«Пришла на встречу с клиентом — он предложил меня „раздеть“». Девушки об объективации и последствиях, к которым она ведет

3257
01 апреля 2020 в 8:00
Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: Анна Иванова

«Пришла на встречу с клиентом — он предложил меня „раздеть“». Девушки об объективации и последствиях, к которым она ведет

Приходить на собеседование и вместо работы юристом получать предложение: «А не хотите быть красивой девочкой для наших соцсетей?» Терпеть поглаживания по ягодицам в автобусе, потому что кто-то посчитал, что на это намекает твое короткое платье. Убегать от человека, которому ты помогла дойти до дома, потому что поняла, что он мастурбировал на тебя на протяжении всей дороги. На вопрос «Как это можно терпеть?» эти девушки отвечают банально: «Ну, я уже привыкла». Две истории про объективацию, когда нужно оправдываться за свою молодость, красоту и ум.

Лада. «Давайте вы придете с красным маникюром, чтобы сдать зачет, я его люблю»

Девушке 22 года. У нее есть работа в финансовом секторе, а еще — длинные волосы и хорошая фигура. Логика подсказывает, что три эти характеристики не могут оказаться в одном ряду без бэкграунда. У Лады он есть. Когда-то она приходила на работу, а коллеги постарше замечали не ее достижения, а слишком яркие тени, духи и верхнюю одежду, подчеркивая, что «девушку нужно раздеть».

— Это поведение началось еще в школе, но осознанность ко мне пришла уже на работе, — рассказывает Лада. — Был случай, когда мы приехали на не сильно современное предприятие, чтобы договориться по вопросу с человеком. А там сидят мужчины, которые позволяют себе отпускать замечания про молодую-симпатичную даму. Один директор предложил меня раздеть. Это значило «снять пальто», но смысл явно вкладывался другой. Все остальные в помещении были мужчинами, так что он сделал оговорку: «Их мне раздевать не хотелось бы…» Мои коллеги уже взрослые, я ожидала, что кто-то из них что-то скажет: это же вызывающе. Но в итоге увидела только немую позицию: «Ну, ты же сама все понимаешь…»

Лада говорит, в привычной среде она такие замечания не игнорирует. В этой же ситуации девушка поняла, что отстаивание своих границ могло закончиться для нее плохо. И это — один из примеров моральной беззащитности.

— С этими людьми тебе придется трудиться, и представляешь ты не только себя, но и место своей работы, — объясняет девушка. — Другое дело, если человек находится с тобой на одном уровне. Тогда ему нужно отвечать.

Лада приводит недавний пример.

— Прихожу на работу. На меня наваливается коллега и «занюхивает» мои духи. Время — 8:35, я и так заведенная и ничего не хочу, особенно мужчину надо мной. Понятно, я возмутилась. Он отодвинулся, сказал: «Лада, я ничего не имел в виду, а то тут всякие феминистки напишут заявление в милицию». К чему это вообще, если мне просто по-человечески неприятно?

После предыдущей истории девушка вспоминает пожилого преподавателя из университета, который часто оценивал бюсты и маникюры студенток, а еще напоминал им о рождении детей.

— Все знали, что на первой паре он скажет: «Давайте вы придете с красным маникюром, чтобы сдать зачет, я его люблю». Это повторялось из поколения в поколение, люди понимали, что это что-то вроде шуток. Но если ты позволяешь себе отпускать их, это не значит, что они никого в аудитории не задевают. Хочется верить, что через 20 лет мы окажемся в Беларуси, где такой ерунды не будет. Это поведение считается нормальным у людей от 40 и старше, молодые же редко позволяют себе такое.

Лада объясняет, что для нее объективация — это разговор не о сексуальных желаниях одного человека, которые он проецирует на других. Это демонстрация власти в любой иерархии: например, в отношениях взрослого и молодого, начальника и подчиненного.

— Возьмем эту ситуацию с духами. Я не знала, как объяснить человеку, что сейчас он поступает неправильно. Понятно, если бы это был мой молодой человек, я бы не имела ничего против. Но почему незнакомый человек, которому я не давала согласия, думает, что может позволять себе такое?

Девушка считает, что объективация не заканчивается сексуальными намеками. Говорит, когда-то она накрасилась яркими тенями и пришла на работу. Кому-то из коллег это не понравилось, высказали мнение.

— Такое поведение со стороны приводит к самоограничению человека. В следующий раз девушка подумает, что ее не воспринимают серьезно из-за гардероба или косметики, и выбросит все, что окружающие считают сомнительным. Когда-то после похожих случаев я ходила на собеседование. Я не стала краситься и собрала волосы в хвостик, потому что знала, что интервьюер был мужчина. Просто этот стереотип есть в нашей культуре: если ты приходишь на работу молодым и красивым, то автоматически становишься легкомысленным. И вот, пока ты начинающий специалист, приходится подстраиваться под эти правила игры.

Некоторые друзья Лады в поступках ее коллег не видят ничего неприятного. Говорят: «Не реагируй так остро, это же мелочь», — и улыбаются на несогласие.

— Люди не понимают, что с этого все и начинается. Мы оправдываем простые шутки, это входит в культуру и не оценивается как сомнительное поведение. А оно укореняется и ведет к насилию. Это потом мы почему-то удивляемся, откуда в нашем обществе столько жестокости.

Лада аргументирует слова собственной историей, с последствиями которой она долго не могла справиться психологически.

— Во время студенчества я поздно ночью возвращалась в Минск из дома. Одноногий мужчина на остановке попросил провести его до дома. Я не стала отказывать, взяла костыли в одну руку, второй стала поддерживать его. Я чувствовала, что сзади в меня что-то упирается, но не придала этому значения. Мы оказались рядом с какой-то школой, из ее двора вышли двое мужчин, спросили: «Девушка, а что это мы тут гуляем непонятно с кем?» Я поняла, что это была ловушка. Бросила костыли на дорогу и убежала в общежитие. Подумала, что мне повезло. Но когда я сняла пальто, оказалось, что все оно сзади в сперме. Пока я вела мужчину за руку, он благополучно развлекался. В тот вечер я долго сидела и плакала, раза три сходила в душ. У меня просто не получалось отогнать от себя мысли, запах одеколона этого человека стоял поперек горла. Я месяц просила, чтобы кто-то встречал меня каждый вечер. В милицию не пошла, даже начала обвинять себя, что это я как-то неправильно поступила: темный парк, непонятный человек — чего ты, Лада, согласилась?..

— Синдром жертвы?

— Что-то похожее. Но почему я должна предугадать, что не должна делать, чтобы другой не поступал неправильно? Получается, чтобы исключить насилие и объективацию в мой адрес, я должна просчитать действия всех на земле. Может, этим людям проще не распускать руки и не отпускать пошлости в мой адрес?

Дарья. «Зачем тебе лично феминизм, если ты красивая?»

Девушка занимается образованием в сфере прав человека. Свою историю она начинает с рассказа о собеседовании на работу — случае, когда ее впервые заставили усомниться в собственных способностях.

— Это произошло год назад. У меня было отличное портфолио: я много где стажировалась, занималась наукой, знаний и навыков в юриспруденции точно хватало. И я пришла туда довольно хорошей юристкой. Меня встретил мужчина средних лет, рядом с ним сидела женщина. Я рассказала обо всем опыте, который у меня есть. Они меня слушали, кивали, задавали вопросы. Все было хорошо, пока они не сказали: «Ты как раз та, кто нужен нам в отдел. Но в отделе маркетинга очень не хватает красивой девушки, которая могла бы вести соцсети и стать их героиней». Я опешила. Сидела и понимала, что с этими людьми не о чем разговаривать: да, они, может, и принимают меня как специалиста, но в первую очередь оценивают внешность.

Девушка не знала, как на это реагировать. Ответила простым «Спасибо, я подумаю» — и вышла из кабинета.

— Я была как будто в каком-то другом измерении. У меня появилось чувство, что это я себя как-то не так веду или одеваюсь для этой работы, но зато мой образ подходит для героини соцсетей. На следующий день я позвонила и сказала, что готова работать юристкой, но от их предложения отказываюсь. Ничего не поменялось, мы так и разошлись. Только через время я поняла, что проблема на самом деле не во мне, — говорит Дарья.

В жизни девушки был и другой похожий случай. Тогда она проводила семинар на тему домашнего насилия и права и пришла к какому-то недопониманию с одним из слушателей.

