«Когда видят в резюме, что тебе 48 лет, даже на собеседование не зовут». Минчанка про эйджизм

2599
16 декабря 2019 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Ксения Миронова

«Когда видят в резюме, что тебе 48 лет, даже на собеседование не зовут». Минчанка про эйджизм

Не раз в интервью Onliner эксперты заявляли, что белорусы в возрасте около 50 и старше — это одна из самых уязвимых категорий на рынке труда. Если специалисты в этом возрасте остаются без работы, то найти место оказывается очень сложно. С такой проблемой столкнулась и наша героиня Алена. Ей 48 лет, и она хороший специалист со стажем. По словам Алены, вот уже полтора месяца она ищет работу, но никто не приглашает ее даже на собеседования. Хотя как работник она соответствует всем параметрам. Все дело в возрасте, считает женщина.

«Встречалась даже вакансия на выписку ТТН с зарплатой от 200 рублей»

Алена и ее муж работают вместе в маленькой компании вот уже 15 лет. Она юрисконсульт, а по совместительству еще офис-менеджер и частично бухгалтер.

— Сейчас для бизнеса настали очень сложные времена, и встал вопрос о том, что фирма может закрыться. Если это случится, то мы оба окажемся без работы, — объясняет Алена. — Поэтому параллельно я ищу место нам обоим. Кто первый сможет найти работу, тот и уйдет.

Именно поэтому женщина просит не показывать ее лицо, так как переживает, что работодатель может ее уволить, а новую работу найти пока никак не удается.

Поиски Алена начала полтора месяца назад. Она составила резюме и стала мониторить специализированные сайты. Женщина внимательно вычитывала требования по вакансиям и откликалась только на те, для которых подходила на 100%.

— Зачем нанимателю тратить на меня время? Возможно, он найдет кого-то подходящего, — рассуждает Алена. — Обижает то, что мне не дают даже шанса. К примеру, была одна вакансия, по которой я идеально подходила. Был нужен опыт, выписка товарно-транспортных накладных, знание 1С, работа посменно. Я обдумала, могу ли работать посменно, все взвесила и откликнулась. Компания сразу же мне отказала. Без объяснения причин. Ну вот на каком основании? Я полностью подходила, владею 7-й версией «1С: Бухгалтерия», очень много работала в этой программе, у меня все навыки и квалификации есть.

Кроме как из-за возраста, больше причин для отказа не было. И так очень многие работодатели — либо сразу отказ, либо просто молчание без ответа.

По словам минчанки, она трезво и реально оценивает свои силы. По вакансиям, которые она рассматривала, не было баснословных заработков.

— Как правило, предлагают 600—800 рублей, — говорит Алена. — Правда, я осталась немного в шоке от запросов работодателей. К примеру, на вакансию юриста требуется опыт в области претензионных вопросов, судебного и досудебного регулирования, лицензионного, авторского права и так далее. Перечислено практически все, кроме уголовного права. Плюс еще английский язык на высоком уровне, желательно еще и немецкий. И вот я, изучая вакансию, думаю: ну сколько же вы готовы платить такому специалисту?

— И как вы думаете сколько? 600 рублей. Я уже представляю, какая там очередь стоит к этому работодателю, — иронично улыбается женщина. — Есть даже вакансия на выписку товарно-транспортных накладных с зарплатой от 200 рублей, она уже полтора месяца мне попадается. Такие завышенные требования у работодателей, наверное, из-за того, что рынок труда перенасыщен.

Для специалистов с опытом Алена называет адекватной зарплату в 1000—1500 рублей. Но ни на эти деньги, ни на меньшие ее не берут.

Взяли бы вы на хорошую должность работника старше 48 лет?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

«Проблема в том, что меня даже на собеседования не зовут»

С дискриминацией на рынке труда минчанка сталкивается не впервые. Она уже проходила такое, когда родила первого ребенка. На дворе были 90-е, и молодых мам не брали никуда.

— Я тогда уже хорошо умела работать на компьютере. На то время это был редкий навык, — объясняет Алена. — Но как только работодатели узнавали, что у меня есть маленький ребенок, сразу отказывали. Хотя мы жили с родителями, и в случае чего было кому присмотреть.

То есть я и мои ровесницы столкнулись сначала с проблемами при поиске работы как молодые мамы, а теперь вот начался второй этап — возраст.

— Уверена, что если меня будут приглашать на собеседования, разговаривать со мной, проверять мои навыки, то какой-нибудь вариант найдется. Но ведь проблема в том, что меня даже на собеседования не зовут. Как я понимаю, мое резюме открывают, видят возраст и либо сразу отказывают, либо просто не отвечают, — полагает собеседница.

На ваш взгляд, в каком возрасте сложнее всего найти работу?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Восемь лет назад Алена уже пыталась поменять работу и мониторила вакансии. Тогда в объявлениях сплошь и рядом стоял возраст до 35 лет. Сейчас законодательство запрещает дискриминировать по возрасту, но минчанка говорит, что в головах работодателей эти стереотипы остались.

— Очень часто пишут, что «мы молодой коллектив». Понятно, я тоже на такие вакансии не откликаюсь, даже если и подхожу. Потому что раз написано про молодой коллектив, меня там явно не ждут, — рассказывает женщина. — Как я поняла, наиболее трудоспособными работодатели все равно считают людей 30—35 лет. При этом отдают предпочтение мужчинам, так как их уже не заберут в армию, они не уйдут в декрет и не будут ходить с ребенком на больничные.

Алена объясняет: работодатели часто становятся заложниками стереотипов. По ее версии, нынешняя система отбора работников как раз и культивирует эти стереотипы. Зачастую соискателей сначала отбирает HR-менеджер. Именно эти специалисты просматривают резюме на начальном этапе. Сами такие работники обычно довольно молоды.

— Они думают, что мы уже отстали от жизни, не говорим на молодежном сленге, нам сложно с гаджетами и так далее. Возможно, в их окружении просто не было активных людей старше 45 лет, и они думают, что все такие, — рассуждает собеседница. — Но, к примеру, я могу себя назвать продвинутым пользователем компьютера. Кроме обычных вещей я понимаю, что такое скрипты, VPN, и могу ими пользоваться. И я думаю, что очень многие мои сверстники могут и умеют то же самое, если не больше.

«В компании, где я работаю, при приеме на работу графа „возраст“ не играла роли»

По словам Алены, из-за подобной дискриминации многим хорошим специалистам не остается иного выхода, кроме как идти на более низкоквалифицированные вакансии.

— Но у меня же опыт, высшее образование и силы работать. Почему я не могу работать по специальности и должна искать вакансию похуже? Просто из-за того, что у работодателей стереотипы? — недоумевает женщина. — А что касается предпринимательства, в которое многие посоветуют пойти, то сейчас малый бизнес разрушается, как я вижу. Он не может противостоять крупным сетям, которые захватили весь рынок. Сначала почти пропали ипэшники, теперь настала очередь малого бизнеса. Поэтому перспективы вырисовываются не самые радужные.

Минчанка объясняет: у людей ее возраста и старше есть большой потенциал, который остается невостребованным. Она советует работодателям не бояться рассматривать кандидатов старше 45.

— В компании, где я работаю, при приеме на работу графа «возраст» не играла роли, — говорит Алена. — Со мной трудятся как ребята 20—25 лет, так и люди за 50.

К примеру, с нами работала торговый представитель 55 лет. Несмотря на стереотип, что косметику обязательно должна продавать молодая девушка, она прекрасно справлялась.

Если человек работает хорошо, если он адекватный, грамотный, почему его не взять?

— Хочется еще сказать всем, у кого есть стереотипы насчет возраста (особенно вашим комментаторам, которые могут назвать меня старушкой и отправить на пенсию или куда-нибудь еще), что я — это их мама, папа, родственники, которые тоже могут с этим столкнуться, — добавляет собеседница. — Да они и сами скоро тоже перестанут быть молодыми и войдут в эту фазу. То есть это социальная проблема, которую нужно каким-то образом решать. Тем более что пенсионный возраст еще может вырасти.

Только цифры

По данным Белстата, на 1 января в стране насчитывалось более 1,7 миллиона человек в возрасте от 48 до 59 лет. И все они входят в группу риска при потере работы.

Ликбез. Что такое эйджизм?

Впервые такой термин ввел директор Национального института старения США Роберт Батлер в 1969 году. Им он обозначил дискриминацию одних возрастных групп другими.

А вы сталкивались с эйджизмом?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

А в Беларуси есть закон против эйджизма?

Да. У нас есть статья 14 Трудового кодекса «Запрещение дискриминации в сфере трудовых отношений». По этой статье запрещается ограничение в трудовых правах или получение каких-либо преимуществ в зависимости от пола, расы, национального и социального происхождения, языка, религиозных или политических убеждений, участия или неучастия в профсоюзах или иных общественных объединениях, имущественного или служебного положения, возраста, места жительства, недостатков физического или психического характера, не препятствующих исполнению соответствующих трудовых обязанностей, иных обстоятельств, не связанных с деловыми качествами и не обусловленных спецификой трудовой функции работника.

При этом не считаются дискриминацией любые различия, исключения, предпочтения и ограничения, которые основаны на свойственных данной работе требованиях, а также обусловленные необходимостью особой заботы государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите (женщины, несовершеннолетние, инвалиды, лица, пострадавшие от катастрофы на Чернобыльской АЭС, и др.).

По закону те, кто подвергся дискриминации в сфере трудовых отношений, могут обратиться в суд.


Хотите описать историю трудоустройства, рассказать о наболевшем или поделиться своим взглядом на какие-то проблемы? Пишите на электронную почту za@onliner.by.

Вакансии на «Барахолке Onliner»

Читайте также:

Больше историй простых белорусов о поисках работы читайте в цикле «Работа мечты».

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Ксения Миронова