«Сельская школа более колоритная». Молодой директор о своих идеях, страхах и обязанностях

194
01 сентября 2019 в 10:00
Автор: Дарья Спевак. Фото: Александр Ружечка

«Сельская школа более колоритная». Молодой директор о своих идеях, страхах и обязанностях

29-летний Александр Ничипорович впопыхах приезжает в свою старенькую школу — вернулся с очередного собрания. Это у школьников вся движуха начинается в сентябре, а у директора она практически всегда. Он выходит из машины в футболке и неформальных брюках, но несет синий официальный костюм на вешалке. «Взял с собой, раз уж вы приехали!» Ладно.

«Городские дети заточены под общество, а деревенские более простые и настоящие»

Школой в деревне Селище Слуцкого района молодой директор управляет год — до этого учился в Барановичском госуниверситете, сходил в армию, отбыл распределение учителем английского и поработал завучем на селе.

— Сельская школа более колоритная. Здесь индивидуальность учеников выражена ярче. Городские дети заточены под общество: как себя вести и преподносить, а деревенские более простые и настоящие, — говорит Александр.

Эта старенькая одноэтажка выпустила не один десяток поколений. Часть здания построили в 1961 году, часть — в 1981-м. К новому учебному году здесь заканчивают ремонт. Пахнет краской и древесиной, в коридорах раздается эхо — перед очередной первосентябрьской линейкой почти ни души.

— Я давно знал, кем буду. Помню, учителя пробовали меня отговаривать, но я все равно пошел в педагоги. Поступил в БарГУ на факультет германских и славянских языков — в 2013-м окончил, — Александр говорит, что пока не разочаровался. — Мне нравится работать с детьми, это хороший заряд позитивной энергии и всегда что-то новое. И ты постоянно в курсе тенденций. Дети — индикаторы того, какая сейчас жизнь и что с ней будет дальше.

Сам Ничипорович родом из Столбцовского района, а его жена — из Слуцкого. Женился Александр еще в университете и поехал отрабатывать вслед за супругой. Она, кстати, его одногруппница — работает учителем английского в райцентре.

— Если муж плотник, а жена — учитель, им тяжело найти общий язык. А мы всегда про школу можем говорить и дома — пока не надоело, — улыбается директор и проводит нас по своим владениям.

В Селищанской школе в прошлом году было 114 учеников, в этом планируют принять 110. Школьники приезжают сюда из шести деревень к 8:35 утра.

— Но мой рабочий день начинается гораздо раньше, в полвосьмого я уже здесь. Каждое утро обхожу территорию снаружи и изнутри — нужно дать завхозу и техработникам задания: что-то подремонтировать или подкрасить, выбросить мусор.

Сейчас Александр проверяет, как идет ремонт в новоиспеченном актовом зале. Раньше здесь был кабинет для занятий спортом — зала в школе нет.

— В прошлом году попросил арендовать спортзал у отдела культуры, чтобы ученики могли нормально заниматься, — он в двухстах метрах от школы. Раньше дети не могли поиграть в баскетбол, сейчас — в любое время. Наконец-то появились футбольные и волейбольные секции.

В свои школьные годы Ничипорович обожал физкультуру. Свой интерес перенес и в Селище: спортивное развитие в этой школе в приоритете.

— Вообще, все регламентировано общереспубликанскими документами. Но то, как управлять школой и в какое русло ее направлять (спортивное, гуманитарное и т. д.), решает директор. Я считаю, что в сельской школе дети как можно больше должны быть связаны со спортом — они очень подвижны и в целом много времени проводят на улице. Эта база у них сформирована лучше. Но это не значит, что я единолично выбираю вектор развития школы и все ему следуют. Все согласовывается с родителями и другими учителями, а я могу только предлагать, — рассказывает герой.

Например, в первый год своего директорства Александр захотел возить детей в бассейн в Слуцк: своего в Селище нет. Идея зашла на ура.

— И старшие, и младшие дети довольны — стараемся возить их каждую неделю. Конечно, не всегда свободен бассейн и автобусы, но два раза в месяц ездим стабильно.

— А если дети не хотят, тоже нужно ехать? — уточняю, вспоминая свою школьную обязаловку.

— Не было такого! Приходят и спрашивают, когда в следующий раз поедем, — говорит директор.

Подвоз детей оплачивает школа, сеанс плавания стоит до двух рублей. Александр Ничипорович сам обзванивает школы, где есть свободные автобусы и места в бассейнах.

— Директор отвечает за все, что происходит в его школе, — по-простому, но с убеждением подчеркивает он.