— Спустя полтора часа ко мне подошел парень и сказал: «Мне все понятно, спасибо, но расскажи, зачем тебе лично феминизм, если ты красивая?» Мне до сих пор интересно, какой посыл человек вкладывал в это. Я еще раз рассказала, что феминизм — это не про красивых и некрасивых, это про то, что я не могу быть машинистом в метро. А по его мнению, более симпатичные девушки имеют больше возможностей благодаря внешности.

— Давайте поговорим о терминах. Мне кажется, многих людей часто пугает, что, если они скажут комплимент, это будет расценено как объективация. Где черта между этими понятиями?

— Здесь важно разграничивать, комплимент делают твоей красивой мини-юбке или ногам, которые из-за нее стали выглядеть длиннее. Если хвалят твои качества, на которые ты можешь влиять (например, красиво уложила волосы и теперь выглядишь отлично), — это комплимент. Но если чужой человек упоминает, какая ты сексуальная, рассчитывая услышать реакцию, понятно, что это другое. Кстати, объективация — это еще и про эйджизм. Молодой девушке чаще говорят сомнительные вещи — просто потому, что люди не чувствуют дистанции. Взрослая же женщина реже встречается с таким отношением. Когда тебе немного лет, у окружающих есть ощущение, что ты вряд ли дашь отпор. Мне кажется, тут остается только объяснять, почему для тебя это важно: люди просто могут не понимать, что говорят что-то не то.

— А что делать, если такие замечания отпускает человек, который выше тебя по положению или старше?

— Во-первых, понимать, что это только начало. Для себя я решила: зачем мне такая работа, если я каждый день буду испытывать стресс? Готова ли я, что человек перейдет от комплиментов к прямым действиям? Но мне легко говорить, у меня есть выбор. А что делать девушкам в маленьких городах? Помню историю, когда женщина, у которой есть семья и дети, терпела «подкаты» своего нанимателя. Уйти она не могла: работы больше нет, рассказать о его поведении страшно, потому что все в городе узнают. И она терпела. При таком стрессе любая работа мечты перестанет ею быть и станет просто средством к выживанию.

Дарья объясняет, почему в таких ситуациях девушка чувствует себя максимально некомфортно.

— Кажется, что все твои достижения и тебя как личность сводят к внешнему виду. Неважно, что ты нарабатывала годами, главное, что сейчас на тебе шикарная белая рубашка. Появляется чувство вины, что это ты какая-то неправильная и легкомысленная. И здесь начинается обесценивание себя, своей работы и эмоций. Я критически оцениваю свой макияж и одежду, но в следующий раз подсознательно могу стоять и думать: а что бы мне такое неяркое надеть, чтобы люди на меня не смотрели?

Что делать с объективацией, если это культурная норма?

Лада:

— Все начинается со школы. Родители мальчиков должны объяснять, что дергать девочку за косички — это не милая традиция. Если пресекать эти моменты в детстве, случаев физического и морального насилия будет меньше. Девочек тоже нужно учить говорить «нет» таким ухаживаниям: демонстрация силы — это не комплимент. К тому же я считаю, что уже сейчас можно кое-что изменить при приеме на работу. Если из резюме убрать графы про пол и возраст и оставить только характеристики человека, это было бы намного честнее.

Дарья:

— Я думаю, девушке нужно проанализировать моменты, когда случались сомнительные ситуации, и решить: а кто виноват в том, что произошло? Это сделало твое платье или бестактный человек? Этот синдром жертвы нужно в себе гасить. Вот захожу я в автобус в летнем платье, ко мне подходит мужчина и начинает трогать мои ягодицы и ноги. Это разве я его развратила? Люди, если вы видите красивую девушку с расстегнутыми несколькими пуговичками на блузке, это не посыл к странным намекам. Вспоминаю, что однажды после каникул преподаватель пришел в класс и сказал: «Парни, наверное, много читали, стали образованными, а девушки стали еще красивее». Я ответила, что тоже много читала, спокойно показала, что мое место с ними. Мне кажется, если человек идет на диалог, ему нужно объяснить две вещи: почему для тебя это важно и почему твою личность не нужно сводить только к внешнему виду.

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: Анна Иванова
Без комментариев