«Если кризис затянется, компании будут пытаться сократить зарплату на 20—60%». Что сейчас происходит на рынке труда

1397
13 мая 2020 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Анна Иванова, Александр Ружечка, Максим Малиновский, Максим Тарналицкий, Влад Борисевич

«Если кризис затянется, компании будут пытаться сократить зарплату на 20—60%». Что сейчас происходит на рынке труда

Начало нынешнего года на рынке труда было позитивным: пусть небольшой, но экономический рост и рекордное число вакансий. Во многих сферах работники могли выбирать из предложений работодателей и без проблем находить место. Март принес закрытие границ, самоизоляцию и сильное падение выручки во многих отраслях. Как это повлияло на поведение работников и работодателей, читайте в нашем материале.

«Работники уже проявляют готовность пойти на определенные уступки своим работодателям»

Пока статистика за апрель опаздывает, центр экономических исследований BEROC совместно с компанией Satio провели уже второй большой социологический опрос. Выборка репрезентативная, в опросе поучаствовало 1000 человек.

— Понятно, что мы не можем предоставить такие же масштабные данные, какие дает Белстат. Но с конца марта мы начали делать исследования по рынку труда, чтобы очень оперативно понимать, что происходит с занятостью и рынком труда в целом, — объясняет академический директор центра BEROC Катерина Борнукова. — Мы спрашивали у людей, сталкивались ли они или их близкие с потерей работы и с тем, что они потом не нашли работу.

По данным на конец апреля, 6% из участников опроса отметили, что они потеряли работу в течение последних двух недель. При этом нашли работу только 1,5%. Понятно, что поиски работы — это процесс: кто-то теряет, кто-то находит. Но пока видно, что этот процесс больше идет в сторону увеличения безработицы.

— Каковы настроения людей и как сейчас себя ведут себя работники?

— Настроения достаточно депрессивные. В апреле больше половины (52%) уже ощутили снижение доходов (в марте этот показатель был 45%). Основные причины снижения доходов — это сокращение заказов, падение зарплат, отмена премий и потеря подработок. При этом у 17% опрошенных сократилось рабочее время, а 16% были в отпусках за свой счет.

А вы почувствовали снижение доходов и насколько?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Бо́льшая часть опрошенных (42%) боятся роста безработицы. Каждый пятый имеет знакомого, который потерял работу. Люди по-разному оценивают риски, кто-то считает себя ценным сотрудником, кто-то нет. 21% опасаются, что они могут остаться без работы. Это довольно высокий показатель.

Люди уже проявляют готовность пойти на определенные уступки своим работодателям, вплоть до сокращения зарплаты. Многие согласны на то, чтобы их доход в среднем снизился на 20%, только бы сохранить работу. Но с оговоркой: работники пока согласны на уменьшение зарплаты, но только с условием, что уменьшение зарплаты идет рука об руку с уменьшением занятости. В этом случае они готовы переводиться на частичную занятость, входить в положение.

— Опишите человека, который потерял работу в нынешнее время.

— В первую очередь это сотрудник сферы услуг и транспорта, как ни странно, здесь не только гостиницы и рестораны. Как правило, это низкооплачиваемые сотрудники с зарплатой до 500 рублей, неважно какого гендера, здесь у нас пока что гендерное равенство. Зачастую это человек с невысоким уровнем образования и квалификации.

Вы сейчас безработный(ая)?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Что касается возраста, то мы видим небольшой перекос в сторону людей пенсионного и предпенсионного возраста — это 55—65 лет. Они, к сожалению, наиболее уязвимы. Особенно уязвимы люди предпенсионного возраста: им тяжелее найти работу и в то же время нет пенсии. Многие студенты жаловались на потерю подработки, но о том, чтобы были какие-то массовые увольнения молодежи, речи не идет.

— Кто сейчас находится в зоне риска потери работы и в каком регионе?

— Из опроса мы видим, что в Минске, более богатом регионе, риск остаться без работы был выше. Это связано с тем, что в первую очередь работу сейчас теряет сектор услуг, сектор, связанный с отдыхом и развлечениями, он в Минске представлен шире. Поэтому столица и оказалась под ударом. В каком-то плане это хорошие новости. Почему? Потому что в Минске легче найти другую работу, чем в небольшом городе или селе.

Оказалось, что наибольший риск потерять работу — у низкоквалифицированных работников со средним образованием, у тех, кто получает до 500 рублей зарплаты. Кроме того, повышены риски потерять работу у людей пенсионного возраста. Они первыми идут под сокращение. Тут есть и хорошие новости, и плохие. Уволенный пенсионер — это, конечно, проблема, но у него есть какой-никакой доход. А вот уволенный работник с очень низким заработком и низкой квалификацией, с одной стороны, быстрее найдет место, а с другой — у него наверняка нет подушки безопасности, поэтому для него и семьи месяц-полтора поиска работы — это серьезная проблема.

Сколько вы можете позволить себе искать работу (на сколько хватит ваших сбережений)?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

«Во втором квартале мы увидим более грустную картину»

— Если смотреть официальную статистику, то за март уровень зарегистрированной безработицы вырос на 0,1%. Аналогично в третьем квартале вырос уровень фактической безработицы по опросам Белстата. Вроде бы все хорошо. Что скажете про адекватность этих цифр?

— Официальная статистика сильно запаздывает. Поэтому и непонятно, что происходит. Возможно, поэтому властям и сложно принимать решения своевременно. Как в истории с предпринимателями, непонятно, то ли это кричат самые громкие, то ли действительно ситуация требует срочных мер. Но опять же вряд ли мы увидим большие цифры зарегистрировавшихся безработных, пока мы не поднимем пособие по безработице хотя бы до уровня прожиточного минимума. К счастью, об этом уже начали говорить (что хорошо). Но сумма прожиточного минимума порядка 260 рублей, к примеру, минских жителей не сильно впечатляет.

Мы косвенно можем увидеть тенденции в цифрах занятых. К примеру, по последней мартовской статистике по занятости было видно, что сфера транспорта просела на 7%. Но тут нужно понимать, что в эту статистику не входят предприятия, в которых заняты менее 15 человек. Поэтому мы видим неполную картину. Те цифры по занятости, которые есть у Белстата за март, в них учитывается порядка 2 млн человек, а у нас число занятых составляет около 4,3 млн человек.

Нужно понимать, что самые лучшие цифры — из опроса домашних хозяйств, которые проводит Белстат. Он это делает ежеквартально, за первый квартал цифры есть, за второй будут только в июле. По данным первого квартала, все было еще хорошо. Но опрос домохозяйств проводился в феврале, когда еще все было более-менее. Я думаю, что во втором квартале мы увидим чуть более грустную картину в официальной статистике.

— Уже есть рекомендации по кредитным каникулам для населения и больничному, если ребенок оказался контактом первого уровня. Собственно, пока все. Достаточно ли этих мер поддержки для людей и какими они должны быть?

— В первую очередь должно вырасти пособие по безработице. Но нужно четко понимать, что если мы даем пособие в сумме прожиточного минимума, то этого недостаточно. Почему? Потому что, если в семье с детьми элементарно хотя бы один из родителей будет получать это пособие по безработице, очевидно, все окажутся в жесточайшей бедности. Хорошо было бы ввести также адресную социальную помощь. Об этом упоминал вице-премьер Дмитрий Крутой. Сейчас такие разговоры уже ведутся.

Ну и доплаты для тех, кто в простое или кому сократили зарплаты на предприятии, хотя бы до минимальной зарплаты. Это тоже важная мера. Нам важно не упустить всех тех, кого нет в официальной статистике. Тех, кто был занят неформально, тех, кто был трудовым мигрантом, кто является ИП и потерял доходы. Нужно продумать схему помощи вплоть до продуктовых карточек, чтобы тем, кому действительно нечего было есть, было куда обратиться.

— Когда эти меры нужно принимать? Сколько времени есть у правительства?

— Я думаю, что в апреле, скорее всего, уже начались увольнения. У уволенных людей из уязвимых групп есть запасы максимум на месяц. Поэтому хорошо бы принять уже какие-то решения, чтобы они к концу мая уже заработали. Мы видим, что и в развитых странах, в которых гораздо больше опыта работы с социальной помощью, эти механизмы буксуют. Нам нужно принимать решения гораздо быстрее, чтобы можно было бы успеть это все настроить.

«Белорусы оказались наиболее пессимистичными в прогнозах»

— Каковы прогнозы опрошенных, когда экономика восстановится после пандемии?

— Во-первых, мы задавали им такой же вопрос, который международная консалтинговая компания McKinsey задавала в европейских странах и США. Так вот белорусы оказались наиболее пессимистичными. В большинстве своем они считают, что нас ждет глубокий кризис, который окажет длительное негативное влияние на экономику. 46% опрошенных считают, что кризисная ситуация будет длиться больше года.

Этот пессимизм по поводу экономики связан с пессимизмом по поводу вируса. То есть если человек считает, что эпидемиологическая ситуация не улучшится в мире, то он склонен считать, что и экономика тоже будет вести себя не очень хорошо.

Внушительная часть опрошенных (48%) ожидают снижения своих доходов. А это уже сегодня означает, что люди начинают меньше тратить. Бо́льшая часть (64%) говорят, что им приходится экономить.

Вам сейчас приходится экономить?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

При этом, что интересно, в большинстве европейских стран, по данным опроса McKinsey, люди более оптимистичны. В США 40% опрошенных считают, что экономика через два-три месяца начнет восстанавливаться. В большинстве европейских стран так не считают: там таких оптимистов 15—20%, а 50% населения считает, что все нормализуется за год. А у нас большинство считает, что все продлится больше года. Я думаю, что здесь сыграли роль два фактора. Во-первых, наш большой опыт кризисов. Во-вторых, государство у нас пока очень медленно принимает меры.

— Европа уже столкнулась с безработицей в 20%. Какой прогноз у вас по Беларуси в ближайшее время?

— Пока даже те сценарии по экономике, которые рисуются, они абсолютно разные. Многое будет зависеть от того, насколько долго будет продолжаться кризис, связанный с вирусом. Я знаю, что даже сейчас многие компании, оказывающие услуги, стараются держаться изо всех сил, не терять ценных сотрудников, предлагать им какие-то альтернативные варианты с уменьшением зарплаты. Но насколько долго это может продолжаться? Многие наши промышленные гиганты в начале мая уходили на каникулы. Они оплачиваются частично как простой, или людей заставляют брать отпуск.

Все это своеобразная скрытая безработица. Человек вроде бы работает, а вроде как и нет. Формально его безработным не считают, но доходы у него падают. Нужно не забывать про целую армию «ипэшников», которые вроде как не безработные, но доходов у них нет. Это большой отряд людей, которые очень чувствительны и как раз сконцентрированы в тех сферах, которые пострадали в первую очередь.

Что будет происходить через месяц-два? Непонятно. Будет ли работать этот указ по поддержке экономики, непонятно. Насколько местные власти будут идти на отсрочку арендных платежей и налогов, тоже неясно. От этого будет многое зависеть. Поэтому прогнозы пока делать сложно.

На ваш взгляд, сколько продлится кризис в Беларуси?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Только цифры

В прошлом году число вакансий в общереспубликанском банке вакансий колебалось на уровне 85—90 тыс. Сейчас оно не превышает 74,3 тыс. (минус 17%)

В марте в Беларуси уволили людей почти на 17% больше, чем приняли.

Уровень зарегистрированной безработицы вырос на 0,1% и на 1 апреля составил 0,3%.

Реальная безработица в третьем квартале (по опросу домашних хозяйств) составляла 4,1%.

Аналитик Ольга Надточаева: «Сейчас не время строить карьеру, главное — сохранить работу»

Руководитель исследовательского проекта «Аналитический обзор рынка труда и заработных плат» консалтинговой компании «Здесь и сейчас» Ольга Надточаева также анализировала рынок труда в марте. Аналитик объясняет: это не первый кризис, с которым сталкиваются работодатели. Однако, в отличие от предыдущих, нынешний наступил довольно резко, и компании не успели к нему подготовиться.

— Что происходит сейчас? Те компании, которые себя чувствуют хуже, начали оптимизировать ресурсы, сокращать персонал. Наиболее популярными мерами стала постановка на паузу набора персонала, что сразу же отразилось на количестве вакансий, — отмечает Ольга Надточаева. — Если анализировать данные частных работных сайтов, то количество вакансий в марте сократилось на 38% по отношению к 2019 году.

Сейчас в большей степени страдают компании, связанные с общественными сферами деятельности. Это все, что связано с пассажирскими перевозками, туристическим бизнесом, гостинично-ресторанным бизнесом, индустрией развлечений и индустрией здоровья и красоты. В этих сферах количество вакансий сократилось до 70%, как показывают данные платных сайтов для поиска работы.

Ольга Надточаева говорит, что нынешний кризис сильно затронул и международные компании, совместные предприятия и IT-сектор. Сотрудники этих компаний в прошлые белорусские кризисы чувствовали себя достаточно уверенно.

— К сожалению, в сфере IT идет сокращение количества заказов, а значит, выручки и прибыли. Если в производственных компаниях основной ресурс — это оборудование, его можно, образно говоря, выключить и не нести какие-то дополнительные затраты, то в IT-секторе основной производственный ресурс — это люди. И это очень дорогостоящий ресурс.

Поэтому на время кризиса IT-компании отправили многих сотрудников в оплачиваемые отпуска, но сейчас — чтобы, когда ситуация изменится, люди выходили свой отпуск и активно работали, чтобы восстановить работу компаний. Также часть сотрудников отправили в неоплачиваемый отпуск на неопределенное время, а часть сократили. Число резюме в сфере IT выросло на 20—30%.

Что касается заработных плат, то компании стараются их сохранить, урезая бонусы и различные социальные выплаты. Дальше компания может переводить своих сотрудников на неполный рабочий день, отправлять в неоплачиваемые отпуска на неопределенный срок и таким образом сокращать свои затраты. Но у компании есть задача, с одной стороны, оптимизировать свои затраты, а с другой — сохранить производительность труда, чтобы у работников осталась мотивация и они не ушли. Ведь, как показывают прошлые годы, умирают компании как раз в момент выхода из кризиса, когда нужно делать мощный рывок. Если у тебя нет соответствующей команды и ресурсов, ты проигрываешь конкурентам и умираешь.

Но если кризис будет затягиваться, то эти непопулярные меры по увольнению, урезанию зарплат и так далее будут применяться все чаще и чаще. Сотрудникам будут пытаться сократить заработную плату на 20—60% в зависимости от компании. Причем эти решения будут гораздо тяжелее приниматься в госсекторе, чем в частном.

«Наверное, где-то нужно потерпеть, выбора нет»

— Если мы говорим о предложении в целом, то есть о количестве резюме, то тут ситуация не такая катастрофическая, как кажется, — продолжает Ольга Надточаева. — Наше исследование рынка труда вышло 15 апреля. До этого я читала очень разные мнения экспертов относительно того, что рынок обвалился, что сейчас какое-то безумное количество резюме на рынке и прирост составляет 40—60%. И каково же было мое удивление после анализа этих данных, когда я увидела, что прирост количества резюме по отношению к октябрю 2019 года в марте 2020-го составил всего 4%, а по отношению к марту 2019-го — всего 9%. Я вижу три причины этой ситуации.

Первая причина. Нынешний кризис вызван эпидемиологической ситуацией. Поэтому многие люди, которые по каким-то причинам оказались без работы, ушли в режим самоизоляции, они решили повременить и не выходить на рынок труда.

Вторая причина. Тот персонал, который освобождается, — это производственный, сервисный персонал и так далее. Сейчас есть компании, которые чувствуют себя лучше: это сетевая продовольственная розница, онлайн-сервисы и онлайн-продажи, которые все-таки нанимают людей. У меня есть ощущение, что специалисты из сферы обслуживания сейчас находят временную работу достаточно быстро, без размещения резюме именно в этих компаниях. Курьеры, специалисты кол-центров, диспетчеры — некоторые компании ведут наем этих специалистов.

Третья причина. Пассивные кандидаты, которые находятся в поисках более выгодной зарплаты, преобладали по численности над активными кандидатами без работы. Так вот, эти кандидаты просто сняли свое резюме и ушли с рынка, решив пока повременить. Поэтому в некоторых категориях идет сокращение количества резюме. К примеру, студенты — в этой категории число резюме сократилось на 10% (хотя в марте в ней наблюдается рост). Производственный, домашний персонал — там тоже идет сокращение численности.

Многие соискатели сейчас жалуются на то, что хороших вакансий стало мало. Эти жалобы выглядят странно. Могу сказать так: сейчас не время строить карьеру. Сейчас найти качественную, хорошую работу с перспективой карьерного роста достаточно сложно, и это утопия. А вот имея такую работу, сохранить ее — основной приоритет. Наверное, где-то нужно потерпеть, выбора нет.

Я бы посоветовала тем, кто сейчас без работы, искать более-менее приемлемый для себя уровень дохода, если ты без него не можешь существовать. Сейчас это может быть временная должность диспетчера, специалиста кол-центра, на худой конец укладчика или упаковщика. То есть сейчас нужно в первую очередь смотреть, что может дать тебе деньги, чем искать некий статус.


Если вас уволили из-за кризиса, перевели на четырехдневку, отправили в отпуск за свой счет и так далее, пишите на почту za@onliner.by.

Покупайте с оплатой онлайн по карте Visa и выигрывайте iPhone каждую неделю

горный, материал рамы: алюминий, колеса 29", вилка амортизационная с ходом 100 мм, трансмиссия 24 скор., тормоза дисковый механический + дисковый механический

Читайте также:

Важно знать:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Анна Иванова, Александр Ружечка, Максим Малиновский, Максим Тарналицкий, Влад Борисевич