2063
10 января 2019 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Малиновский

Сначала докатилась мода, а теперь и закон: американская New Balance запретила торговать своими кроссовками всем белорусским магазинам, за исключением двух

История. Шел 1906 год, когда недалеко от Бостона ирландский иммигрант Уильям Райли вдохновился строением куриной лапы и придумал специальный супинатор. Так родилась фирма New Balance. Спустя век в ее кроссовках проводил презентации новых «айфонов» Стив Джобс — так мир накрыла волна моды. С небольшим опозданием она докатилась до Беларуси. А еще спустя время — в конце 2018-го — производитель занялся защитой своей интеллектуальной собственности на белорусском рынке. Что это значит?

Многие «ипэшники» радостно ввозили на территорию страны кроссовки с буквой N на бочине. Но времена поменялись после того, как к ним пришел юрист от имени New Balance. Кто-то спешно распродает продукцию, кто-то закрывается, кто-то делает вид, что не боится ни бога, ни патентного поверенного американской фирмы.

«Верховный суд примет решение не в нашу сторону»

Говорит Андрей — хозяин столичного магазина Bunt. Сторис его официального Instagram — сплошь в информации про понижение цены на New Balance. Ребята спешно скидывают товар. Почему так?

— Мы думали, что работаем легально: растаможка, документы. Но оказалось, что учли не полностью все.

— Сколько пар New Balance вы продаете?

— Раньше было мало. New Balance — кроссовки на любителя. У них не так много моделей. Четкая ассоциация возникает только с силуэтом 574-й модели и изделиями прямо из Америки или Англии. У товаров Made in USA и Made in England конкуренции вообще нет. Отличная обувь. Там и тиражи минимальные, и расцветки всегда ограниченные. А 574 — это для массового потребителя. Считается, что они самые продаваемые.

«Меня попросили распродаться в кратчайший срок. А это нереально»

У нас New Balance шел не очень хорошо. Но когда в 2017-м в «Замке» появился специализированный магазин, бренд стал более узнаваемым. По моим ощущениям, потребность в городе и в стране возросла. Мы расширили перечень представленной продукции.

Потом наступает ноябрь-2018, и приходит письмо от патентного поверенного, в котором говорится об интеллектуальных правах и неправомерной реализации продукции марки NB. Впоследствии я консультировался с тремя юристами, два из них специализируются на патентном праве. Все мне дали понять, что Верховный суд примет решение не в нашу сторону. Я принял эту информацию. Оказалось, занимаюсь параллельным импортом. Ввезти можно, растаможить можно, а продать — нет. Если есть представитель на территории Беларуси, по закону сделать ничего нельзя.

Потом мы встретились с патентным представителем New Balance, который прислал то письмо. Нормально пообщались. Спросил его: «А как я должен был узнать о том, что нарушаю?»«Списаться с американцами?»«Из-за 500 пар в год?» Кто ради таких объемов будет вести переговоры? И вообще, попробуйте организовать доставку в Беларусь из США. В большинстве случаев нашей страны нет в списке возможных направлений.

«Может, мы бы и работали с москвичами, но их рекомендованные цены слишком высокие»

В итоге у меня нет претензий по сути вопроса. У людей есть интеллектуальные права и законные возможности их защищать. Но меня попросили распродаться в кратчайший срок. А это нереально. Подходящий срок — хотя бы до конца апреля. Потому как всем понятно, что январь-февраль — далеко не сезон, чтобы расстаться с моим объемом товара. Я не могу продать его даже оптом. Как это сделать, если нельзя? Уплачены все таможенные платежи, НДС, оплачены доставки, прочее, а продать я не могу. Хотя государство могло бы еще получить с меня налоги.

Как я вижу эту историю в идеале? Мы могли бы договориться, что распродадим товар и больше не будем его ввозить.

— Почему вы не можете работать с тем же московским офисом New Balance?

— Может, мы бы и работали с москвичами, но их рекомендованные цены слишком высокие. Все же пользуются интернетом. И люди видят, какие цены у тех же поляков. Даже с доставкой и растаможкой их кроссовки будут дешевле минских. Может, в официальных магазинах все продается хорошо. Но у нас клиенты — это студенты. Оттого предлагаемая московским офисом цена неприемлема. Я лучше Nike привезу за такие деньги.

То есть глобально для потребителя ничего не поменяется. Просто Польша порадуется. Поляки периодически вызывают недовольство соседних рынков своей любовью дико рубить ценник. Но это проблемы продавцов. Потребителю классно.

