1548
31 марта 2020 в 2:24
Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Малиновский

«Правда нужна, страшно от незнания». Репортаж из Витебска, откуда приходят тревожные сообщения о закрытии города

В понедельник днем мы получили массу писем и сообщений из Витебска. Люди писали, что на въезде в город стоят сотрудники милиции и разворачивают всех обратно, поезда тоже отменили. Мол, в город въезд запрещен. Правда, когда мы просили дать номер пассажира или водителя маршрутки, которую развернули, человек исчезал или ответа не было. Мы решили съездить в город и проверить, что происходит на самом деле.

По дороге в Витебск звоним одному из крупных витебских перевозчиков, в компанию «Северный экспресс». Уж кто-кто, а маршрутчики точно будут в курсе ситуации.

— Не было ничего такого, как ездили в Витебск, так и ездим, никто никого никуда не разворачивает, — говорит диспетчер и предлагает на выбор кучу вариантов со временем. Аналогично и поезда. Билеты на Витебск продают, мест в вагонах — хоть отбавляй.

Мы въезжаем в Витебск со стороны Лепеля. Оживленной трассу М3 в девять вечера не назовешь, изредка нас обгоняют легковушки, еще реже — фуры.

На въезде в город возле стелы со светящейся надписью «Віцебск» никого, нет милиции и дальше. Спокойно и безо всякой паники въезжаем в город. Никто нас не разворачивает, как, собственно, и всех остальных.

В девять вечера людей в городе мало: изредка встречаются молодые люди, гуляющие по два-три человека. Все без масок и социальной дистанции в 1—1,5 метра, о которой просит министерство. В принципе, обычный вечер: народ сидит дома, ходят троллейбусы, ездят машины. Все как-то буднично и спокойно. Ни массовых сирен скорых, ни милицейских патрулей. Внешне ничего такого, что наводило бы панику.

«Сейчас люди перепуганы, очень это чувствуется»

В центре, напротив гостиницы «Витебск», работает «Дом кино». В 21:30 тут показывают «Джентльменов», а в 21:40 — «Туннель: опасно для жизни». До сеанса полчаса, поэтому пока в фойе скучает контролер и продавец попкорна.

На столе рядом с программками — памятка по профилактике COVID-19 от ЮНИСЕФ. Мыть руки 20 секунд, чихать в локоть и так далее. Такие же есть и в кассе.

— Конечно, из-за этой ситуации народ в кино не ходит, людей стало значительно меньше. Это и понятно. Слухи ходят разные, но реальной статистики нет, — грустно говорит контролер.

На кассе пара покупает билеты на «Джентельменов». Задний ряд, диванчик. Кстати, всего на сеанс выкуплено четыре билета. Остальные места полностью свободны.

— Мы не продаем места рядом, через одно, чтобы была дистанция, — объясняет кассир. Парень и девушка недоумевают.

— Ну правила такие, дистанция должна быть, вы не должны рядом сидеть, — устало повторяет женщина.

— Так а можно же будет вместе сидеть? — не унимаются ребята.

— Ох, делайте что хотите, — машет рукой кассир и пробивает билеты.

Соседняя с кинотеатром кофейня «Корица» открылась два месяца назад. Бариста Евгения говорит, что все это время дела шли в гору: люди забегали за кофе, круассанами, заходили до сеанса и после.

— Сегодня как отрезало. Совсем людей не было. Это худший день с момента открытия, — говорит девушка.

— Люди перестали ходить после того, как витебские власти приняли план по борьбе с вирусом?

— Уже днем людей не было, — говорит она. — Может быть, еще отразилась и погода, с этим резким похолоданием людям не хочется никуда из дома выходить.

Слухи о переполненных больницах и закрытии города, по словам Евгении, стали активно распространяться в понедельник.

— Сегодня пошла шумиха о том, что закрывают город, что в больнице куча людей, а буквально день-два назад ничего такого не было. Сейчас люди перепуганы, очень это чувствуется, — объясняет девушка. — Мы вот тоже, скорее всего, с завтрашнего дня будем уходить на карантин на пару недель. Да, нам можно до 23:00 работать — а смысл? Людей все равно нет, а сейчас с требованием разместить столики в полутора метрах у нас вообще два столика останется. Работа будет только в минус.

— Вас не пугает, что придется посидеть без зарплаты, за свой счет?

— Но так лучше, — убеждена Евгения. — Ведь и мы себя подвергаем опасности, да и людей нет. Вы знаете, все-таки лучше уберечь себя и посидеть дома, мы с девочками решили, что в этом есть смысл, переждем это все.

Евгения очень надеется, что уже с мая и ближе к лету ситуация наладится.

— Мы надеемся, что к лету все утрясется, у нас будет новое более обширное меню, больше десертов, так что приезжайте в Витебск и заходите к нам, — говорит на прощание она.

Бармен из «Кофе-Брейк» говорит, что на слухи старается не обращать внимания и не поддаваться панике.

— Говорили, что город закрывают, но маршрутки ездят, все нормально, — отмахивается он. — Что вижу? Людей мало стало в раза два. Чувствуется, что люди боятся выходить на улицу. А я сам не боюсь, если заболею, думаю, спокойно переболею, да и все.

Парень говорит, что заведение пока не закрывается, но многие взяли положенные отпуска сейчас.

— У нас был большой коллектив, а сейчас многие в отпуске, потому что нечем платить зарплату, — объясняет он. — Говорят, еще хуже может быть, но кто его знает, как оно будет.

«Должно же нас пронести, мы же славяне, нас же обычно проносит, на дурака пролетаем»

Очень многие магазины в Витебске работают до восьми вечера, часть — до десяти. Едем в «Корону», что на Бешенковичском шоссе. До 23:00 в ней должен быть народ. Действительно, в районе десяти вечера люди в гипермаркете есть, но немного. Работники все в масках, как и некоторые покупатели.

— Приказ начальства, так в городе я маску не ношу, я руки тщательно мою, — говорит один из охранников. — Людей чуть-чуть меньше, не скажу, что в разы. Все равно приходят.

О последних новостях охранник не слышал, говорит, не особенно интересуется. Между тем коронавируса не боится.

— У меня трое детей, жена и море кредитов, чего коронавируса бояться, — смеется он. — Многие требуют карантина. А какой в нем смысл? Даже если его введут, все равно люди будут выходить то в магазин, то еще куда-то. Вот я вышел в магазин, заразился, пришел — заразил всю семью. Они пошли к соседям — и пошло-поехало. А еще. В карантин же отправят за свой счет явно. Вот и выйдет, что дети голодные, по кредитам платить нечем, вот и карантин вам.

У Андрея мама работает в железнодорожной больнице. Он передает ее рассказ: сейчас в больнице действительно много заболевших пневмонией.

— Мама говорила, что за неделю привезли 179 человек с пневмониями, из них с подтверждением на COVID-19 увезли шестерых, — объясняет он. — Моя мать пенсионерка, работает на контракте, и ей сказали, что она может взять за свой счет на это время, зачем рисковать.

— Я вот тоже с людьми работаю, в сфере обслуживания, мебель мы устанавливаем. Мой коллега ставил шкаф-купе женщине, она через два дня перезвонила ему: у нее COVID-19 подтвердился. Коллега в четверг пошел и сдал анализы в инфекционке, а в это время на карантине сидел. Сегодня вот он отзвонился и сказал, что все хорошо. С карантина он вышел.

Андрей говорит, что с продажами ситуация не очень: есть проседание, да и у людей появилась настороженность.

— Смотрите, какая ситуация в Италии, у нас она ведь тоже может быть, — объясняет мужчина и добавляет, что заразиться не боится: — Я не в группе риска, чуть что, вылечусь. Я боюсь передать этот вирус кому-нибудь, заразить кого-нибудь, спиртом вот руки постоянно протираю. Да еще же надумать себе можно чего угодно. Все переживают. Но знаете, должно же нас пронести, мы же славяне, нас же обычно проносит, на дурака пролетаем. Я надеюсь на это. Потому что мне это все не на руку, ни этот вирус, ни доллар, я здание хотел купить — все обломалось, пошло коту под хвост.

«Сейчас люди передают деньги в перчатках, салфетках, только бы их не касаться»

Молодой мужчина, который не захотел представляться и фотографироваться, говорит, что работает водителем маршрутки в Витебске.

— Конечно, ощущается, как люди переживают и боятся ездить. Если раньше за день провозил 300—350 человек, то теперь 150—200. Люди заметно меньше стали ездить. Утром до 10:00 откатываешь и потом до трех дня вообще можешь людей на улице не увидеть. Все по домам прячутся, — говорит он. — А еще сейчас люди передают деньги в перчатках, салфетках, только бы их не касаться. Обычная картина: человек достает салфетку, в ней рубль мелочью лежит, и с нее он мне высыпает деньги, чтобы не касаться руками. Мы сами каждые полкруга обрабатываем антисептиком руки и ручки.

— Слухи тоже разные ходят. Говорят, что уже один маршрутчик заболел коронавирусом. Правда или нет, не знаю, но, конечно, ты начинаешь задумываться, стоит ли идти на работу через три дня. Конечно, есть страх заразиться, страх заразить своих близких.

Виталий работает в сфере грузоперевозок. Говорит, что спад заметил давно, когда еще эпидемия в Ухани только-только начиналась.

— Мы возим китайские контейнеры, так вот после того, как в Ухани началась эта эпидемия, пошел большой спад. Наполовину объемы работы упали и зарплата соответственно, — объясняет он. — О том, что в городе происходит, читаем в интернете. Правды по заболевшим и зараженным, я так думаю, нам сейчас не говорят. Слухи разные ходят, что зараженных очень много, гораздо больше, чем официальные данные. Сами так особенно ничего не знаем.

— Маски не носим, в них нет смысла, в магазины как ходили, так и ходим, просто в другое время, чтобы людей было поменьше, — объясняет спутница Виталия Вера.

— Рожденный утонуть от водки не сгорит. Прятаться, убегать — это все не поможет, как и маски. Какой от них смысл? — добавляет мужчина.

С ним не согласна женщина в стильной маске со звездочками. Говорит, что их семья сама себе устроила карантин.

— Начались каникулы, поэтому мы решили остаться с детьми дома, — говорит она. — Сейчас мы стараемся не поддаваться панике, мы биологи по образованию, понимаем ситуацию, поэтому спокойно ко всему относимся.

Юлия связана со сферой торговли. Говорит, что количество пенсионеров в магазине снизилось, но все равно пожилые люди регулярно приходят за продуктами.

— Я своей бабушке помогаю максимально: продукты купить, на почту сходить, чтобы она меньше выходила из дома на улицу, — объясняет Юлия. — Мы-то ладно, мы перенесем, но вот заразить старшее поколение мы можем, а для них это опаснее гораздо.

— Мы стараемся не гулять в свободное время и не выходить из дома без крайней необходимости. Сегодня вот целый день сидели, — добавляет ее спутник Антон. — Даже если у нас не объявляют карантин, то мы сами его себе устраиваем.

— Опять же, чаще руки стали мыть, носим с собой антибактериальные салфетки, дезсредства, телефоны постоянно протираем, — объясняет девушка. — Не хочется ведь разносить эту заразу, даже если ты сам не заболеешь, нужно думать о других. Тут вопрос осознанности.

— Все равно я не верю в официальные данные, — говорит Антон. — Я смотрю, у нас было 96 человек три дня, и тут резко сегодня стало больше 150 человек. Как такое может быть, что три дня не было заболевших, а тут сразу такая цифра? Из-за этого ходят слухи, что у нас в Витебске около 2000 зараженных. Страшно, конечно. Даже больше страшно от незнания. Хотелось бы, конечно, узнать о реальной ситуации, и пусть бы статистика чаще обновлялась. Не нужно ничего утаивать. Если будут реальные цифры, большинство людей изменит свое отношение, особенно безответственные люди. Сейчас же ведь как все думают: «Ой, ну подумаешь, 150 человек заболевших из 9,4 миллиона, это ерунда». Люди не понимают и не соблюдают дистанцию и так далее.

— Правда нужна, пока все покрыто ореолом тайны — это все выглядит страшно и пугающе, — считают ребята.


Если вам что-либо известно о ситуации с коронавирусом в Беларуси, вы или ваши родственники заразились и готовы рассказать об этом, пишите на почту za@onliner.by.


Министерство здравоохранения пока не ответило на вопросы, которые мы опубликовали. Надеемся получить ответы в скором времени.

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев