388
14 апреля 2020 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Малиновский

В Польшу и обратно. Что сейчас происходит на границе

Завтра будет ровно месяц, как Польша закрыла границу. Все это время пункт пропуска «Брест», или, по-народному, «Варшавка», выглядит как в фильмах про апокалипсис: цветут деревья, жужжат пчелы, поют птицы — и никого вокруг. Но между тем какое-никакое движение здесь есть: за неполный месяц «Варшавку» пересекло столько же людей, сколько в былые времена проходило в пиковый выходной. Кто эти люди, как сейчас живут и работают пограничники и что стало с приграничным сервисом, читайте в нашем материале.

Ночью 15 марта Польша прекратила пускать в страну иностранцев. В ту ночь очереди на «Варшавке» видели в последний раз. Практически сразу же после полуночи в пункте пропуска наступила тишина.

— Мы как раз тогда работали, людей разворачивали, было совсем непонятно, что делать, — рассказывают работницы предприятия «Приграничный сервис», которые вышли на перекур. «Приграничный сервис» управляет электронной очередью, также ему принадлежат стоянка и здание недалеко от пункта пропуска, в котором арендуют помещения магазин, банк, кафе и другие заведения. Сейчас все они стоят пустые. На многих красуется вывеска «Аренда».

— Кафе, товары в дорогу, даже «Беларусбанк» ушел — ничего нет, — рассказывает одна из них. — Непривычно, конечно, но у нас так уже почти месяц. Здесь, на границе, люди по 20 лет работают, помнят всякое. И свиной грипп, и птичий, и разные ограничения: то раз в 8 суток можно было выезжать, то раз в 4 суток. Всяко было, но пустой граница не была никогда. Сегодня вон за день из Польши прошло 20 машин.

— Это дико, конечно. Для многих людей граница была жизнью. Многие брестчане нигде не работали и жили только за счет Польши, — рассуждает другая. — Сейчас эти люди остались без работы. Среди них есть и мужики по 50 лет. Куда они пойдут? Куда их возьмут? Никуда.

Но и сами работницы приграничного сервиса переживают не лучшие времена. За неполный месяц многим пришлось взять часть трудового отпуска и частично отпуск за свой счет.

— Сейчас вот мы вышли, каждому дают возможность подзаработать хоть чуть-чуть. Ну, «чуть-чуть» — это громко сказано, потому что можно сказать, что это не зарплата. Мы на проценте, поэтому голый оклад минимальный, — говорит одна из сотрудниц. — У меня в прошлом месяце «коммуналка» была 160 рублей при моей зарплате в 330 сейчас. Конечно, тяжело. Вон, поляки заявили, что до 3 мая граница будет закрыта. Придется, значит, вторую половину отпуска брать…

Далеко не так, как раньше, идут дела в обменнике, на заправке. Количество людей значительно уменьшилось. Пока основные клиенты — редкие приезжие и местные. Не лучшие времена переживают и таксисты.

— Целый день может никого и не быть. Ждешь-ждешь, а тут никого, — вздыхают они.

Проблемы и у страховщиков, киоски которых выстроились недалеко от здания «Придорожного сервиса». К примеру, у компании «Таск» вместо двух павильонов работает только один.

— Сейчас работаем по одному, кто-то за свой счет идет, а кто-то работает, — рассказывает страховщица. — Заработок от процента, и если одному более-менее хватает, то вдвоем — уже с натяжкой. Мы же страхуем только по Беларуси, сейчас в день 5—10 машин. Раньше в нормальные дни было гораздо больше. Сейчас едут в основном рабочие, иногда, если они без машины, ждут тут по несколько суток, чтобы попасть в Польшу или вернуться обратно.

О том, что дела идут вполне хорошо, говорит только сотрудница «Белгосстраха». По ее словам, ситуация даже после закрытия границы почти не изменилась.

— У нас просто все виды страхования: квартиры, машины и так далее, поэтому к нам белорусы ездят постоянно, — объясняет она. — Пока ситуация более-менее. Как-то выживаем по сравнению с остальными.

«За сутки бывало и по 8—10 тыс. человек, сейчас 5200 почти за месяц»

— Наверное, такое движение в пункте пропуска было в 1946 году, когда он открылся. Тогда за год через пункт пропуска проследовало 7 транспортных средств. Примерно вернулись к тому времени, — у шлагбаумов нас встречает заместитель начальника отделения пограничного контроля «Варшавский мост» Сергей Авдеев. По его словам, такой пустой «Варшавку» не помнят даже старожилы, проработавшие здесь больше 20 лет.