Я за культуру и развитие сникер-отрасли, но не могу ей заниматься, не учитывая административного и уголовного законодательства страны. Так что выполним все поставленные условия: я за легальную работу. Считаю, мы все-таки популяризировали бренд на территории Беларуси. И правильнее было бы начинать борьбу с откровенной подделкой, с теми же рынками. Но это дела компании.

«Не вижу возможности выжить в этой ситуации»

Анатолий возит New Balance в Беларусь на протяжении десяти лет. Его точка базируется в 99-м павильоне ТЦ «Немига, 3». Если Андрей собирается закончить продажу NB, то Анатолий готовится закрыться. Это его единственный бизнес.

— Мне очень нравится New Balance. Бренд долго не был представлен в стране. Десять лет назад я решил возить сюда эти кроссовки. Даже не было сомнений, сразу решил делать монобрендовую точку.

У меня не такие большие объемы продаж, чтобы напрямую взаимодействовать с New Balance. В нашем регионе речь идет о московском офисе. Работать по их рекомендованным ценам мне просто невыгодно. Честно скажу, даже со стоимостью продукции, приближенной к европейским показателям, жилось не сильно сладко. Никаких чемоданов денег не было. На еду хватало — и хорошо.

И вот осень-2018 — в моей жизни появился юрист, которого, насколько я понимаю, наняли москвичи. Вернее, сперва появилось письмо от него: мол, я незаконно использую товарный знак, есть претензия.

«Ввезти товар я не могу, продать не могу. При этом фейк в стране продается полным ходом»

Созвонились, встретились, поговорили. Спокойный, понятный диалог. В общем и целом мне предложили закрыться. Пока есть требование отдать домен newbalance.by и снять вывеску. Сайт приостановлен, вывеску скоро демонтирую.

Думаю, максимум, который мне дадут, — это доработать февраль.

— Что будете делать дальше?

— В правовом поле — ничего. Все остальное незаконно. А незаконно работать я не буду. Ввезти товар я не могу, продать не могу. При этом фейк в стране продается полным ходом. И никаких претензий к нему почему-то нет. Хотя все понятно. Люди, которые покупают фейк, все равно не пойдут в официальные магазины. Это вопрос цены. Для многих вообще не играет роли подделка. Ну, подделка, зато стоит максимум 100 рублей. При этом надо отметить, что подделка в последние годы очень сильно развилась. Некоторые образцы с большим трудом можно отличить от оригинала.

«Спокойно готовлюсь к ликвидации бизнеса. Вариантов нет»

У меня нет претензий к ситуации. Может, мне и не нравятся законы, но поменять их я не могу.

— Это ваш основной бизнес?

— Да, я уже пенсионер. Бизнес закрывается. У меня нет никакой паники. Не вижу смысла. За покупателя я не переживаю. Условный студент, любящий качественную обувь, будет покупать ее в Польше или в Украине. Они любят это дело — появятся в моем магазине, примерят нужную пару и закажут ее по интернету. По предложенному Москвой ценнику ребята вряд ли что-то будут покупать.

Так что я спокойно готовлюсь к ликвидации бизнеса. Вариантов нет. Не вижу возможности выжить в этой ситуации.

«70 рублей — не та разница, чтобы ехать в Польшу»

Хозяйку двух официальных столичных магазинов New Balance зовут Светлана. Она открылась в 2017 году в ТЦ «Замок». Дела пошли неожиданно хорошо, появилась еще одна точка — в ТЦ Galleria Minsk. У Светланы, понятно, немного другой взгляд на ситуацию.

— Сложно соблюдать все требования правообладателя?

— На стартовом этапе есть трудные для понимания и реализации вещи. Когда ты открываешь официальный монобрендовый магазин мировой компании, его обязательно нужно сделать по определенным стандартам. Эти стандарты не всегда кажутся рациональными. Кажется, что можно сделать дешевле и проще. Но большие компании предъявляют требования, которым нужно соответствовать. Иначе они не выживут. Допустим, магазин должен быть определенного метража. Ремонт должен соответствовать проекту, утвержденному брендом, и так далее.

— Плюс обязательства по закупке минимум на $200 000?

— Сейчас уже больше. Бренд любят в стране, и мы уже планируем интернет-магазин, разрешение на который, к слову, тоже надо получать у New Balance. Я отправляла запрос и прикрепляла к нему проработанный бизнес-план на английском языке. То есть предоставляла правообладателю гарантии. Но цены у нас ниже, чем на Wildberries и Lamoda. Так что со своим интернет-магазином мы будем вполне конкурентоспособны, чтобы покрыть регион.

— Интернет-магазин планируется на нынешнем домене?

— Нет, он будет предоставлен брендом. В курсе, что изначально домен newbalance.by был занят. Когда я начинала свою деятельность, ходила в павильон в «Немиге, 3». Его владелец стал первым привозить New Balance в Беларусь и зарегистрировал домен newbalance.by. Мы просили уступить домен, но мужчина отказался.

— Правда ли, что московский офис устанавливает рекомендованные цены?

— Все компании в рамках структуры СНГ работают по определенным правилам. Соответственно, у нас есть рекомендованные цены, есть сезонные распродажи. Тебе присылают список моделей, стоимость которых можно понижать. Presale, sale — все согласно рекомендациям. Это нормально. При этом отмечу, что белорусская цена на New Balance ниже российской.

— Вы ориентируетесь на популярные в Беларуси Wildberries и Lamoda, а что насчет Литвы и Польши, где порядок цен другой?

— В Литве нет официального представительства New Balance. Да, есть какие-то точки, где условно стоит пять пар. Но, поверьте мне, если бы эти пять пар стояли в официальном магазине, никто бы на них не обратил никакого внимания. Потому что это стоковые модели. Момент чисто психологический. Пять пар, которые не с чем сравнить. Ну да, вроде бы привлекательно. Мол, в Вильнюсе такие кроссовки дешевле, чем в Минске. Но это и близко не такие же кроссовки.

«Могу зайти на точку, которая торгует левыми New Balance, и найти подделку»

В Польше официальный представитель New Balance есть. Да, там дешевле. Но если сравнивать новые модели, то разница составляет примерно 70 рублей. Я изучила вопрос, потому что однажды поспорила по этому поводу на Facebook. Скринами доказывала человеку свою точку зрения. Убеждена, что 70 рублей — не такая большая разница, если речь идет о поездке за тридевять земель.

— Для вашей аудитории эти 30 с чем-то долларов несущественны?

— Для продукта, которым вы будете пользоваться несколько лет, нет. Тем более если говорить о Польше: нужно сесть в машину, проехать 350 километров, постоять на границе, добраться до Варшавы, поесть в дороге, потратить деньги на топливо. И это ни разу не путешествие. Это не Литва: два с половиной часа на поезде — и приехал. Это тяжелая поездка и трата времени. А время — возможность заработать деньги.

И опять же, надо понимать, что есть страны СНГ и есть страны ЕС. Мы работаем в рамках СНГ. В ЕС другие порядки, другие налоги, другие законы.

— Патентный поверенный New Balance проверял вас?

— Да.

— Его появление было для вас неожиданным?

— Нет. Московский офис предупредил, что есть человек, который позвонит и захочет пообщаться. Мы действительно пообщались. Высылала свое лицензионное соглашение на проверку. Он все сверил. Все окей.

— Вам сильно вредит серый и параллельный импорт?

— В сером бизнесе есть товары хорошего качества и нехорошего. Абсолютно четко это вижу. Могу зайти на точку, которая торгует левыми New Balance, и найти подделку. Потому что даже ярлык может быть пришит не в том месте. Такие продажи могут навредить. Человек, который купит такие кроссовки, больше не пойдет в New Balance. Я его потеряла.

«Раньше можно было торговать чем угодно и как угодно. Но это вопрос правовой культуры»

У нас в голове сидит четкая уверенность, что этот товар везется из Польши. Но официальный представитель Польши никогда ничего не продает на Беларусь, потому что есть официальный представитель в Беларуси. И польский New Balance могут жестко наказать, потому как у нас контракты с большими штрафами. Это значит, что люди покупают что-то усредненного качества в Польше и выдают это за New Balance.

— Вы имеете какое-то отношение к деятельности поверенного?

— Нет. Мы такой же игрок рынка, как и остальные магазины.

Понимаете, просто я немного по-другому смотрю на вещи. Я окончила факультет экономической кибернетики, юрфак и MBA. Я год проработала в своем первом магазине продавцом и очень люблю бренд. Возможно, если бы вышла из спекулянтов, у меня была бы другая психология.

Да, раньше можно было торговать чем угодно и как угодно. Но это вопрос правовой культуры. И если быть до конца честными, ничего радикального не произошло. Головной офис New Balance просто показывает, как оно должно быть.

