«Люди поделились на тех, кто в маске, и тех, кто без». Психолог о последствиях коронавируса для белорусов

685
30 мая 2020 в 8:00
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Максим Малиновский

«Люди поделились на тех, кто в маске, и тех, кто без». Психолог о последствиях коронавируса для белорусов

Коварный вопрос: что ценнее — психика или тело? На него нет ответа. Коронавирус поставил нас перед невиданной ситуацией. Белорусам придется выбирать: сохранить свое физическое здоровье, оставаясь в строгой самоизоляции, или пожертвовать здоровьем душевным, преступно нарушая карантин. Китайские психиатры уже провели исследования после эпидемии COVID-19. Результаты, как и следовало полагать, неутешительны. А какие психологические последствия пандемии и карантина ждут белорусов? О страхе, потерянных смыслах, взрослении и правиле «В любой непонятной ситуации иди к людям» Onliner поговорил с медицинским психологом и семейным терапевтом Вероникой Дорингер.


«Посыпались обращения к врачам общей практики»

—C какими психологическими последствиями пандемии и карантина белорусы столкнутся, когда все закончится?

— С разными. Например, с невротическими расстройствами — тревожными, депрессивными. Это если говорить про психиатрию. А в основном, я думаю, с острыми стрессовыми расстройствами. И с посттравматическим стрессовым расстройством тоже — то, что называется ПТСР.

Очень сложно сейчас не только в Беларуси, но и за границей. Например, Американская психиатрическая ассоциация уже проводит исследование: уровень тревоги у людей вырос на 40%. У нас просто еще пока никаких исследований не сделано, и оценить последствия сложно. Нужно, чтобы время прошло.

— Некоторые специалисты говорят: ждите массовых депрессий к осени, особенно у тех, кто сейчас держится бодрячком.

— Да, иностранные психиатры ждут шквал психических расстройств. Но я разговаривала с нашими психиатрами, смотрела данные российских коллег, и все в один голос говорят: количество обращений за помощью не увеличилось! И это беспокоит. Потому что люди пока игнорируют стресс. По большей части находятся в фазе мобилизации. Закрывают глаза на свое эмоциональное состояние, и это как раз-таки ведет к депрессиям и психосоматике. Ведь нашу психику от разрушения защищает тело.

Сейчас посыпались обращения к врачам общей практики. Люди с тревожным расстройством реагируют на стресс повышением температуры. У меня есть приятельница, она написала пост в Facebook, мол, вторую неделю температура 37—37,2. И вы не представляете, какое количество людей откликнулось в комментариях: «У меня тоже!» Больше двухсот человек. Люди трактуют это как то, что они болеют коронавирусом.

Хотя белорусы с диагнозом «генерализованное тревожное расстройство» очень хорошо знают, что температура 37 может сохраняться до полугода — это реакция организма на стресс и сильную фрустрацию.

Необращение за психологической помощью связано еще и с тем, что сейчас очень страшно идти в любое медучреждение. И, кроме того, стигматизация: «Если я пойду к психиатру или психотерапевту, значит, я больной, ненормальный». Это останавливает людей.

Многим сейчас проще идти и сдавать анализы. Как эта моя приятельница. Она две недели терпела в жуткой тревоге, потом сходила в клинику — у нее анализы здорового человека, но она не пойдет к психотерапевту или психиатру за помощью.

В зарубежных источниках я читаю, что будет шквал депрессивных, тревожных и обсессивно-компульсивных расстройств. И действительно, симптоматика сейчас усиливается.

— Обсессивно-компульсивное расстройство — это зацикленность на ритуалах и чистоте?

— Сейчас это проявляется как зацикленность на бесконечном мытье рук, дезинфекции. Врачи общей практики уже говорят, что люди приходят к ним с дерматитами и нарушением слизистых оболочек носа: промывают его чуть ли не хлором. Я даже знаю, что некоторые пенсионеры, начитавшись в газетах, что маски нужно мыть с хозяйственным мылом, этим же мылом чистят и нос.

Депрессии связаны с сильной неопределенностью того, что нас ждет. Страх перед будущим и ощущение беспомощности. Какие усилия ты ни прикладывай, изменить ничего не можешь. Это рождает бессилие.

«Источник напряжения — невидимый. Это больше всего тревожит»

— Китайский опыт подтверждает: после карантина людей ждут панические расстройства, тревожные расстройства и депрессии…

— Конечно. Даже сейчас у людей наблюдаются симптомы посттравматического стрессового расстройства. Хотя для диагноза «ПТСР» нужно, чтобы симптомы сохранялись как минимум месяц: тревожное беспокойство, нарушение сна, катастрофические мысли о том, «как я буду болеть коронавирусом» и «что со мной случится», страх заболеть самому и заразить окружающих, ночные кошмары, социальная отстраненность. Люди начинают бояться друг друга.

