16 919
128
10 декабря 2018 в 8:00
Источник: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова
Пиджак — 60 рублей, платья — до 200. Минчанки создали шоурум винтажных вещей, которые сами отыскивают в Европе

Минск — удивительный город. Если у тебя есть крутая идея, подсмотренная в Европе или Москве, где крутые идеи привычны и уже не вызывают восторга, ты можешь смело реализовывать ее в белорусской столице. Причем у тебя почти наверняка не будет конкурентов. Так случилось с магазином винтажной одежды My Muse Vintage. Несколько лет назад две минчанки решили открыть шоурум и представить старые вещи, откопанные в европейских городах, в творческом антураже. Оказалось, что аналогов в Минске нет, если не считать повсеместных секонд-хендов. Но секонд-хенд — это одно, а винтаж — совсем другое. В чем разница и насколько успешным оказался бизнес, владелицы бренда рассказали Onliner.

Шоурум My Muse Vintage располагается в корпусе №6 завода «Горизонт» на улице Куйбышева. Чтобы попасть в шоурум, надо пройти психоделический коридор со странными рисунками и музыкой. За одной дверью — фотостудия, за другой — школа танцев, за третьей — что-то непонятное. По факту магазин винтажной одежды стал офлайновым недавно — весной этого года. Раньше вещи продавались через Instagram.

— Однажды мы поняли, что покупать вещи по фотографиям в Instagram сложно и девочкам нужны примерки, — говорит совладелица My Muse Vintage Дарья Реут. — Стали искать пространство, шоурум, мастерскую, куда можно прийти, посмотреть вещи на вешалках, померить, как это и происходит во всех магазинах. Весной мы нашли помещение на заводе «Горизонт». Здесь неформальная, творческая обстановка, много студий, мастерских. Для нас это именно то, что надо.

Изначально оно принадлежало девочке-декоратору, которая до сих пор приходит сюда и делает какие-то композиции. Мы сделали ремонт и переехали сюда. Потратили на это около $800.

Платье — 200 рублей, туфли — 80 рублей

Все началось с Барселоны

История у бренда простая:

— Сейчас мы уже не My Muse Vintage, сейчас мы себя называем My Muse Corporation, потому что у нас появилось много направлений, кроме продажи винтажной одежды. Но история шоурума, конечно, начиналась именно с винтажа.

Моя компаньонка Настя однажды поехала в Барселону, зашла в винтажный магазин и поняла, что оказалась в просто райском месте, где было много платьев и необычных вещей. Там она купила десять платьев, привезла в Минск, а подружки, увидев их, сказали: «Вау, как круто! Какие классные вещи! Можно ли их купить?» Тогда Настя поняла, что в Минске нет винтажных магазинов, несмотря на то что сегодня винтаж — это очень популярное направление в Европе и Москве. В Беларусь оно приходит постепенно, его любит особенно молодое поколение, миксующее современные луки с винтажными элементами. Так и появилась идея создать шоурум в Минске. Позже к Насте присоединилась я, и мы уже второй год подряд занимаемся My Muse Vintage.

— Винтажные магазины в Европе — это барахолки?

— Нет. Речь не о барахолках или рынках, где нужно рыться. Это конкретно магазины, в которых вещи висят на вешалочках — это в основном ноунейм, но можно найти и H&M восьмидесятых. Наверное, они чем-то похожи на наши секонд-хенды. Есть винтажные магазины, продающие только брендовые вещи: Chanel, Luis Vuitton шестидесятых и семидесятых годов, — но они и стоят достаточно дорого.

Платье — 200 рублей, тренч — 150 рублей, обувь — собственность стилиста, авоська — 30 рублей

Дарья рассказывает о том, как происходит закупка коллекций. Это мини-путешествие по европейским городам в поисках интересного. Найденные «трофеи» привозятся в Минск. Как правило, вещи раскупают быстро — вопрос нескольких недель. Вещи «на любителя» висят подольше.

— Винтаж в Европе дорогой. В недавних поездках мы поняли, что цены очень подскочили. Если раньше можно было найти вещи за €5—10, то сейчас платье стоит минимум €30.

— Насколько это выгодно — тратиться на дорогу, проживание, чтобы привезти вещи?

— Мы стараемся выезжать раз в сезон: то есть один раз летом и один зимой. Делаем коллекции весенние, зимние, летние, осенние. Не скажу, что это приносит нам хороший доход. Это скорее бизнес для души. Мы верим в то, что дело в конце концов перерастет во что-то большее. Все шаги мы делаем интуитивно, не учились в бизнес-школах, просто зарегистрировали ИП. Могу сказать, что, несмотря на это, получается неплохо.

Шуба — 50 рублей, джинсы — 80 рублей, гольф — 30 рублей, ботинки — 40 рублей, шапка — 20 рублей

Что это такое — винтаж?

Примерно на этом моменте вы могли задаться вопросом: а что такое винтаж и почему кто-то предпочитает старые вещи приятному телу и кошельку масс-маркету?

— Нет конкретного определения слову «винтаж», — уверена Дарья. — Мнения разнятся: одни говорят, что винтаж — это вещь, которая прожила больше 20 лет, другие — что вещи 2000-х уже можно относить к винтажу. Вещь, которой больше 50 лет, — это уже не винтаж, а раритет. В целом винтаж — это эксклюзивная вещь. Если их производство поставлено на поток (например, как черные костюмы в магазинах во времена Советского Союза), то это ни разу не винтаж. Другое дело, если вы нашли в шкафу бабушки платье, которое она сшила сама или купила когда-то у парижского дизайнера.

Мы говорим, что винтаж — это как музейная экспозиция, в которую вы вкладываете деньги и можете потом передавать своим детям. С годами винтаж только вырастает в цене.

Мы объездили много городов. Были в Париже, Германии, Барселоне, Милане, Вильнюсе, Амстердаме. В каждом городе винтаж совершенно разный. В Германии вещи китчевые, рейверские. В Амстердаме и Барселоне очень яркие вещи. В Париже — парижский шик. В Милане очень дорогой винтаж — €50—60 за вещь. Ты приезжаешь в город и видишь по-своему одетых людей — так же это все отражается и в винтажных магазинах.

— А белорусский винтаж существует?

— Думаю, он появится позже. Сейчас происходит расцвет белорусских дизайнеров, появляется все больше людей, проявляющих свою индивидуальность в вещах. Лет через десять уже можно будет говорить о том, что вещи белорусских дизайнеров станут винтажными.

Джинсы — 100 рублей, блузка — 50 рублей, сережки — 70 рублей, обувь — собственность стилиста

Сколько стоят вещи

Ценообразование относительно предметов гардероба в шоуруме зависит от того, сколько вещь стоила в закупке, и от прочих понятных всем критериев.

— Мы считаем, что продаем вещи достаточно недорого: от 30 рублей. За 30—40 рублей можно купить такие гольфики. Этот пиджак стоит 60 рублей. Это все ноунейм.

Определить точную дату создания вещи невозможно, но мы научились примерно понимать: например, это платье из восьмидесятых, когда были в моде широкие плечи, приталенный силуэт. Оно стоит 150 рублей.

Это платье покупалось новым и является либо стилизацией тридцатых, либо создавалось в тридцатых годах. Оно как из исторических фильмов. Стоит 200 рублей. Нашли его в Вильнюсе.

Это платье из Барселоны. Начало восьмидесятых. Очень необычное. Самые дорогие платья стоят 200 рублей.

Есть и переделанные коллекции. Это коллаборация с дизайнером Lous K. Она расписала наши винтажные крутки, тренчи, джинсовки. Они стоят от 100 до 150 рублей.

Некоторые люди, которые видят эти вещи на вешалке, не понимают, как их носить и миксовать, но когда их надеваешь, то получается прикольно и необычно.

— Чем это все отличается от секонд-хенда?

— Во-первых, в секонд-хендах продаются вещи масс-маркета, зачастую в пакетах, в неразобранном варианте, и люди сами из этого всего отыскивают что-то интересное. Мы эту работу проделали за всех сами — отыскали из всего винтажного самые интересные вещи. Здесь они представлены в эксклюзиве, в единственном экземпляре. Каждая из них необычна и своеобразна.

Поиск клиентов…

Дополнение к приведенной в начале статьи мысли об идеях и свободных нишах в Минске: да, способов самореализации полно, но количество конечных потребителей ограничено, в отличие от тех же европейских городов. Такова специфика удивительного города Минска. Кто они — клиенты магазина, продающего вещи, бывшие в употреблении, но претендующие на эксклюзив?

— Сначала мы работали методом «подружке на ушко», — вспоминает Дарья. — Был круг девочек, которым нравилась винтажная одежда. Они рассказывали другим девочкам, и таким образом получалась цепочка. Кроме того, мы часто работаем с моделями и стилистами, и, если нам интересна концепция съемки, мы даем вещи бесплатно. Под фотографиями они делают ссылку на нас — часть клиентов узнали о магазине таким образом.

До сих пор основной поток людей идет из Instagram. Последние посты пытались продвигать с помощью рекламы, но, если честно, выхлопа не увидели. Так что все подписчики — 3,5 тыс. — свои.

— А у шоурума много посетителей?

— Сезонно. Летом было очень хорошо. Возможно, сказалось то, что недалеко работала «Песочница». Октябрь был мертвым сезоном. В принципе, продажи идут неплохо, но, как и у всех, есть взлеты и падения. Но надо понимать, что наши покупатели — не массовые. Это достаточно узкий круг людей. Как правило, это творческие девушки: супермодницы, стилисты, модели, интересующиеся тенденциями, актрисы, художницы. Винтаж не все понимают, и не все готовы его носить.

…и новых направлений

— Недавно мы поняли, что нам необходимо не стоять на месте и расширять аудиторию, стали делать коллаборации с дизайнерами, шить новые вещи. Новые дизайнерские вещи более понятны современному потребителю.

Над коллекцией с пуховиками работают три человека. Идея принадлежит Наташе Рукавичкиной, которая пришла к нам и сказала: «У меня есть видение всего этого, хочу воплотить, давайте сделаем вместе». Она подключила уличного художника Mosk, он нарисовал граффити. Эти рисунки были распечатаны на ткани.

Мы как пространство My Muse Vintage также подключились, и благодаря совместным творческим решениям была создана коллекция пуховиков. Получилось прикольно, как нам кажется. Длинные пуховики — с пухом внутри, короткие — с синтепоном. Оверсайз сегодня в моде. Накидываешь пуховик, как одеяло, и больше ничего не надо для уюта.

Пуховик — 550 рублей, джинсы — 80 рублей, майка — 20 рублей, обувь — собственность стилиста

Мы не говорим о том, что скоро станем супердизайнерами и будем составлять конкуренцию Юлии Латушкиной, у которой уже целое производство. У каждого своя ниша. Мы решили попробовать. Если хорошо пойдет, то кто знает, может, мы вырастем в новую Юлию Латушкину. Опять же методом проб и ошибок.

— При отсутствии хорошего дохода можно и опустить руки. В чем находите мотивацию?

— Мы с Настей параллельно занимаемся другими делами, которые приносят нам дополнительный доход. Порой, конечно, энтузиазм спадает, но мы щупаем новые идеи, находим новые грани и делаем все, чтобы развить бизнес. Как говорится, верим в светлое будущее и надеемся.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова