«Беллегпром»: «До 70% товаров в секонд-хендах — это новые вещи»

 
UPD
31 830
744
07 июня 2019 в 12:37
Автор: Настасья Занько

Сейчас концерн изучает работу азиатских магазинов и секонд-хендов. По словам главы концерна Татьяны Лугиной, «Беллегпром» выступает за честную и добросовестную конкуренцию и защиту белорусского рынка от продукции, которая поступает в страну не совсем легальным путем.

«Все мы прекрасно видим, как борется с санкционными товарами Россия. Никто там не возмущается»

Что касается азиатских магазинов. Мы понимаем, что вся продукция в Беларуси, в том числе и представленная в азиатских магазинах, должна соответствовать требованиям техрегламента, которым мы руководствуемся при производстве продукции и ее реализации, — объяснила она.

— Что сегодня наблюдается? В азиатских магазинах есть достаточно большая часть продукции, которая не соответствует требованиям техрегламента. В большей части она не соответствует по вложению тех или иных волокон, по смесовым составам и так далее. Особенно больной вопрос — это детская одежда. В этих магазинах она в большинстве своем не соответствует требованиям, которым соответствует одежда наших производителей.

Если наш производитель берет натуральное сырье, то при всех прочих условиях только при входе уже одежда наша дороже. Хотя по дизайну я не могу сказать, что одежда предприятий «Беллегпрома» или та же бельевая уступает азиатским производителям.

Как узбеки белорусам революцию делали. Репортаж из магазина «аномально низких цен»

Второй момент — изготовление. Это те же строчки, те же швейные нити, та же обработка и так далее. Наш производитель такое сырье не берет в производство. А это все — цена вопроса. Я понимаю, что сегодня все будут защищать магазины такого плана, потому что там все красиво и дешево, а сегодня все голосуют рублем и понимают, что популярна одежда одного дня — поносил, выбросил, купил новую. Но если мы говорим, что все работаем в системе стандартов, контроля и гигиеническим требованиям, то это должно касаться всех.

Госстандарт нам предложил проводить мониторинги и аудиты в этих магазинах, чтобы выявить несоответствия. Что происходит по сути? Да, приходят в магазины специалисты службы качества наших предприятий и специалисты Госстандарта. Но дальше алгоритм непонятен. К примеру, выявлена часть ассортимента, которая не соответствует техрегламенту. Этот ассортимент вынимается из торговой сети, дальше на него накладывают штраф. А затем алгоритм обрубается.

New Balance за 21 рубль, странные этикетки и только наличка. Тайный гость устроился на работу в магазин супердешевой одежды

Куда, по сути, идет этот товар? Он никак не утилизируется, он никуда не ликвидируется, он дальше снова где-то всплывает, только через другие векторы. У нас нет прописанного на законодательном уровне алгоритма действий, куда этот несоответствующий товар должен уходить. Поэтому у предприятий вопрос. Если мы за честную конкуренцию, то мы за честную конкуренцию.

Все мы прекрасно видим, как борется с санкционными товарами Россия. Никто там не возмущается. Правила игры и работы должны быть для всех.

 «Если бы показать ту картинку, как там дети шьют и в каких условиях, то, наверное, мы бы как-то по-другому рассматривали эти джинсы за $5»

Татьяна Лугина говорит, что первыми вопросы с секонд-хендами и азиатскими магазинами подняли производители Гомельской области. По их словам конкурировать с ними стало очень и очень сложно.

—  Эти магазины растут, как грибы. По 40 в месяц открывается, — отметила глава «Беллегпром». — Все вы понимаете, что такое одежда секонд-хенд, в переводе это «одежда со вторых рук». На мой взгляд, одежду, которая уже была в употреблении, даже как-то не совсем приятно носить. Но это один момент.

Второй. Что мы сегодня наблюдаем на рынке? Под маркой секонд-хенд-одежды, которая не облагается ввозными пошлинами, завозится  абсолютно новая одежда с этикетками. И в принципе, сегодня, по нашей аналитике, в секонд-хендах до 70% одежды — это абсолютно новая одежда. Мы не против секонд-хендов, но мы хотим иметь честную конкуренцию. Если хотят завозить одежду, бывшую в употреблении, пожалуйста, но если хотят торговать новой — пусть платят таможенную пошлину, как и наши производители при выходе в ЕС. Чтобы сегодня белорусскому производителю попасть на рынок Евросоюза, нужно заплатить пошлину минимум 12%. Почему же тогда новая одежда из Европы у нас реализуется под маркой «секонд-хенд» и не облагается налогами? Мы про это говорим.