— Смотрите, патентный поверенный занялся заметными магазинами, при этом рынок, полный откровенного фейка, продолжает работать.

— В той же Москве защита интеллектуальной собственности уже ушла намного глубже и добралась до рынков. Минск просто в начале пути. Насколько я знаю, временного поверенного в Беларуси наняли на длительный срок. И он ведет активную работу. Деньги — меньшее, что люди могут потерять в ситуации, когда нарушают закон.

«Возможные последствия — административная и уголовная ответственность»

Патентного поверенного, который как-то вдруг появился в жизни отечественных любителей New Balance, зовут Валентин Рачковский. Он подробно рассказывает о своей работе с брендом и перспективах неавторизованных продавцов.

— Объясните, что происходит.

— На территории Беларуси зарегистрированы три товарных знака New Balance. Это словесный товарный знак, логотип компании и стилизованное изображение силуэта кроссовка с буквой N на боку. Они зарегистрированы в Беларуси 29 января 1997 года.

Есть импорт продукции на территорию страны. Есть общий формат Евразийского экономического союза. Есть определенные правила по ввозу продукции, маркированной товарным знаком правообладателя. Они установлены на уровне законодательства. И они достаточно просты: любой ввоз должен осуществляться с согласия правообладателя. Есть одно изъятие по странам Евразийского экономического союза. Если продукция попадает в любую из его стран с согласия правообладателя, отдельного согласия на ввоз в Беларусь уже не требуется.

«Беларусь — достаточно небольшой рынок. Внимание на него обращается с некоторым запозданием»

Как всегда, имеется кто-то, кто не желает работать в правовом формате. В итоге возникает эффект серого и параллельного импорта. Это может быть оригинальный товар, но приобретенный не через официальные каналы дистрибуции, а может быть и откровенная подделка.

В Беларуси сейчас есть официальная дистрибуция. Есть в каком-то смысле конкурирующая с ней неофициальная дистрибуция. Она распадается на легальные с точки зрения таможни, налогов поставки и нелегальные.

— Почему товарный знак зарегистрирован в 1997 году, а его активная защита началась в 2018-м?

— Беларусь — достаточно небольшой рынок. Внимание на него обращается с некоторым запозданием. Обычно, когда правообладателями начинаются работы по урегулированию рынка ЕАЭС, Беларусь идет в этом же контексте.

Да, теперь правообладатель начал работу по защите своего товарного знака в более активном ключе.

Знаете, совершенно нормально, что большой производитель может не устанавливать прямые контакты с мелкими точками. И мы общались с людьми, которые занимались New Balance в Минске. Кто-то хочет прямых поставок через Европу, кто-то говорит, что не очень удобно работать через Россию. Но это уже не вопрос права, а вопрос коммерции. Очевидно, что есть часть людей, которая предпочтет жить без официальных договоров, потому как те накладывают дополнительные обязательства. Например, в случае официальной дистрибуции это траты на маркетинг, совместные расходы по защите рынка.

К отсутствию ответственности по защите рынка добавляются элементы серой торговли: немножко экономии на пошлинах, на налогах и так далее. Серый импорт априори пользуется более льготными финансовыми условиями. Он не обременен никакими расходами. Потому создается эффект мнимой конкуренции с официальной дистрибуцией. Когда одни работают по-белому, а другие выбирают из бизнеса те куски, которые не создают расходы, а только доходы, возникает диспаритет цен.

«Правообладатель инициирует защитные меры, когда активность нелегального импорта приобретает угрожающий характер»

Взгляните на проблему параллельного импорта со стороны. Кто против? Прежде всего против правообладатели, так как основной груз ответственности за борьбу с контрафактом на них и им проще в текущих правовых реалиях работать через отрегулированную официальную дистрибуцию, чем отслеживать множество продавцов с неясными источниками происхождения продукции. Кому удобен параллельный бизнес? Всем не желающим нести расходы, связанные с официальной дистрибуцией.

Все защитные меры принимаются правообладателем. Нынешняя ситуация такова: торговать New Balance в стране могут два магазина, которые принадлежат одному собственнику. Первый — в ТЦ «Замок», второй — в ТЦ Galleria Minsk. Мы проанализировали множество субъектов, и только этот работает без нарушений. Так же может работать любой, но хотят не все.

Правообладатель инициирует защитные меры, когда активность нелегального и параллельного импорта по отношению к точкам официальной дистрибуции (их развитию) приобретает угрожающий характер. Так что возник повод для более активных мер. Потому как в конечном счете может страдать потребитель.

Смотрите, в одном из ТЦ столицы есть точка, торгующая New Balance (обойдемся без названия). Там можно попросить сертификат, это законное право любого покупателя. В предъявленной декларации соответствия написано, что изготовитель — не New Balance, а какая-то торговая площадка из Китая, на которой также якобы делают Puma, Adidas, Reebok и другие бренды. Испытания продукции и предположительно ввоз были осуществлены в Казахстане, непосредственно заявителем по декларации указана организация в Смоленске, заверена копия декларации от имени уже белорусской организации, специализирующейся на доставке товара из Китая в Беларусь. Документация вообще не соответствуют товарам, выставленным на прилавке. Но это уже тема не наша, а соответствующих органов. Вот пример серой торговли.

«Сложно представить потребителя, который не понимает разницы между кроссовками за 20 рублей и за $60—200»

Про параллельный импорт. Есть точки, которые работают с, можно предположить, оригинальной продукцией, но не считают нужным ставить в известность правообладателя и уважать его требования. Кто это? Это Робин Гуды? Далеко не факт. Кому-то не нравится законодательство. Но оно есть.

Да, есть разговор о стоимости конкретной пары. Мы слышим, что выполнение законных требований для ведущих параллельный импорт субъектов приводит к удорожанию продукции. Естественно, потребитель интуитивно начинает сочувствовать параллельным импортерам. Но это все эмоции. И если вы проанализируете риторику правообладателей и посмотрите, сколько усилий и денег им приходится тратить в условиях нашего законодательства, нашей правоохранительной системы, то их принципиальная позиция контролировать хотя бы ввоз товара в страну выглядит оправданной.

Если контролируется ввоз, необходимость бегать по магазинам и выяснять, откуда приехала та или иная продукция, отпадает. Соответственно, нет необходимости тратиться на экспертизу, которая удлиняет сроки привлечения к ответственности. А если взять Беларусь и проанализировать работу правоохранительной системы в этом ключе, станет ясно, что, помимо норм, есть вполне определенные нюансы с их применением. Попробуйте обязать правообладателя доказать, где были пошиты те или иные кроссовки. Он утонет в расходах на привлечении к ответственности рядового продавца. В это время продавец по требованию правообладателя положит на экспертизу одну пару кроссовок и, пока будет идти процесс изучения, продаст сто, не причинив никакого вреда своему нелегальному доходу.

— Как идет ваше общение с ИП, которым отправляются претензии?

— У адекватного субъекта возникает адекватное понимание ошибки. А может, он и не ошибался, а просто осознанно нарушал права правообладателя, пока на него не обратят внимание.

Смотрите, одному предпринимателю 12 ноября была направлена письменная претензия. Но человек не только не прекратил торговлю, но и, по нашим сведениям, ввез дополнительную партию. Конкретно у этого предпринимателя есть перспектива работать с нами через правоохранительные органы. Потому что диалога не выходит.

Возможные последствия — административная и уголовная ответственность, обращение в Верховный суд за компенсацией в размере от 5 до 50 000 базовых величин, а также конфискация нелегально ввезенного товара.

— А что вы будете делать с рынками, где полно подделок? Это не наносит бренду имиджевый вред?

— Имиджевый урон наносится многими обстоятельствами, подделками в том числе. Но рынки не конкурируют с официальной дистрибуцией. Сложно представить потребителя, который не понимает разницы между кроссовками за 20 рублей и за $60—200. Это не тот покупатель, который пойдет в официальный магазин. Это проблема в меньшей степени экономическая.

Еще раз: рынки не создают ту проблему для официальной дистрибуции, которую доставляет параллельный и серый бизнес, мимикрирующий под официальную торговлю. Рынки в принципе редко работают под формат оригинальной продукции, там гораздо чаще встречаются подделки. Соответственно, официальная дистрибуция и рынок — это разные проблемы. Рынок — другой формат работы, там много вопросов для ОБЭПа, по линии налоговых и других нарушений. И работать с этой категорией контрафакта также необходимо.

А вообще, если человек покупает фейк, знает, что это фейк, но старается убедить всех, что это не фейк, тут пора говорить в большей степени не об имиджевом уроне, а о культуре потребления.

«Кроссовки. Обсуждаем все!» для ценителей, заинтересованных и желающих узнать что-то новое

Ребята, есть вариант зацепить кроссовки на «Барахолке» Onliner

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Малиновский