«Хочется, чтобы у детей были теплые чувства к школе и выпускники оставляли здесь частичку себя»

Александр проводит нас дальше — по кабинетам. В небольшой сельской школе, оказывается, изучают три иностранных языка — английский, французский и немецкий. В специальном кабинете висят нарисованные от руки плакаты с Биг-Беном и французским флагом. Конечно, без «London is the capital of Great Britain» — никуда.

— Мы вводим новую систему, чтобы ученики ходили по кабинетам, а не высиживали в одном все занятия. Нужно, чтобы учитель был хозяином кабинета и успевал подготовиться к уроку — а не носился с книжками, картами и т. д. И важно, чтобы в классе было постоянное наглядное пособие — так дети эффективнее запоминают материал. Ну и пусть школьники разминаются, а не сидят на одном месте.

Еще в первый год на директорской должности Александр решил поэкспериментировать с платными услугами в школе. Впервые в Селище набрали группы для дополнительных занятий английским. Одна — для первоклашек (по учебной программе английский начинают учить с третьего. — Прим. Onliner), вторая — для тех, кто немножко отстает. Занятия проходили раз в неделю и стоили до двух рублей с человека.

— Родители согласились — значит, это недорого. Для первоклассников точно продолжим занятия и в этом году, чтобы к третьему классу они приходили уже подготовленными: знали алфавит, умели считать, писать и называть цвета. Занятия показали себя хорошо: детям нравилось, они пели песенки по-английски и узнавали для себя много нового.

Сам Александр параллельно ведет английский у 9—11-х классов, готовит старших к выпускным экзаменам. Разумеется, знает всех учеников своей школы.

— Здесь грех не знать каждого. Очень хороших и плохих, конечно, в первую очередь знаю, — смеется он. — Но (вам любой учитель скажет) плохих учеников не бывает. Просто кому-то нравится, как ребенок себя ведет или учится, кому-то — нет. У тех, кто учится хуже, много других хороших качеств. Эти дети трудолюбивы и отзывчивы — важно развивать их лучшие стороны.

Например, Ничипорович старается привить у детей любовь к родному краю — весной в школе заложили аллею выпускников.

— Первые выпускники посадили там семь липок. И все, кто будет уходить, оставят там свои деревья. Важно, чтобы они могли вернуться в школу и сказать: «Вот это я посадил, это я сделал». Хочется, чтобы у детей были теплые чувства к школе и выпускники оставляли здесь частичку себя.

— Это связано с годом малой родины? Какая-то программная штука? 

— Нет, это личное желание. Можно привязать и к году малой родины, но я об этом не думал, когда возникла идея. Просто моя цель — улучшить условия образования детей и дать им больше возможностей, — говорит Александр.

«Я никого не обижаю, стараюсь нагружать учителей, особенно молодых»

Всю школу можно обойти за пять минут, да и вдыхать краску долго не хочется. Александр выводит нас на просторный школьный двор и показывает свою гордость — центральную клумбу. Чтобы сделать ее красивой, он лично привозил директора районного эколого-биологического центра и спрашивал совета.

— Мы ездили по школам всего района и спрашивали, какие саженцы нам могут дать — что не жалко. Сначала возле клумбы думал просто засеять газонную травку, но учителя посоветовали сделать розарий. И получилось действительно красиво, — он искренне радуется, глядя на розы, и продолжает: — Родители подарили школе пятнадцать кустов — и они все до одного принялись! Только весной посадили, а все уже зацвели.

Еще одна его гордость — новая беговая дорожка на стадионе. Старая, говорит директор, была неудобная и нестандартная. Новую он уже затестил — остался доволен. Александр снова делает акцент на спортивном воспитании. Видно, что для него это очень важно.

— Если человек занимается спортом, он успевает и в учебе: умеет концентрироваться на главном и в нужный момент может собраться.

Сам Ничипорович не отстает от своих учеников — в его жизни тоже хватает активности. Каждое утро до работы он час-полтора занимается на перекладине и с гантелями дома. Но мы не верим на слово — он снимает пиджак и подходит к школьной перекладине.

— Главное рубашку не порвать — жена будет ругаться! — смеется он и налегке делает до десятка выходов с силой. Говорит, первый получился только в армии, а потом натренировался. Этому упражнению он учит и своих школьников на массовых мероприятиях. Соревнуется с ними и пока выигрывает.

Еще одно спортивное новшество молодой директор вводит в этом году для самых маленьких учеников. В порядке эксперимента физкультуру у них будет вести не учитель начальных классов, а именно физрук.

