1205
24 сентября 2019 в 8:00
Источник: Николай Козлович. Фото: Максим Малиновский

Белорус уехал в Польшу, но там ему стало скучно

Мне приснился кошмар. Будто еду домой в метро, плетусь к выходу на станции «Уручье», но вдруг оказываюсь у фонтана Аполлона на площади Stary Rynek в Познани. Там красивый сентябрьский вечер, еще не убрали летние столики, звучит джаз, бьют тамтамы, акробаты надувают гелиевые шары. И вот этот самый польский Аполлон встает с бетонной стяжки и спрашивает голосом пана Бога: «Ты айтишник? Давай к нам на ПМЖ!» Картинка быстро туманится, статуя хохочет, двери с лязгом закрываются, просыпаюсь в г. Минске. Увы, я не из IT.

У героя этой истории, уехавшего в Польшу, все иначе. То есть по-настоящему. Об этом будет рассказ.

Андрею Марченко 28 лет. Пять из них он живет в Польше. Мы встречаемся в центре Познани, заказываем в кафешке по журеку и, отхлебнув нектара, уносимся в wyraj. Вокруг еще мягкая осень, в городе полно туристов. Это та самая неспешная Польша без рынков, обменников и треша, с низкими ценами и европейским сервисом. Короче — Польша здорового человека, которую принято любить и ставить в пример. Мы сразу договариваемся, что не будем превозносить и страну, и «айтишку», но у нас слабо получается.

Дальше пусть говорит Андрей.

Переезд, работа, попить пивка

— В БГУИРе я учился на «математике и информатике». Два года, пока был в вузе, и год после работал по специальности. Сначала в ScienceSoft, потом в Wargaming. У «Варгейминга» тогда были золотые годы. Но я все равно решил уезжать.

Куда-нибудь западнее Бреста хотелось давно. Я люблю Беларусь, но там мне не нравились многие вещи. Те, что не нравятся и вам. Родители говорили: если есть возможность — не зевай. Потом учиться в Польшу уехала девушка. Сюда, в Познань. Наконец я решился.

Найти работу оказалось легко. В Беларуси и сейчас здесь я Senior Full Stack Developer. Отвечаю и за «бэк», и за «фронт». Для тех, кто не из нашей сферы, — разрабатываю и клиентскую сторону интерфейса, и ее программную часть.

Пять лет назад искал работу в интернете, забросив резюме на трех главных местных сайтах (тогда здесь еще не был распространен LinkedIn, а сейчас уже вполне). Собеседование прошел по Skype. Польского не знал, но и не требовали. Хватило английского. Документы, переезд, оформление, ВНЖ — все прошло стандартно.

Андрей приехал трудиться в маленькую контору, которая писала ПО для местных самоуправлений. Тут они имеют настоящий, не иллюзорный бюджет. Нужно вести свою бухгалтерию. Программное обеспечение для органов власти та фирмочка и разрабатывала.

— Потом начали писать софт для мониторинга времени на компьютере и контроля за тем, что пользователь делает. Вроде бы у них все нормально, что-то выпускают и сейчас. А я вскоре нашел другое место. Это была организация, которая продает электронные книги. Точнее, подписку на них. У поляков с пиратством немного не так, как в Беларуси и России. Тут принято платить за продукт.

Но и оттуда ушел. Сейчас я сотрудник Rockwool Group — группы компаний, которая занимается производством и продажей стройматериалов. У них несколько брендов, присутствуют на рынках разных стран. Разрабатываю для их платформ CMS (системы управления контентом). Это большая и солидная контора с головным офисом в Дании. Зарплаты ok.

Андрей теряется с ответом на вопрос, чем жизнь айтишника в Польше отличается от жизни в РБ.

— Наверное, здесь меньше ругаются матом, — улыбается. — Нет обсуждений на повышенных тонах. У нас ведь так бывает — кричат, как будто сейчас начнут друг другу лица бить. В Польше народ спокойнее.

В моем отделе человек сорок. И десять в команде. Отлично общаемся. Иногда ходим попить пивка. Приходилось слышать, что из-за наплыва украинцев поляки стали злые ко всем эмигрантам. Но я такого не замечал. Разницу между украинцами и белорусами здесь понимают очень хорошо. Ребята из Украины работают на стройках, в Uber их много. Наших в Познани почти нет. Среди программистов видел пару человек. Знаю одного парня, который играл на центральной площади на гитаре. А потом открыл свою фирму. Помогает бывшим землякам в трудоустройстве.