Пиджак — 60 рублей, платья — до 200. Минчанки создали шоурум винтажных вещей, которые сами отыскивают в Европе

Что касается ущерба, который получают белорусские производители из-за подобной конкуренции, то точной цифры у концерна нет.

— Мы в этом году поставили себе задачу — за шесть месяцев вместе с Госстандартом и Государственным таможенным комитетом разобраться по секонд-хендам, — отметила Татьяна Лугина. — Эти магазины растут с колоссальной скоростью. Удивляешься, когда едешь в 8 утра и видишь толпу, которая ждет открытия, понимая, что там был завоз и туда привезли новую одежду. Понятно, что не европейскую, она отшита, как правило, в азиатских странах с использованием детского труда. Я была в Бангладеш на фабрике и все это видела. Если бы показать ту картинку, как там дети шьют и в каких условиях, то, наверное, мы бы как-то по-другому рассматривали эти джинсы за $5.

Как отметила Татьяна Лугина, через полгода статистику «Беллегпром» будет готов предоставить в том числе и журналистам. Она не исключает, что после анализа ситуации с секонд-хендами и азиатскими магазинами будут внесены изменения и на законодательном уровне.

«Настало время, когда нужно поддерживать любого, даже маленького частного производителя»

— Хочется отработать какую-то комплексную программу в стране, чтобы всем предприятиям легкой промышленности в стране, вплоть до малого частного бизнеса, было экономически выгодно работать в сфере пошива одежды и обуви, — отметила Лугина. — Сегодня мы видим поддержку государством национальных проектов, таких как «Камволь», Оршанский льнокомбинат и так далее. Но настало время, когда нужно поддерживать любого, даже маленького частного производителя. Я знаю очень много директоров брестских частных швейных фирм. Они высказывают такую же озабоченность, как быть на рынке и с такой системой налогообложения, и с экспортоориентированностью, и с конкуренцией на внутреннем рынке — проблем очень много, мы сегодня затронули очень маленькую часть.

Белорусский легпром: «Для того чтобы сделать скидку в 70%, нужно поставить наценку 100%»

А ведь сегодня проблема — присутствие малого бизнеса на внутреннем рынке. Объясню, почему это проблема. Не каждый бизнесмен сегодня может иметь свою сеть, потому что это дорогое удовольствие — открыть магазины в Минске или в областных городах. Аренда дорогая, содержание магазинов дорогое, поэтому долгие годы было заведено, что основными представителями и реализаторами такого плана продукции была наша госторговля, которая входит в систему МАРТ. Но что мы сегодня наблюдаем. Тот же универмаг «Беларусь», ГУМ, ЦУМ, «Немига» и магазины такого формата. На их полки все меньше и меньше могут попасть белорусские производители, не только предприятия «Беллегпрома», но и частные производители. Там засилье опять же турецких, азиатских производителей — по разным причинам.

Я работаю четвертый день, но уже ко мне на личный прием приехали частные предприниматели из Бреста. Они говорили: «Татьяна Алексеевна, помогите, мы не знаем, к кому в стране обращаться, нас скоро не будет на территории Беларуси, мы будем в России, в Украине. Мы не можем реализовывать свою продукцию у себя в стране, потому что невозможно попасть на полку». Это частный малый бизнес мне говорил. Поэтому и хочется представлять интересы не только концерна, нужно всех интересы защищать. Это общая проблема. Мы каким-то образом повернули так свою работу, что нам сложнее и сложнее быть на внутреннем рынке. Все видят возможность в той же Российской Федерации, а у себя мы как-то не можем выстроить систему взаимодействия с предприятиями торговли, чтобы представлять нашу продукцию. Мы эту проблему тоже готовы озвучивать, намерены встречаться с МАРТ и отрабатывать какую-то систему защиты внутреннего рынка.

компьютерная, горизонтальный ротационный челнок, автоматическое выполнение петли, швейные операции: имитация оверлочной строчки/потайная строчка/трикотажная строчка/декоративная строчка

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!