Человек становится источником опасности. Избегающее поведение. Вспышки гнева. Количество случаев насилия в семье увеличилось — это подтверждает ВОЗ.

Потому что реакция на стресс — это и гнев тоже, который невозможно контролировать.

Ситуация опасна тем, что источник постоянного напряжения — невидимый. Это больше всего порождает тревогу. Мало того что неизвестность и затянутость во времени, так еще и невидимость угрозы. Чем страх хорош? У него всегда есть внешний объект. Допустим, я боюсь условных змей и могу что-то с этим сделать. А вирус мы не можем распознать. Именно это объясняет такое сильное его влияние на психику человека.

— Вывод китайского исследования: женщины больше подвержены стрессу и ПТСР. Согласны?

— Это странно, потому что я не нашла информации, которая бы это подтверждала. Вообще, понятие ПТСР появилось после афганской и вьетнамской войн, оно первоначально связано именно с мужчинами, побывавшими в зоне боевых действий.

ПТСР не зависит от гендера. Для того чтобы это расстройство развилось, нужна ситуация, которая превышает человеческие возможности. Причем на одного человека она повлияет, и у него начнется ПТСР, а на другого — нет. Это будет зависеть только лишь от личной реакции на событие. Эмоционально устойчивая женщина вполне спокойно может перенести острую ситуацию, а для мужчины с дефицитом психических ресурсов это станет травмой, например.

— ПТСР — это всегда следствие страшных, нечеловеческих событий: война, землетрясение, авиакатастрофа, детство в семье бездомных, наркоманов, садистов или сумасшедших… И в этом ряду теперь пандемия и карантин?

— Да, конечно. Потому что есть внешний источник угрозы, и это связано с жизнью и смертью человека. Ситуация повышенного психологического давления.

Важная ремарка: даже если ты наблюдаешь насилие со стороны или видишь чью-то смерть, у тебя может развиться ПТСР. Не обязательно быть участником.

«Люди попустительски относятся: „Нет у нас в Беларуси никакого коронавируса, это все заговор“»

— Самые высокие показатели стресса китайские исследователи обнаружили у людей от 18 до 30 лет, мол, они получают много информации из соцсетей, а это может быть триггером. Что вы об этом думаете?

— Я думаю, что самые уязвимые группы — это пенсионеры и дети-подростки. С детьми понятно: у них возраст эмоционально неустойчивый, плюс они остро реагируют на социальную изоляцию. Люди пожилого возраста тоже очень тяжело переносят внезапный и длительный карантин. Продолжительность жизни напрямую связана с этим. Люди умирают от одиночества.

Я не согласна, что 18—30 лет — это самая уязвимая группа. В этом возрасте как раз-таки хорошие стратегии совладания со стрессом.

А вот детям и старикам сложно адаптироваться. Они запуганы. Знакомый из Москвы позвонил и рассказал мне, что его отец боится выходить на улицу. Старичка настолько запугали штрафами, что он думает: придет полиция, а у него маска неправильно надета — заберут в тюрьму.

Пожилые люди сейчас нуждаются в нашей серьезной поддержке.

— Но что делать молодым людям с огромной волной информации, которая порождает дополнительный стресс?

— Да, вся эта инфодемия… Уже не столько страшна пандемия, как инфодемия.

Почему люди все время скроллят ленты? Потому что это иллюзия контроля. Нам кажется, если мы будем читать все новости, это поможет лучше ориентироваться в происходящем. И лучше контролировать «врага». Мол, информирован — значит, вооружен. Но в нынешней ситуации это не работает. Потому что поток негативной и фейковой информации очень большой: все эти теории заговора… Достоверную информацию в ленте сложно находить, только сплетни. Единственный способ — контролировать потребление этого контента. Вот прямо через усилие воли.

— Еще один факт: чем выше образование у человека, тем выше уровень стресса. А здесь какая связь?

— Спорный факт. Я читала исследования французских социологов: наоборот, чем ниже когнитивный уровень человека, тем больше он подвержен потреблению сплетен, а не достоверной и официальной информации.

Сейчас так много сплетен и дезинформации в соцсетях, потому что уровень аффекта — страха и тревоги — у людей высокий. А любой аффект снижает когнитивные способности даже у самого умного человека. Ситуация, которая происходит в мире, пограничная. Она неизвестна и глобальна. Человек на этом фоне ощущает себя очень маленьким. Эта ситуация разрушает нашу привычную жизнь и, соответственно, вызывает пограничное реагирование — очень сильный внутренний аффект: страх, беспомощность, гнев. Когда мы захвачены этими переживаниями, рациональный мозг отключается. Становится очень сложно фильтровать информацию.

Поэтому инфодемия набрала такие серьезные обороты — только лишь за счет того, что большинство людей в аффекте и не могут анализировать.

Я не соглашусь, что чем более человек образован, тем более он склонен к стрессу. Возможно, здесь имеют в виду, что образованный человек не отрицает реальность, как многие: «Ничего не происходит», «Все нормально, я верю тому, что говорят по телевизору». Это усыпляет нашу бдительность. Люди попустительски относятся: «Нет у нас в Беларуси никакого коронавируса, это все заговор». А у человека более-менее образованного и социальное окружение другое, и доступ к источникам информации. Он может понимать серьезность ситуации. Потому что в первое время я массово сталкивалась с реакцией отрицания у людей. И весь мир с этим сталкивался. Говорили о пандемии в Китае, а наши ехали отдыхать, продолжали жить как обычно. Ну, это естественная защита у человека — отрицать. Мол, если я об этом не знаю, этого нет.

Есть две крайности. Первая — это сильная паника: «Мы все умрем!» А вторая: «Ребят, ничего не происходит!»

«Людям не хватает объятий!»

— Тревожные расстройства обостряются, депрессия неизбежна… Можно ли сделать вывод, что карантин слишком вреден для психического здоровья?

— Очень вреден. Катастрофически. И зарубежные, и российские психиатры пишут, что изоляция очень плохо сказывается на психическом здоровье. Потому что мы социальные существа. «В любой непонятной ситуации иди к людям» — это заложено биологически. Нам нужны другие Homo sapiens — источник поддержки, ресурсов, существования.

Я читала последние рекомендации Красного Креста, и все они связаны лишь с одним: ищите общение любыми способами! Звоните в службы психологической помощи, на горячие линии…

Не оставайтесь наедине со своими переживаниями.

Парадокс, который мы наблюдаем сейчас: ближайшее окружение, с которым человек находится в одной квартире, не является близким. Люди, на которых мы можем опираться, — это далеко не ближний круг. И наше взаимодействие с ними сейчас недоступно. Удивительно, но очень многие мои клиенты говорят об этом. Вроде люди не остались одни: с мужьями, женами сидят дома. Но мужья и жены — это не те, кто дает ресурс, а скорее те, кто его забирает.

— Общение по Skype или в Zoom — это суррогат близости?

— Такая близость тоже имеет право на существование. Да, она другая, это нельзя сравнивать. Но это все равно общение. Если контакт между людьми уже был выстроен, то он сохраняется и онлайн. Хотя я считаю, что он все равно дефицитарный. Наш мозг видит человека, а тело его не чувствует. Это очень серьезный диссонанс. Удивительно, все сейчас жалуются на то, что не хватает объятий. Не хочется ни секса, ни чего-то другого… Именно объятий! Потому что тело в большом дефиците. Мы видим людей, но физически отрезаны от них.

— Нужно ли вводить карантин, если он так вреден? Как выбрать между психическим здоровьем и физическим?

— Вы задаете очень верные вопросы. Пандемия столкнула людей с тем, что им приходится выбирать между жизнью и жизнью. Физическая жизнь вошла в конфликт с жизнью душевной. Все, что относится к удовольствиям, контролю и смыслам, оказалось под угрозой. Люди переживают «малую смерть»: умирают планы, образ жизни, ближайшее будущее, отношения… Китай первый об этом заговорил. Сколько у них разводов! Умирает работа. Не говоря о том, что есть много семей, которые сталкиваются с реальной смертью… И как тут не быть депрессиям? Есть опросник по уровню фрустрации, так вот разводы и потеря работы по уровню горевания стоят в одном ряду со смертью близкого человека.

«Любая правда, какой бы она ни была, не так катастрофична, как фантазии о ней»

— Вы для себя определили здоровую середину между «Я закроюсь в бункере» и «Это все заговор масонов, вируса не существует, давайте жить как обычно»? Ходите ужинать в рестораны, например?

— Мне кажется, здесь каждый находит свой индивидуальный баланс. У меня есть клиенты, для которых выход из дома — это сильно фрустрирующее событие. Им, чтобы сохранять равновесие, проще быть в квартире на самоизоляции, не подвергая себя дополнительному стрессу.

Но если я останусь в жесткой самоизоляции, то просто умру. Для меня сохранение душевной жизни, хотя бы в маленьких ее формах, жизненно важно. Я могу выйти погулять, сходить на пробежку — меня это очень поддерживает.