Мы оказываемся на белорусском участке в пятницу после обеда — до закрытия польской границы как раз в это время начиналась «жара». Тысячи людей проверяли максимальную пропускную способность «Варшавки». А она составляет 12 тыс. человек.

— В пятницу-субботу бывало и по 8—10 тыс. человек в сутки, — говорит Сергей Авдеев. — Сейчас с 15 марта всего на въезд было 5200 человек, а на выезд — 2000. Может, за месяц как раз и выйдем на пассажиропоток, который раньше был в сутки.

По его словам, сейчас границу в пункте пропуска пересекают в основном белорусы, которые возвращаются с работы в Польше, курсируют дипломатические работники, а также выезжают поляки.

— В настоящее время ежедневно границу пересекают до 100 человек. В основном это белорусы, которые работают в Польше, — объясняет он. — Ночью движения практически нет, единственное, бывало, приезжали автобусы, которые привозили белорусов, возвращавшихся домой.

Повлияло на пассажиропоток и закрытие российской границы. Официальный представитель Брестской пограничной группы Сергей Дмитриев говорит, что белорусско-польскую границу пересекал довольно большой процент граждан РФ. Как правило, на майские праздники около 50% от всех пересекающих границу составляли россияне. Очевидно, что в этом году такого не будет.

Мы идем к паспортному контролю мимо таможни, где есть только скучающие сотрудники, мимо закрытых магазинов дьюти-фри, и становится не по себе. Живший своей бурной жизнью пункт пропуска выглядит пугающе мертвым. Пограничники говорят, что за это время более-менее привыкли к такой картинке.

— Никто из пограничников не болеет? — уточняем мы.

— Нет, слава богу, все здоровы. У нас все в средствах индивидуальной защиты: маски, перчатки, антисептики, — говорит Сергей Дмитриев и добавляет, что сейчас некоторые сотрудники взяли очередной отпуск, некоторых перебросили на другие пункты пропуска.

«Еду обратно, так как всех сейчас отправляют домой»

Пришлось ждать больше часа, прежде чем из-за горки появились два пешехода с сумками на плечах. Один идет неровной походкой, и, когда подходит ближе, выясняется, что он уже «продезинфицировался», причем изнутри.

До пограничников молодых людей встречают сотрудники санитарного контроля в защитных костюмах, масках и перчатках. Они находятся в пункте пропуска круглосуточно. Сегодня дежурят заведующий СКП и его коллега, которую перевели из пункта пропуска «Томашовка».

Парням измеряют температуру бесконтактными градусниками. Дальше схема проста: выше 37 градусов — вызывают скорую и отправляют человека на госпитализацию, ниже — дают заполнять анкеты прибывших, в которых люди указывают свои данные, номер телефона, а также адрес, по которому они будут находиться в карантине и их будут регулярно навещать медработники с милицией.

Напомним, что за нарушение режима самоизоляции предусмотрен штраф до 50 базовых величин. Правда, пограничники рассказывают, что, несмотря на это, режим соблюдают не все.

— Уже были попытки выйти из самоизоляции и поехать в Польшу, — рассказывают в пункте пропуска. — Въехал человек из-за границы, отправился на 14-дневную самоизоляцию, его уведомили о правилах, но он не выдержал — и попытался вернуться в Польшу раньше срока. Мы, конечно, таких людей не пропускаем и возвращаем обратно добывать карантин.

Температура у парней оказалась нормальной. Им выдали памятки и специальные анкеты для самоизолировавшихся. Одного из парней зовут Андрей, он из Бреста. Он соглашается пообщаться, пока заполняет анкету. Второй предлагает деньги, никак не может попасть в строчки и просит помощи у всего пункта пропуска.

— Работаю в Польше, в Бяло-Подляске, в строительной фирме. Заказал такси до границы, а там пешком решил перейти, — объясняет Андрей, отмахиваясь от своего спутника. — Дома условия не устраивают, решил работать за границей. Сейчас еду обратно, так как нет работы и нет смысла там сейчас находиться, всех отправляют домой. Большинство офисов закрываются, стройка встала, поэтому и все.

Молодой человек говорит, что паника началась 10 марта: поляки массово рванули в магазины, скупали туалетную бумагу, продукты и так далее.

— Панику ужасную подняли, но потом как-то все более-менее спокойно стало, — объясняет он. — Сейчас закрываются офисы, промышленность становится… Что буду дома делать? Пока не знаю, понятно, что 14 дней буду сидеть в карантине. А дальше? Поживем — увидим.