— Ему виднее, каких детей нужно продвигать. Если с мальства уделять ребенку больше внимания или давать дополнительные упражнения, дальше будет результат, — размышляет директор. — Получается, что забираю часы у учителей начальных классов, но решил добавить факультативы. Я никого не обижаю, стараюсь нагружать учителей, особенно молодых. Пенсионеры уже социально защищенные — им можно где-то дать и неполную ставку.

Вообще, учителям, которые едут работать в деревни, полагается надбавка за сельскую местность, но, говорит Александр, она незначительная. Разница в зарплатах у сельских и городских учителей в первую очередь в нагрузке — у первых она побольше. Нескромно интересуемся у героя, сколько сегодня получает директор в сельской школе.

— А не скажу! Иначе никто не захочет директором работать! — шутит он и быстро исправляется: — Не, нормально все, нормально.

«Чтобы пожить для себя, есть воскресенье»

А как вообще стать директором школы? Да еще и в молодом возрасте. Оказывается, в управлениях образования есть резерв кадров на эту должность. Есть и так называемый перспективный — в нем только молодые кандидаты.

— Я и был в перспективном. Директор моей прошлой школы заявил меня туда. Год назад звонок из отдела кадров — нужно подъехать к начальнику управления образования. Явился. Мысль проскочила, что будут предлагать. Сразу согласился — это ответственность, но я не боюсь ее. Если накосячил — получишь, сделал хорошо — похвалят или хотя бы не получишь, — улыбается он. — К тому же у меня были идеи, как и что должно быть.

«Здравствуй, Алексей!» — «Здрасьте!» Директор отвлекается на диалог с парнишкой лет десяти, который забежал поиграть в школьный двор.

— А вот ты не местный! — говорит Александр другому мальчику. — Много приезжих детей здесь летом.

Первое время молодой директор боялся не разобраться с документацией, но говорит, что коллеги поддержали. И в итоге быть директором школы оказалось легче, чем он ожидал.

— В каждой роли главное оставаться человеком и ко всем по-человечески относиться. Это к себе отношусь, как будто я всем должен, — смеется Александр. — У каждого, наверное, свое отношение, но раз уж согласился на эту должность — работай. Сейчас у меня практически нет свободного времени: приходишь домой, поел, а уже и спать пора. Но раз я нахожу время для спорта, значит, оно еще есть. Да и есть воскресенье, чтобы пожить для себя.

Его график — шестидневка. В школе он находится с 7:30 до 15—16 часов. Но и после этого, говорит, постоянно на телефоне и в разъездах — рабочий день продолжается и дома.

— Моя любимая часть работы — хозяйственная. Нравится что-то добывать для школы, строить. Люблю, когда весной что-то преображается — эти же клумбы, например, дорожка беговая. Но больше времени требует административная часть работы — это процентов 70. Нужно следить, чтобы было нормальное расписание, распределение часов между учителями, чтобы документация была в порядке и велись все протоколы и так далее. Но я не скажу, что мне тяжело. Нужно сделать — я делаю.

Конфликтов с родителями, говорит молодой директор, у него пока не было. Он уверен: это потому, что он никому не дает наставлений, а только советует, как можно сделать что-то лучше, «потому что я на это учился».

— Подсказать мы должны, воспитательную функцию школы никто не отменял, — он говорит, что всегда делает это корректно — в отношении детей и родителей. — Сейчас никто и не помнит, как я кричу. Крик — это слабость. Моя преподаватель в университете приходила на поточную лекцию и разговаривала шепотом. И все ее слышали. Как у нее это получалось, я не знаю. Наверное, люди чувствуют, когда ты показываешь свою важность и скрываешь слабость.

Он рассказывает, что партнерские отношения с ним старшеклассники пытались сделать панибратскими — пытались здороваться за руку, например. Но директор это быстро пресек — говорит, нужно сразу устанавливать дистанцию и пояснять, кто есть кто. Вместе с тем Ничипорович комфортно себя чувствует в коллективе, где практически нет молодых учителей. Говорит, что все приняли радушно, даже старый директор. Переходить в другое место Александр пока не собирается.

— Я еще не сделал здесь все, что мог. Вот когда у меня не останется никаких идей, это будет звоночком: пора уходить. Есть кое-какая цель в этой школе, но пока не буду озвучивать. Я не суеверный, но все же.

городской (универсальный), школьный (детский); для девочек, для мальчиков, унисекс; 11 л; 26x23x31 см
школьный (детский) рюкзак; для девочек, для мальчиков; 12 л; 22x16x34 см
городской (универсальный), школьный (детский) рюкзак; для мальчиков; 18 л; 30x15x41 см

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дарья Спевак. Фото: Александр Ружечка