Зарплаты, культ и «не IT-страна»

— Надо признать, что Познань — это не мекка для айтишников. Варшава, Гданьск, Вроцлав, Берлин — до этих городов примерно одинаковое расстояние, и в каждом из них больше компаний и выше зарплаты. Все стремятся туда. В Познани создают центры разработки фирмы типа Rockwool. Но без ажиотажа.

— IT-страну поляки уже организовали?

— Я бы не сказал. Не вижу здесь глобальных проектов. И даже такого посыла не вижу. Культа айтишника никакого нет. Что-то вроде «IT спасет Польшу»? Нет. В общем, это одна из сфер, которая развивается. Ну и здорово. Не мешают. Сверхусловий не создают.

— Что с зарплатами?

— Наверное, в Варшаве они будут чуть выше, чем сейчас в Минске. В Кракове, Вроцлаве плюс-минус такие же. В Познани чуть хуже.

Про свои цифры Андрей предсказуемо не рассказывает. Замечает, что цифры нормальные. Понятно, пробил потолок, после которого в Польше включается прогрессивная налоговая ставка (после 100 000 злотых в год — 32% налога на сумму превышения).

— Из соцпакета здесь обычно дают карту «мультиспорт». Можно ходить бесплатно в тренажерки. Доплачиваю 100 злотых в месяц за медицинскую страховку. Еще плюшка — иногда можно работать из дома. Три-четыре дня в месяц. Фирма отправляет на курсы и конференции. Ездил на Websummit в Лиссабон. Потом в Осло. Полезно для развития.

Что крутого в Познани

Следующим утром мы пробежали пятый по величине город Польши по диагонали: по площадям, мимо небольшого исторического центра, костела Святого Мартина. Нашли музей рогалика и площадь Свободы с модным фонтаном, зоопарк, термы, остров Тумский. И странные скульптуры в парке Цитадели. У города есть колорит, но, наверное, его лицо не столь яркое, как лицо Лодзи, Кракова, Варшавы. Проснешься и не вспомнишь. Можно ли вообще полюбить эту Познань?

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Max Lakes (@max_lakes)

— Город мне нравится, — говорит Андрей. — Круто, что здесь есть четко выделенные районы. В каждом своя атмосфера, дух, самосознание, что ли. Сейчас я живу в районе, который называется Ежице. Десять лет назад он считался опасным. Типа как Шабаны. А потом стал местом, где тусуются хипстеры. Говорят, что в Ежице теперь проще получить фалафель, чем в морду. Тут открывают все новые и новые кафешки, ресторанчики, арт-пространства. Есть своя группа в Facebook, где обмениваются советами, предметами и думают, как сделать район лучше.

Есть Старе място со старой площадью, музеями, театрами. Тут более туристический дух. Есть Вилда — тоже со своей историей и настроением. Все это очень контрастирует с Минском и его безликими одинаковыми микрорайонами.

Андрей рассказывает, что здесь посмотреть. И вообще — как не умереть со скуки.

— Символ города — козелки. Два козла, которые бьются рогами. Главное блюдо — большой сахарный рогалик, политый глазурью. Насчет скуки — все в порядке с развлечениями. Помимо клубов и баров, есть богатая культурная жизнь. Много театров. В центре «Замок» регулярно проходят выставки и концерты. Один из главных местных фестивалей — Академия гитары. Приезжают топовые гитаристы со всего мира.

Тут много университетов, значит, и молодежи. Рядом Берлин, куда Андрей с девушкой ездят, чтобы развеяться. Плюс лоукосты. Можно сгонять в Афины, Будапешт, Британию. Вся Европа открыта.

— За пять лет я объездил почти всю страну. Из крупных городов не был только в Быдгоще и Щецине. Путешествовал на общественном транспорте. Терпимо, хотя поезда тут своеобразные. Часто опаздывают.

Иногда Познань называют польской золушкой. Она действительно в тени соседних крупных городов. Пять лет назад, когда приехал, вечерами было пусто на улицах. А теперь и немцы, и испанцы, которые сюда даже жить приезжают. Дела Познани налаживаются.

Есть и нюансы. Мне кажется, что здесь со смогом даже хуже, чем в Кракове, где хотя бы начали выделять деньги на замену угольных котлов. Тут все более запущено.

Жилье и быт

Продолжаем о земном.

— За прошлую квартиру я платил 1600 злотых в месяц (около $400). Это была «двушка» в 56 «квадратов» на первом этаже. Сейчас снимаю «трешку» в относительно новом здании за 2500 злотых ($635) с «коммуналкой». Недешево.

Фишка в том, что квартиру в Польше проще купить. Двухкомнатная около 60 метров будет стоить от 300 тысяч злотых ($75 тысяч). Знакомый сейчас берет квартиру в новостройке (80 кв. м) за 600 000 (около $150 000). C местными зарплатами и, главное, процентами по ипотеке подъемно. Я просчитывал. Плата по ипотеке будет почти такая же, как сумма, которую ты отдаешь за аренду. Но от покупки все же воздержался. Нет планов здесь задерживаться.

О средних зарплатах. В Познани, по словам Андрея, это что-то около $1000 чистыми. Цены на все приятные, но как бы и не суперзарплата даже на фоне цен. Но это смотря с чем сравнивать.

Поляки сравнивают с хорошим — с Берлином. Сравнивают и «недовольствуют».

Интеграция, смыслы и пианино

— Пять лет в Польше. Только честно: cмог стать для них своим? — задаю стандартный вопрос, жду стандартный ответ.

— Для полной интеграции лично мне не хватает культурного бэкграунда, — рассуждает Андрей. — С белорусскими сверстниками много тем. Объединяют фильмы, музыка, игры, в которые играли с 6 до 15 лет. В эти годы формируются общие смыслы. С поляками у меня таких смыслов нет и быть не может. Когда называют фильм или исполнителя, я не могу поддержать разговор. Это важно.

Кроме этого, я не чувствую никаких минусов от того, что сюда «понаехал». Общаюсь, есть пару друзей. Не с работы, но из нашей музыкальной тусовки.

В Польше с Андреем приключилась интересная история. В один прекрасный день парень подумал: круто быть мастером клавиатуры, но как-то этого мало. Банальненько. Нужно добавить в жизнь что-то еще.

— Пошел и записался на курсы по игре на пианино. Мне повезло. Попал к очень крутому преподавателю. И вот я занимаюсь уже четыре года. У нас сформировалась группа по интересам из представителей самых разных профессией. Проводим время вместе. Репетируем. Да просто ходим в бары порой.

Не скажу, что я какой-то там виртуоз. Играл полонез Огинского. Из Шопена пару вещей. Сейчас учусь играть джаз. Купил электронное пианино. KAWAI — отличный механизм. Соседям не мешаю, хотя поляки особо не заморачиваются, играют на акустике в том числе. На прошлой квартире у меня был сосед-пианист. Играл ужасно. Сейчас сосед на гитаре играет. Тоже так себе.

— Что поляки знают о Беларуси?

— Очень удивляются, когда я говорю, что Адама Мицкевича мы считаем своим. Огинского, кажется, почти не знают. Про Костюшко у меня вообще никогда не заходил разговор.

В целом про Беларусь здесь слышали удивительно мало. Один мой знакомый на полном серьезе удивлялся: «А что, Беларусь точно не в Евросоюзе?» Прикинь, чувак, нет!

Некоторые читали, что Беларусь и Польша были в составе одного государства. Считают, что мы близки, связи нужно укреплять. Но не в плане какой-то Великой Польши с белорусским воеводством в ее составе. А в том смысле, что нужно дружить.

Кстати. Рассказываю тут всем про «безвиз». Хорошо, что мы потихоньку открываемся миру. Это точно сработает. Полякам хочется посмотреть, что там за «терра инкогнита» рядом с ними. И не только им.

«Что мне не нравится в поляках»

— Вообще-то, здесь их монастырь и их правила. Но иногда меня смущает религиозность. Вот люди на работе разговаривают: «Я тебя вчера в костеле не видел, что случилось?» Или всерьез обсуждают, будет ли считаться, если ты пошел в костел в субботу, а не в воскресенье. Так и хочется спросить: а кем считаться? Но это их дело. Меня не касается.