После санитарного пункта парни проходят паспортный контроль и досмотр на наличие запрещенных к провозу предметов, а затем спокойно идут домой.

После Андрея и его спутника в пункт пропуска прибыли сразу четыре машины, а за ними — еще три. Пограничники говорят, что нам очень повезло, так как столько автомобилей в одно время сейчас бывает крайне редко.

— Наверное, это впервые за мою смену, — говорит инструктор службы собак отделения пограничного контроля «Варшавский мост» Денис Гнатив. Он вместе с овчаркой Гюрзой сегодня также проверяют всех прибывающих.

«Возможно, придется на карантине посидеть и в Польше»

Александр и Сергей едут домой в Ивье. Они работали строителями во Влодаве. Про коронавирус в их родном городке наслышаны, переживают.

— Ох, конечно, волнуемся, пока карантин, будем сидеть, а там будем думать, — вздыхают они. — В Польше работа пока есть, компании еще не все закрыты. У кого визы остались, те пока работают. Но есть такие, у которых рабочие визы закончились. Они уехали домой, тут объявили о закрытии границ, и обратно уже никак.

Визовые центры закрыты, документы подать пока не получается. И что делать? Только ждать. У нас-то визы пока есть, через две недели нас выпустят, но сохранится или обязанность всех иностранцев после въезда в Польшу самоизолироваться, неизвестно. Возможно, придется на карантине посидеть и там.

Еще одна партия строителей возвращается из Торуни в Мозырь. Один из самых разговорчивых, Виктор, дома не был вот уже три месяца.

Новости про коронавирус в Мозыре узнавал от брата, который работает врачом. Говорит, брат сказал, что пока в городе случаев выявления заразившихся нет.

— Брат сказал, что маска не поможет, нужно просто меньше с людьми общаться, — отвечает на вопрос, почему без маски, Виктор и не подходит к нам ближе чем на два метра: привычка из Польши. — В Польше все боятся, там конкретный карантин. Люди соблюдают все меры предосторожности, в магазины больше трех человек не запускают, все в масках, люди держат дистанцию минимум два метра. Магазины, правда, почти все закрыты, только продуктовые работают.

То, что у нас нет карантина, — это очень плохо. В Польше вон и смертность ниже из-за того, что они очень серьезно ко всему относятся. Что по работе? Сказали возвращаться. Стройка там идет, ничего в Торуни не встало.

Карантин компания собирается соблюдать дома в Мозыре. У всех у них свои частные дома.

— Там работы очень много: стройка, участки — хоть бы все успеть за эти 14 дней, — объясняет он.

За строителями едут водители Алексей и Роман. Мужчины не были дома месяц, сейчас вот возвращаются к семьям в Брест.

— Тревожимся, но что в наших силах поменять? Ну, руки чаще мыть, соблюдать дистанцию, это да, а больше что? — отвечают вопросом на вопрос брестчане.

— На работу планируем возвращаться, работа не стоит, к счастью. Правда, придется, наверное, и в Польше 14-дневный карантин пройти. Поляки и правда более серьезно относятся к ситуации: там сейчас открыты только жизненно важные организации. Все остальное закрыто. Мы по всей Польше ездили — везде одинаково. Люди в масках и перчатках, везде дезсредства, на праздниках людей даже в костелах не было. Общение они ограничили по максимуму.

Там везде все общение ограничено. Если бы нашим людям доводили информацию, как и полякам… Там объяснили людям, чтобы они сидели дома. В аптеках и магазинах — везде соблюдается дистанция. Они стараются друг к другу лишний раз не подходить, даже не здороваться. В Польше у них сейчас так: если автобус на 60 мест, то 30 человек загрузка. Если частная машина, то больше двух человек может быть семья, если посторонние — не больше двух человек и все в масках. Если выходишь из транспортного средства, то тоже только в маске. На кассе расстояние по два метра. Если две кассы в магазине, то запускают шесть человек.

— Я думаю, что у них государство направляет людей больше и говорит о серьезности проблемы, — объясняет Алексей. — Уже ведь вирус не завозится, уже распространяется просто от белоруса к белорусу. Зачем массовые мероприятия?

Геннадий, Владимир, Станислав и Александр мчат в Кобрин с вахты. Говорят, праздники хотят встретить в семье, а затем поедут обратно на работу.

— А как по-другому, кто же нас будет кормить? — говорят они, вчитываясь в памятки. — Ответьте нам на этот вопрос: вот самоизоляция — а кто нам за это будет платить?

