литовцы хотят сократить потребление алкоголя на треть за 5 лет

В 2016 году Беларусь вздохнула свободно: мы стали не первыми в списке самых пьющих стран, составленном ВОЗ. Хотя эта новость взволновала так себе: в Беларуси спокойно относятся к рейтингам и результатам разных подсчетов, тем более из-за границы. На пьедестал взобралась Литва с 15 литрами чистого алкоголя на каждого жителя старше 15 лет. И она сделала более решительные выводы. «Заграничный» текст цикла «Бухло».

К международным цифрам можно относиться критически. Каким образом Беларусь с 17,5 литра чистого алкоголя в 2010 году рухнула (взлетела?) до 11,2 в 2016-м — большая загадка, которую можно объяснить лишь успехом социальной рекламы и сокращением производства «чернил». Но выглядит это так, будто в стране ввели сухой закон. Редкий феномен, в общем.

Отчет Всемирной организации здравоохранения

Наши проблемы остаются с нами. Сегодня речь о соседях. В 2016 году на «трон», пусть и с куда более скромными показателями, завалилась пьяная Литва. В уже немолодой с точки зрения независимости европейской стране эта новость разорвалась ядерным снарядом.

Отчет Всемирной организации здравоохранения

Еще больше ликовали по этому поводу русскоязычные медиа Литвы, ведь кивки литовцев в сторону «пьяной Руси» теперь не имели под собой ни моральных, ни статистических оснований.

Литва не стала играть в обиженку и делать вид, что доклад состряпали на деньги Запада (здесь «на деньги Запада» читается иначе, чем мы привыкли слышать), и уже 1 января 2018 года у желающих похмелиться возникли проблемы. Возрастной ценз для покупки алкоголя подняли до 20 лет, резко увеличили акцизы (в цене бутылки на полке кратный рост был не столь драматичен), время продажи алкоголя ограничили временем с 10:00 до 20:00 с понедельника по субботу и с 10:00 до 15:00 в воскресенье. Ну и ввели полный бан на рекламу спиртных напитков по телевидению, радио, в интернете и печати, а также на рекламу скидок в местах продаж (последняя мера, к слову, действует и в Беларуси).

«Мы изучили ситуацию. Оказалось, по циррозу мы тоже в группе лидеров»

Глава государственного департамента по контролю за наркотиками, табаком и алкоголем Гражина Белян рассказала Onliner о результатах борьбы за здорового литовца, которая длится уже два с половиной года.

DELFI / Robertas Narmontas

— Результаты исследования ВОЗ стали шокирующими для литовцев. Создалось общественное движение за трезвую страну. Люди собрали 60 тыс. подписей под законопроектом. Этого достаточно, чтобы инициировать работу над документом уже в парламенте. Чиновники приняли заявление от народа, проверили достоверность подписей и стали работать над предложением. Конечно, потом подключились политические партии со своими правками. Прения были горячими.

Народный законопроект предполагал даже более жесткие решения: например, поднять возрастной ценз до 22 лет, ввести более жесткий закон о рекламе алкоголя.

— Не было соблазна обвинить ВОЗ в подтасовке и некорректности данных в отчете?

— Информация от ВОЗ стала катализатором: 15 литров абсолютного алкоголя на человека старше 15 лет… Были и сомневающиеся в этих данных. Но чего спорить? Мы решили, что не будем оценивать состояние дел по одному показателю, и оглянулись вокруг. Оказалось, по циррозу печени мы тоже в числе лидеров в мире, по алкогольным отравлениям — где-то в тройке, плюс семьи в зоне риска, плюс резонансные происшествия на дорогах. Надо было что-то менять.

— Возможно, негативным образом на статистике сказалось вступление Литвы в ЕС? Кризис, миграция молодежи…

— Не скажу так. В какое-то время алкоголь подешевел, но потом мы актуализировали цены акцизами. Ну а уезжают же и пьющие люди.

— Противники жестких мер (в Беларуси это популярная тема у табачников) пугают ростом серого рынка при закручивании гаек. Что говорили в Литве?

— То же: что вырастет теневая экономика. Но на данный момент мы регулярно все считаем. Нас интересует весь алкоголь, налоги с производства и продажи которого не платятся в Литве: контрабанда, импорт, домашнее производство, суррогаты. Мы опасались этой проблемы. Но доля такого алкоголя остается стабильной — 7—8%. То есть контрабанда не выросла (в отличие от сигарет из Беларуси). Возможно, потому что у нас все же относительно дешевый алкоголь. В общем, экономика не пострадала.

Более того, наши ученые посчитали деньги: урон экономике против доходов в бюджет. Считали скромно, не включая страховые выплаты, расходы на лечение, содержание преступников в тюрьмах.

— Правда, что у вас находили целые подпольные заводы по производству алкоголя?

— Нет конечно. Если и было, то это неорганизованная преступность, которая не оказывала влияния на общее положение дел.

— А что насчет алкотуров? У вас алкоголь стоит дороже, чем у соседей по ЕС?

— Чем в Латвии — да. С Эстонией сопоставимо. В Польше чуть дешевле. Это не говорит о том, что люди ездят за алкоголем. Временные, топливные затраты, обменники — все это сводит выгоду на нет. Всегда есть приграничные территории — с этим ничего не поделаешь. Но алкотуры из Вильнюса — такого нет.

Что эффективнее: поднять возраст или цену?

— Можно простую мысль? А что, если бы в отчете ВОЗ вы не оказались на первом месте? С момента обретения независимости прошло почти 30 лет. Неужели небольшая страна не видела в зеркале, что происходит?

— Раньше чего-то не хватало — возможно, зрелости населения. Мы боролись, но все меры носили фрагментарный характер. В один год мы запретили торговать алкоголем на бензоколонках. Потом подняли акцизы. Потом через полгода ввели еще что-то. Не было комплексного решения.

С начала 2018 года все говорят о репрессивных мерах. Но я сторонник сбалансированной политики. Мы стали не только запрещать. В 2016 году мы создали государственный фонд по укреплению общественного здоровья. Он финансируется целевым образом из акцизов на алкоголь, табак и азартные игры. Деньги фонда направляются на социальную рекламу, финансирование неправительственных организаций и тематические научные исследования. Надо же и общественность просвещать. Стараемся делать это по-новому. С инфлюенсерами, как сейчас модно.

— Опыт какой страны вы стали использовать в качестве примера?

— Это правда, как часто бывает в Литве, мы можем использовать опыт европейцев. Что касается антиалкогольной политики, то по духу и нормам наше законодательство близко к опыту Исландии. Правда, им было чуть легче с границей: они все же остров. Также использовали опыт Скандинавии.

— Что эффективнее ограничивает потребление: рост цены или ограничения в местах продажи? Или это сложный вопрос?

— Как раз очень простой. И наша практика, и мировая однозначно показывает: это рост цен (регулирование через акцизы). У нас был драматический скачок, когда акцизы повысились на десятки процентов, некоторые даже в два раза. Это действует в комплексе с остальными мерами, но ценовая политика — одна из эффективнейших. Просто не нужно забывать про все остальные.

— Насколько выросли цены на алкоголь?

— Сложно сказать. Это зависит от вида алкоголя. Цены выросли не так сильно, как акцизы, потому что продавцы начали принимать часть удара на себя, деля издержки с производителями. Бутылка алкоголя подорожала на 50—70 центов.

— А как при этом почувствовал себя бюджет?

— Никакого падения не случилось, как бы ни пугали лоббисты. Доходы выросли. В этом году акциз на крепкий алкоголь вырос более чем на 10%, что принесет в бюджет дополнительные €40 млн.

И поддержка населения выросла. В 2018 году 57% людей положительно оценивали тотальный запрет на рекламу, в феврале 2020-го — уже 62%. Раньше увеличение возрастного ценза поддерживали 53% литовцев, а сейчас — уже 67%. Люди поддерживают политику, а значит, они видят изменение ситуации.

В кризис потребление алкоголя снижается

— Сколько у вас зависимых?

— Тех, которые в поле зрения, — 15—16 тыс.

— В советские времена пили больше?

— Я не думаю, что есть точная советская статистика. Тогда больше скрывались, хотя пили не меньше. Но, чтобы стигматизации не было по линии партии, не признавались. Наша задача сегодня — стимулировать желание справиться самому с собой. Принудительное лечение не работает. Человек должен понять свою проблему и захотеть вылечиться. Тогда ему создают все условия, бесплатно.

В этом году будет существенная коррекция всех данных из-за коронавируса. Как показывает опыт, такие экстремальные ситуации действуют положительно. Наверное, люди переоценивают свои потребительские привычки.

— Неожиданно. А как же тревожность?

— Нас это тоже удивило.

Во время карантина (с марта по апрель) количество отравлений алкоголем уменьшилось в 2,5 раза. Похожая ситуация была во время экономического кризиса 2008—2009 годов.

Тревожность? Да. С другой стороны, сработало ограничение социальных контактов, падение доходов. Люди будто мобилизовались.

— Что пьют алкоголики?

— Крепкое пиво и крепкий алкоголь. «Чернила» у нас тоже были, но акцизы по ним сильно подняли — продажи упали больше, чем в любой другой категории. С крепким пивом боремся запретом на большую тару в пластике. Это непрямое, но тоже регулирование цены. Потому что ПЭТ — самая дешевая тара.

— Молодежь пьет?

— В молодежной среде потребление алкоголя падает быстрее всего. У них свои проблемы. Ситуация с наркотиками у нас намного лучше средних показателей по Евросоюзу. Сейчас думаем над превентивными мерами в отношении веселящего газа.

— Ваше правительство доводит до производителей какие-то показатели и ограничения по выпуску алкоголя?

— Нет. У нас есть и водка, и крепленые вина. Сколько смогут и захотят, столько произведут. Заводы — это приватизированные предприятия, поэтому все риски несут самостоятельно.

— В этом году в законе новые ограничения: запрет на продажу алкоголя на пляжах и в павильонах, например. Это последние меры?

— Сейчас задача — сохранить взятый курс. Пока в разработке нет новых решений по следующим запретительным шагам. Но это и так постоянная работа. Контроль нужен. Акцизы пересматриваются каждый год. В этом году акциз на крепкие напитки вырос на 10%, в следующем году он будет опять пересматриваться.

— Сколько вам осталось до Исландии?

— Если не ошибаюсь, в 2023 году мы хотели бы прийти к европейскому стандарту — 10 литрам абсолютного алкоголя на человека. Надо еще поработать.

— Вы довольны реформой или делали бы что-то иначе?

— Мы довольны, ситуация меняется.

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: архив Onliner. Фото носят иллюстративный характер. Иллюстрации: Валерия Седлюковская
Без комментариев