Еще у них очень традиционное общество. И традиционность, кажется, только крепнет. Муж — глава семьи, на ребенка можно поднять ремень и так далее. Толерантностью поляки не отличаются.

А по-настоящему бесят стереотипы. Казалось бы, ребята живут в Европе. Нет никаких виз. Езди и смотри как и что. Но все равно тиражируются безумные стереотипы, будто Западная Европа захвачена людьми с Востока, а в Париже под Эйфелевой башней ежеминутно насилуют белых женщин (и насильникам еще по 800 евро дают). Ладно бы такие штуки ходили в странах с железными занавесами и активной пропагандой. Но Польша… Не могу такого понять.

Что дальше. Пересадочная станция

Дальше мы возвращаемся к тому, о чем уже говорили. Что не все однозначно и там хорошо, где нас нет. И что круто, что в XXI веке можно туда, где нас нет, попасть. И даже пожить.

— Профессиональный рост? Мне кажется, что уровень компьютеризации в Польше пониже, чем в Беларуси, — говорит Андрей. — Те же мобильные банкинги пять лет назад были намного хуже, чем белорусские. Как и системы онлайн-оплаты. Покупка билетов на rw.by и сейчас гораздо удобнее, чем сделано в Польше. Некоторые польские интернет-магазины — это какой-то мрак из 90-х. А в Беларуси в этом плане есть прогресс.

Конечно, здесь тоже были крупные IT-истории: «Ведьмак», сейчас Cyberpunk. Но о чем-то уровня MSQRD, чтобы ребята запилили продукт в гараже и продали Facebook, — о таком я не слышал. Стартапов в РБ гораздо больше. Как и амбиций у их создателей. Активная стартап-тусовка в Минске — это очень круто! Поверьте мне, я смотрю со стороны.

— Ну так давайте обратно в Минск!

— Я бываю в Минске раз в году. И вижу, что многое меняется в лучшую сторону. Кафешки, Зыбицкая, самокаты. Красиво! Но это ведь столица. А то, что мне не нравилось, так и осталось. Меня, к примеру, бесит, что самые важные люди в стране — учителя и врачи — прозябают и нищенствуют. В Польше они тоже не жируют, здесь большие проблемы с медициной, очереди к специалистам на год вперед, но хотя бы нет такого дикого контраста с зарплатами в других сферах.

Но я и не говорю, что Польша, пускай и сделавшая прыжок вперед, это страна, в которой я хочу прожить всю жизнь. Я для себя решил твердо: будем уезжать. Следующая цель — Берлин.

Я часто там бываю. Мне нравится разнообразие и мультикультурализм немецкой столицы. Это клево и интересно, там нет рутины и жизнь бурлит. И зарплаты… Как говорят в Польше, в «Германии платят столько же, как у нас, только в евро».

Сами поляки ездят на заработки. Ездили и будут ездить. Но никто не улетает насовсем. Человек может поехать в Дублин и жить там 20 лет. И все 20 лет думать, что он здесь временно, все равно вернется домой. Я прямо завидую некоторым своим знакомым. Кто-то летит в Лондон, месяц тусуется у друга, потом думает: а дай-ка я поработаю. Вкалывает. И потом в другую страну. Это абсолютно нормально: путешествовать, работать, удивляться, знать, что мир — большой.


— Szanowny panie, — бросается на меня мужик-зазывала из какого-то ресторана (в Познани зазывалы совсем потеряли страх). Приходится кусаться и отбиваться, бежать из шумного центра прочь. Ночь понедельника, а город пьян. Стайки молодежи разбредаются в поисках пива и шаурмы. Ничего необычного, все как у нас.

Думая об этом, я становлюсь маркером на карте Google, вокруг которого уменьшают масштаб, — вот Минск, вот Познань, там Берлин, Амстердам, Париж, а там и Нью-Йорк... И где-то там же Андрей, тысячи других любопытных белорусов, для которых мир давно открыт. И это хорошо.

раскладной, механизм "выкатной", настил пенополиуретан (поролон), длина 130 см, спальное место 195x113 см

Читайте также: 

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Николай Козлович. Фото: Максим Малиновский