Вопрос повис в воздухе, и мужчины, не дождавшись ответа, пошли на паспортный контроль.

«Если честно, страшно было ехать в Беларусь»

— О, закат солнца вручную, — шутят пограничники, завидев, как четверо мужчин толкают авто.

— Это они показывают, что здоровые, — улыбаются сотрудники санитарно-пропускного пункта.

Выясняется, что авто принадлежит гомельчанину Александру. Он работает дальнобойщиком и теперь возвращается домой из Лукува. По пути под Варшавой у мужчины сломалось авто.

— Из-под Варшавы до Тересполя на эвакуаторе за €200 — а что было делать, двигатель стоил и вовсе €800, — он вытирает пот со лба. — Я тормозил несколько белорусских машин, чтобы меня до границы дотянули на веревке. Даже денег готов был дать. Но никто не захотел. Я уже очень хочу домой, вы не представляете, что это такое — две недели прожить в кабине полтора на два метра.

С ним еще строитель из Бреста и несколько водителей из Кобрина, которые за день до этого попали в Польшу, но назад их не хотели выпускать польские пограничники.

— Мы вчера из Беларуси въехали в Польшу, загнали машину на фирму и попытались вернуться обратно. Но поляки нас не выпустили, — рассказывают они.

— Заявили: если найдем кого проехать обратно, то можем уезжать. А если нет, придется сидеть на карантине 14 дней в Польше. А за что в карантине сидеть? За какие деньги? За карантин я должен в Польше платить деньги. Нужно найти жилье и питаться — все за свой счет. Поэтому ждали кого-нибудь, кто возьмет на подсадку. Если бы не Александр, неизвестно, как бы мы доехали и что делали. Так вот авто с границы и толкаем.

Всем мужчинам дают заполнить анкеты. Александр говорит, что не был дома два месяца. Он внимательно читает памятку и спрашивает: «А с какого числа карантин у нас объявили?» Приходится объяснять, что карантина в Беларуси нет вообще, есть только самоизоляция, но его все равно будут проверять медики вместе с милицией.

— А меня уже искали, — говорит попутчик Александра Валентин, который возвращается в Кобринский район. — Милиция, санэпидемстанция приезжали в деревню. Когда я в России находился, сестра звонит и говорит: пришел милиционер в маске и врач в маске: «Где Валентин?» — «Ну, нет его». Попросили сестру передать, что, мол, как я буду из Европы выезжать, то сразу автоматом буду садиться на карантин на 14 дней. А как мне 14 дней сидеть, если мне в рейс снова нужно? Не знаю, что буду делать. Я вам так скажу: дальнобойщики — самые чистые люди, они и так на самоизоляции.

Ребята проходят паспортный контроль и принимаются толкать авто дальше.

В последней машине мужчины отказываются общаться. Говорят, слишком устали.

— Мы не спали целые сутки, потому что ночью работали, утром отчитывались, с шефом разговаривали, а потом домой рванули, — объясняют они.

Самый разговорчивый, Артем, едет в Минск. Правда, назвать свою профессию и город, откуда следует, отказывается.

— Если честно, страшно было ехать в Беларусь, — говорит он и отдает заполненную анкету сотрудникам санитарного контроля. — Почему не остался? Потому что нужно было ехать. Но я бы лучше в Польше остался, так как там больше мер принимают в связи с коронавирусом. В магазинах есть антисептики, перчатки, везде два метра расстояние и так далее. А что в Беларуси? Страшно в Беларуси.

Артема зовут на паспортный контроль, потом их машину, как и все автомобили, тоже проверяет Гюрза. Все чисто, ребята прыгают в машину и уезжают.

В пункте пропуска снова становится тихо и жутковато. Насколько долго Польша будет держать границу с нами закрытой, пока неизвестно, но уже понятно, что как минимум до мая попасть в Biedronka или MediaMarkt будет невозможно.

Однако Польша не одинока: все соседние с нами страны продлили запрет на въезд иностранцев. Украина — как минимум до 24 апреля, и есть вероятность, что это не окончательное решение. Литва продлила карантин до 27 апреля и ввела масочный режим. Россия закрыла свои границы для иностранцев до 1 мая. Латвия продлила запрет на въезд иностранцев до 14 мая.

сет, 32 шт, 990 г, авокадо, икра летучей рыбы, кунжут, лосось, морские водоросли (чука), сливочный сыр, тунец, угорь

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев