«Пришла, а мужики сказали: „Что она, расфуфыренная, будет делать?!“» История женщины, которая 35 лет работает на заводе

31 732
477
25 ноября 2019 в 8:00
Автор: Дарья Спевак. Видео: Алексей Морозов

«Пришла, а мужики сказали: „Что она, расфуфыренная, будет делать?!“» История женщины, которая 35 лет работает на заводе

Галине Деревяго 52 года. Бо́льшую часть жизни она работает на Минском автомобильном заводе. Вот уже 35 лет она каждый день ездит на МАЗ по одному маршруту, идет по проходной и запускает свой станок в ремонтном цеху литейного оборудования. Благодаря работе женщина купила свои первые сережки, которые носит и сегодня, познакомилась со своим будущим мужем и нашла друзей. Галина рассказала Onliner, каково это — трудиться на суровом заводе, спасаться от вечной рутины и день за днем проводить с мужем и на работе, и дома.



«Когда пришла на завод, это, конечно, был ужас»

Каждое утро нашей героини начинается в 5:40. Женщина просыпается не по будильнику, а «по воде»: ее муж всегда встает раньше, чтобы успеть побриться, — как только вода выключилась, Галина поднимается.

— С утра всегда навожу небольшой макияж, женщина ведь должна быть красивой. Немного глазки подкрашиваю, стрелочки подвожу. А губки — на выходе уже, — на мейкап у Галины уходит не более двух минут, после чего она идет на кухню и пьет с мужем кофе. В это время на фоне всегда играет белорусский гимн (значит, шесть утра) — под него супруги беседуют и готовятся ехать на завод. Они работают в одном цеху.

Перед выходом героиня, как и обещала, красит губы. Оттенок помады она подбирает тщательно: под наряд и ситуацию.

— Могу розовой накрасить, и красная у меня есть. Я ее называю «вокзальная», — последнее слово Галина шепчет, будто говорит по секрету. — Но вообще, люблю экспериментировать — могу помаду на помаду наложить.

В 6:10 она заводит свой старенький Mitsubishi и везет себя и мужа на работу. Говорит, что они никогда не опаздывают: за столько лет выработали график. За рулем Галина, кстати, уже 20 лет. Она вспоминает, что стать водителем ее заставил жуткий осенний холод.

— Возвращалась с дачи на попутке и так замерзла, что не могла дверь в квартиру открыть! Просто стояла с ключами в руке и плакала… Потом разозлилась и сказала: все, иду учиться на права. На следующий день занялась этим вопросом. Сразу было тяжело, а потом за ночь щелкала по тысяче вопросов (ПДД. — Прим. Onliner). Когда сдавала вождение, инструктор называл меня миллиметровщицей. Я заезжала на парковку, и он говорил: «Боже, так ни один мужик не может заехать! Как у тебя получается?» А я, когда парковалась, смотрела, как мне нужно заехать и сколько это времени занимает. И говорила вслух: «Я еду, еду, еду // Кручу, кручу, кручу // Заезжаю — раз, два, три // Стою. И опять: Я выезжаю, выезжаю // Я поехала». И даже на экзамене в ГАИ мне это помогло, — сейчас эта считалочка порой всплывает в ее голове, Галина учит ей и своих племянников — помогает. — Все сдала с первого раза. Из всей группы права получили шестеро мужчин и одна я.

За 20 лет, говорит Галина по дороге, у нее было одно нарушение: не пропустила пешехода. Она считает, что там был спорный вопрос, шел ремонт дороги… Но женщина торопилась на рыбалку и не стала выяснять отношения — заплатила штраф и поехала с чистой совестью. Она уверена, что женщина за рулем намного осторожнее и аккуратнее мужчины.

Наша героиня подъезжает к заводу, они с мужем идут ко входу. По дороге Галина вспоминает свое училище — оно расположено совсем рядом с ее работой. Далеко переходить не пришлось.

— Когда думала над местом учебы, брат сказал: иди, будешь просто на кнопочки нажимать. А когда я пришла на завод, это, конечно, был ужас… В училище одни станки, а на МАЗе — совсем другие. Но учебу все равно надо было окончить. Не думала, что впереди меня ждет тяжелая работа. В молодости были походы, замужество, два декрета, стройка квартиры — жалеть, что поступила и работаю здесь, не было времени.

«Пришла такая, а мужики сказали: „Что она, расфуфыренная, будет делать?!“»

Галина идет на проходную, переодевается в рабочее и направляется к своему станку в цех. Здесь до 15:00 она изготавливает детали для запчастей. Шум, пыль, кругом одни мужчины — и она.

— Сверлим и зажимаем вручную, сами точим резцы. Вот сейчас один парнишка делает болты, а я наделала гаек. Ждем, пока будет готова резьба, чтобы подгонять по размеру. Но не думайте, я здесь не стою как прикованная — целую смену так не выдержишь. Отхожу попить воды, периодически делаю перерывы. Да и за станком поверчусь, головой покручу, ноги разомну. Работа, конечно, монотонная, бывает скучно. Ну вот стану и попою, позвоню детям — становится веселее, — у Галины за станком есть несколько листочков, где она от руки написала слова песен — во время работы она напевает их, особенно любит «Дым сигарет с ментолом». — Отдых нужен по-любому, да и по законодательству положено.

Женщина и сегодня хорошо помнит свой первый день на МАЗе. Говорит, было жутковато: в цеху взрослые мужчины подшучивали и дразнились, что пришла такая «зеленая», неопытная. Галина поначалу работала не на токарном, а на фрезерном станке — там нужно четко знать размер расстояния для втулок. Героиня помнит эти втулки до сих пор: чтобы подобрать размер, приходилось убивать по полдня.

— Даже слезы лились, думала про себя: «Боже, да куда ты, дитенок, попал?!» И фрезеровщик мне говорил: «Куда твоя мама смотрела, что ты сюда пришла?»

Но Галина просила помощи у старших женщин — никто не отказывал, все помогали.

— А в первый день я губки подвела, глазки накрасила! Пришла такая, а мужики сказали: «Что она, расфуфыренная, будет делать?!» Но втянулась. У нас в цеху работали две женщины, вот я от них больше опыта и набиралась. А парни помогали поднимать и зажимать тяжелые детали.

Не обошлось, вспоминает Галина, и без повышенного внимания со стороны мужчин. Все-таки в заводских цехах женщина — явление нечастое. Минчанка говорит, что рабочие щипали девушек, хватали их и водили щетиной по лицу. Героиня признается, что краснела от этого и ругала своих коллег.

— Порой стою и думаю, сколько уже лет прошло… Мужчины были женатые, но молодые. Некоторые говорили: мол, чего ты раньше не пришла, мы б женились на тебе… И вспоминаю, как встретила своего мужа впервые. Была зима, как сейчас помню. Его мастер привел, а я такая чумазая стою, щеки грязные! И мастер говорит: «Галя, вот я тебе привел мужа». Стала, посмотрела и отвечаю: «Не надо мне салагу такого!» И ушла. А потом как-то начали встречаться, но никто вообще ничего о нас не знал. Но я же с мужиками работаю — могут где-то и ущипнуть, и пофлиртовать. Ну и ему надоело: начал заступаться, и все поняли, что мы вместе. Так мы встречались около года, а потом поженились. Как муж говорит, это я ему сделала предложение: жаловалась, что у всех вокруг свадьбы, вот он и решил жениться, — улыбается она. Вместе пара уже 32 года — и дома, и на заводе.

Галина говорит, что на участке редко подходит к супругу — только если нужно чем-то помочь или обсудить важные семейные дела. Сложно, когда муж и на работе, и дома. Отпуск — заводчанам положено 26 дней — пара тоже обычно проводит порознь. Да и брать его в одно время супругам невыгодно.

— А приходим домой — о работе не говорим вообще. Я звоню детям — рассказываю мужу, как у них дела. Ужинаем, пьем чай и расходимся по разным комнатам: просто сидим и отдыхаем друг от друга, от работы. Он включает детективы, а я — спортивные передачи. Мы вдвоем любим хоккей, но не смотрим его вместе, потому что у мужа одни эмоции, у меня — совершенно другие. Я люблю громко комментировать, а он молчит. О нас можно сказать, что противоположности притягиваются.

«На первую получку купила себе сережки. Отдала за них 120 рублей, а зарплата была 150!»

Галина вспоминает, что в 1980-е у нее была хорошая зарплата — 150 рублей, а самая большая получка у рабочих завода — 250. По словам героини, в то время на 5 рублей можно было спокойно прожить неделю. С тех пор на МАЗе ничего не поменялось, кроме зарплаты.

— На первую получку купила себе сережки, — она показывает их — не снимает до сих пор. — Как сейчас помню, отдала за них 120 рублей, а зарплата была 150! Меня девчата уговорили, и я так переживала, как же мне жить и на что я буду питаться?! Поехала к маме в деревню, взяла сала, картошки и капусты, да и подруги помогли. Выжила.

Она со смехом вспоминает свою первую зарплату и говорит, что с тех пор так бездумно не тратилась. Десять лет они с мужем строили квартиру, потом у них родились дети — было не до импульсивных покупок. Зато сейчас, когда построен дом и выросли сын и дочь, Галина позволяет себе капризы.

— Вот поругаюсь с мужем, обижаюсь и ухожу. Иду и покупаю себе то костюм, то сапоги. Возвращаюсь домой, спрячу их и думаю: «Блин, ну зачем я купила, до получки же еще столько жить?!.. Ну а что уже сделаешь?» А потом собираемся с мужем куда-нибудь, я достаю, надеваю. Он смотрит на меня: «О, уже купила!» А я отвечаю: «Не надо женщин обижать!» — смеется она.

С тех же 1980-х минчанка привыкла работать за станком и по молодости не задумывалась, что такой труд тяжелый и, может быть, не совсем женский. Говорит, прибежала, поработала и убежала гулять. Осознание пришло только с годами. В какой-то момент она захотела перейти в другой цех, даже окончила курсы, но подвело здоровье: врачи удалили позвоночную грыжу.

— Все детали зажимаю вручную, это и отразилось на моей спине. Ну и, конечно, руки побаливают. Да и другой раз сядешь, посмотришь на них и думаешь: «Боже, пускай бы пошла газеты продавать — уже чище были бы». Я, как и любая женщина, люблю делать маникюр, но приходится так работать. В моем возрасте уже остается сидеть на месте, — размышляет Галина. — Но когда уходишь в отпуск, по-новому набираешься сил. Я обожаю рыбалку, ребята из дома подсадили. Едем компанией, я всегда за рулем, потому что не пью пиво. К утру все засыпают, а на мне может быть и 15 удочек, и больше! Вдавливаю кормушки, надеваю червячков. Подруги кривятся, как этих червей можно трогать, а я — без всяких проблем.

Заводской цех, рыбалка, хоккей — без контекста похоже на жизнь закоренелого холостяка. Выглядит так, что при подобном раскладе всякие готовка-вязание-шитье кажутся Галине девчачьими забавами. Но минчанка разубеждает:

— Я люблю собирать пазлы — дома осилила «Мону Лизу», лошадь на тысячу деталей. Зимой вяжу внучатам безрукавочки и носочки. Если надумаю, могу и себе что-нибудь смастерить. Еще ужас как люблю экспериментировать с закатками. В обеденный перерыв захожу в интернет и смотрю рецепты для них. И на работе я всегда думаю о своей семье, о детях. Да и вообще обо всех. Сестры называют меня «мама Чолли». Я очень эмоциональный человек, всегда переживаю за чужое горе. Смотрю по телевизору теракты и ЧП да так переживаю, что могу ночь не спать.

Галина говорит, что в ней уживаются два противоположных человека. Дома она за все волнуется, часто плачет — а на заводе старается не подавать виду, если что-то не так («У меня мужской коллектив, что ты им скажешь?»). В цеху она ходит и всех подбадривает, всегда спрашивает у коллег про их детей, жен и собак. Особенно, говорит Галина, она любит общаться с молодежью — с ними интересней. Внутри женщина не чувствует, что ей за 50: продолжает познавать и пробовать новое, умеет веселиться и мечтать.

— У меня сейчас одна мечта: чтобы все были здоровы, — говорит Галина и вытирает увлажнившиеся от слез глаза. — Я за своих детей все отдам. А внуки — это совсем другая любовь, их больше жалеешь. Моя внучка больше всего любит «сказку про жизнь». Я ей рассказываю, как мы познакомились с дедушкой, а после поженились. Потом мы целовались — и у нас родилась ее мама Оля. Как ее увидел папа, мы поехали к ним на свадьбу, они поцеловались, и у них появилась красивая девочка Саша, которая ходила в садик, а потом пошла в школу. Как к ней в гости приезжала бабушка… Потом говорю ей, что жизнь продолжается и еще будет много интересного. Сказке еще не конец.

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Дарья Спевак. Видео: Алексей Морозов