— Тогда, может быть, эта абсурдная ситуация — Беларусь почти единственная страна в Европе, которая не вводила карантин, — нам на пользу?

— Для психического здоровья — да. Другой момент, если бы у нас состоялся честный разговор с людьми… Любая правда, какой бы она ни была, не так катастрофична, как фантазии о ней.

Плюс, конечно, массовые мероприятия. Можно было бы принять меры, не вводя добровольно-принудительный карантин, когда всех запирают дома. Я, как человек, связанный с психическим здоровьем, абсолютно против жесткой изоляции. Это может быть катастрофично.

— Есть ли какие-то способы, чтобы предотвратить депрессию и другие расстройства в нынешних обстоятельствах?

— Да. Не зря сейчас многие обращаются к восточной мудрости — техникам mindfulness, которые помогают смириться с неопределенностью. Невозможность контролировать жизнь и глобально влиять на что-то сталкивает с бессилием. Мысли о том, что эта ситуация конечна, как и любая другая, помогают.

Здесь уместна метафора ближнего и дальнего света. Есть какие-то маленькие планы и простые дела на каждый день — это «ближний свет». Он дает ощущение, что мы управляем жизнью, несмотря на хаос. Здорово помогает от чувства беспомощности, бесперспективности, пустоты. Жизнь — она ведь в мелочах. И в то же время очень важно понимание «дальнего света»: коронавирус закончится, будущее впереди, есть планы и перспективы, можно сажать что-то сейчас, а вырастет оно потом.

Простые психологические штуки тоже работают. Тревожно — делайте практики для расслабления. Концентрируйтесь на чем-то: читайте книжки, смотрите сериалы, медитируйте, освойте дыхательные упражнения и телесные практики. Звучит банально, но помогает. Спорт по возможности каждый день. Благо у нас доступны прогулки.

Есть такое классное упражнение, чтобы выдернуть себя из хаоса. Я сама его делаю. Например, идя по улице (или сидя дома за компьютером), нужно резко остановиться и минуту смотреть, слушать, чувствовать, замечать, что происходит вокруг: поют птицы, светит солнце, есть какие-то звуки, запахи, колышется занавеска… Спросите себя: какое состояние внутри? Это развивает способность находиться в «здесь и сейчас», потому что мы захвачены руминациями — негативными мыслями о будущем, которые все время прокручиваются в голове. Здорово практиковать такую остановку несколько раз в день: наблюдать, что никакой катастрофы не происходит, никто не умирает, просто светит солнце, дует ветер.

Важно сохранять любопытство к другим и принятие. Наверное, вы замечаете, что люди очень сильно поделились на «своих» и «врагов», на тех, кто в маске, и тех, кто без. Это увеличивает напряжение в обществе. Не стоит расщеплять мир на черный и белый, потому что мир не черный и не белый, люди не злые и не добрые, не «свои» и не «враги». Реальность разная.

«Кто бы мог подумать! Как наши люди поддерживают друг друга!»

— Из этой ситуации можно выйти очень зрелым, ведь на человека ложится много ответственности. Раньше выходил из дома — и даже не задумывался об этом. А сейчас ты должен взвесить все риски и последствия, прежде чем открыть дверь квартиры. Это очень взывает к ответственности! Да, непросто. Но это абсолютно точно может повысить уровень зрелости и личностной устойчивости.

Кто-то говорит, что мир изменится, другие — что нет. Было бы здорово, если бы эта ситуация научила нас больше поддерживать друг друга, помогла переосмыслить ценности и найти новые смыслы.

Раньше среда была комфортная, райская. Человек чего-то захотел — и тут же получил. А сейчас среда достаточно дефицитарная, агрессивная, опасная. Важны качества, которые не очень-то нужны были раньше, например терпение и воля. Ну какие терпение и воля еще полгода назад? Все было так изобильно! Потянулся — и взял. А сейчас нужно прикладывать усилия. И мне это нравится. Мне кажется, это хорошо растит людей.

Я много нового открыла для себя. Радуюсь за наших белорусов. Смотрю сейчас на волонтеров, на кампанию #ByCovid19, на платформу MolaMola. Кто бы мог подумать! Ни в Москве, ни в Киеве такого нет. Как наши люди поддерживают друг друга! В моем окружении все участвуют — кто усилиями, кто деньгами. У меня столько уважения к волонтерам! Только переживаю, чтобы они не выгорели, как Данко, с вырванным из груди сердцем. Важно, чтобы они тоже, как в самолете, сначала кислородную маску на себя надевали — берегли себя, заботились. Потому что волонтеры нужны людям. Какие же они все-таки молодцы! Я просто восхищаюсь! Я открыла наших людей с другой стороны.

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев