Минский скульптор, которому весной отреспектовал Джонни Депп, слетал в гости к Ричарду Брэнсону
211
22 ноября 2018 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Анна Иванова; из архива Стаса Никоновича
Минский скульптор, которому весной отреспектовал Джонни Депп, слетал в гости к Ричарду Брэнсону

Помните, как Стас Никонович бабахнул на старте лета по информационному полю? Тогда результат его труда заценил Джонни Депп, чью фигурку минчанин заботливо лепил четыре месяца. Прошло почти полгода. Стас продолжает проект по знакомству с известными людьми, которые сохраняют в себе детство до конца. Прямо такие живенькие, с горящими глазами, веселенькие. «Вот Брэнсону шестьдесят много лет, а чувак очень энергичный», — отмечает минский скульптор. Недавно парень побывал на острове у культового бизнесмена и привез домой очередной вагон эмоций.


— После Джонни Деппа я вернулся в Минск. Список интересных ребят, которым хотелось бы подарить их фигурку, не закончился, а только увеличился. Вот, например, Виктор Кислый стоит на подоконнике недоделанный. Брэнсон был в моем списке уже давно. Изначально я планировал ехать в Лондон и делать ему подарок. Но, честно, понятия не имел, когда это все произойдет.

И тут понеслась.

Звонит мне как-то приятель, говорит, что один его приятель для своего приятеля, которому нужно сделать подарок какому-то миллионеру, ищет этот подарок. Спрашивает, может ли он дать мой номер для связи и успею ли я сделать. Я говорю, что нужно подумать, так как сроки совсем сжатые.

Дарить надо было 10 сентября. Оставалось меньше двух недель. Я такой: «Бли-и-ин, ну…» А потом прикидываю: 10 сентября, миллионер из Лондона… «А не Чичваркин ли это случаем?»«Да-да, точно, он!» А я в это время сижу за столом и смотрю на его статуэтку, которая примерно на 35% готова.

В Минск приехал бизнесмен из Лондона Тимур Артемьев, который как раз искал подарок для своего друга Евгения Чичваркина. Они уже больше 40 лет дружат. А 40 лет — это, в моем представлении, какой-то космос. Lamborghini друг другу уже дарили, а чем удивить в этот раз, Тимур не знал.

Но ему рассказали про парня из Минска, который делает разные штуки, и в том числе статуэтки по фото. То есть про меня. Человек решил, что после Lamborghini и множества других крутых подарков мои фигурки — самое то. Ну окей. Быстренько взялся за работу, предварительно встретившись и согласовав концепцию. Честно, было дико приятно, так как Чичваркин значился в моем списке людей, статуэтки которым я планировал сделать и подарить сам.

Интересно так совпало.

Подарок я отдал 9 сентября. 10-го у Чичваркина был день рождения. Кажется, 13-го числа праздник отмечали. 16 сентября в Instagram Чичваркина появилась моя фигурка.

Посмотреть эту публикацию в Instagram
Публикация от Евгений Чичваркин (@tot_samy_chichvarkin)

По рассказам даривших, ему зашло. Под ногами светится планета, есть цитата Летова: «А сегодня я воздушных шариков купил, полечу на них над расчудесной страной». Да, Чичваркин до сих пор очень любит Летова. Представляешь, совладелец одного из самых крутых ресторанов и винных магазинов в мире ездит по Лондону и слушает «Гражданскую оборону». Такие люди ломают все стереотипы, потому и интересны.

Людям  хотелось как-то отблагодарить меня за помощь с подарком. И у них это получилось с лихвой. В первом разговоре я обмолвился, типа, есть планы на будущее вручить статуэтку Ричарду Брэнсону. Но когда и как я это буду делать, загадка. Тогда Тимур сказал: мол, есть возможная возможность помочь мне. Они с Брэнсоном давно знакомы. Ну и по ходу дела пересечься с Чичваркиным.

Я, конечно, прибалдел от такой возможности, пускай и чисто гипотетической.

Тимур говорит: «Сколько тебе времени надо?»«Месяца два».«Нормально… Но придется лететь чуть дальше Лондона. Поможем». Ну, я у себя в голове предположил осторожно, что, наверное, на Британские Виргинские острова. Так и получилось. В общем, нормальный вариант. Да какой нормальный — офигенный.

А тем временем у меня в Минске все валилось. Гора работы тонула в переезде, даже жена вырвалась из декретного помогать по манагерским делам. Мы параллельно не раз кардинально меняли концепцию фигурки Брэнсона, а еще было непонятно, когда мы получим британскую визу и получим ли вообще. От этого зависла вся поездка.

В итоге нам дали визу за четыре дня до вылета. На встречу с миллиардером мы, как среднестатистические белорусики, поехали через Вильнюс. Это очень смешно. Принимающая сторона интересовалась: «Как бы не хотим лезть, но чего вы не летите прямым из Минска?»«Блин, ну, дешевле, борзеть не хотим».

Прилетели.

Лондон, конечно, шикарный. После истории с Чичваркиным мне дали его контакты. Списывались в WhatsApp и хотели встретиться. Целый день притормаживали в местах, где был Wi-Fi. Правда, к нему приехали какие-то очень важные ребята. Он потом просил прощения, что физически не было возможности даже отписаться. Сообщение пришло в половине второго ночи: «А если завтра в 10:00?» Но у нас был вылет в 7:00. Так что не получилось.

Когда возвращались в Лондон, писали, что можем взять билет на день раньше. Но он уже был в Париже.

Из Лондона надо было лететь восемь часов на Антигуа. Потом часик на Тортолу. А оттуда на катере или на вертолете на Некер — это один из островов, которыми владеет Брэнсон. Летели с женой и прикалывались, что мы как Индиана Джонс наоборот. Он по всему свету носился и собирал артефакты. А мы по свету носимся и раздаем артефакты.

Прилетели на Антигуа вечером. Это единственный остров в этой части Карибов, куда могут садиться большие самолеты. Переночевали в отеле под тропический ливень и рано утром выехали в аэропорт. Стали ждать рейса на Тортолу. А его задержали. Час, два. Нам-то с Иркой все равно (Ирка — жена моя), все равно приключение. А ребятам, которые нас взяли с собой под крыло, хотелось успеть на Некер в тот же день. У них вертолет был заказан. Серьезные люди, я им дико благодарен за помощь.

В общем, торчали мы в терминале, ждали наш самолетик компании interCaribbean. Не дождались. Рейс отменили. За нами прилетел маленький частный самолет. Мы прикалывались, что это карибская маршрутка. Наш пилот спросил: «Кто полетит рядом?» Как-то так получилось, что полетел я. Пилот — дядька, веселый такой, открытый, общительный — просто пушка, мы с ним в Facebook добавились потом.

Говорит: «Знаешь, я вообще на пляже лежал, на Сен-Мартене, водичку пил. И тут звонят с Некера: „Мужик, надо ребят забрать с Антигуа“. Я сказал, что окей, и полетел. Мне ж несложно. Вам вообще зачем и куда?»«Ну, к Брэнсону».«Круто! А ты знаешь, я его часто вожу. Классный мужик. Мне очень нравится».

Самолетик на шесть мест. Закат за бортом. Розовые облака. Молнии вдали. Красотища. И пилот мне рассказывает про свою приборную панель, про своих детей, про бизнес: «А вообще, у меня отец был пилотом, дед — тоже. Династия почти». Хочешь фотки покажу? Не понтов ради, приключения для.

— Давай.

— В общем, долетели мы минут за 40. Так мы оказались на Тортоле. А на Некер только водой или вертолетом. Но вертолетом дорого даже для миллионеров, как нам потом рассказали. Остались на Тортоле, а наши сопутешественники отправилась сразу на Некер.

Тoртола была практически разрушена ураганами 2017 года. Поговорили с местными про тот ураган — это был ад. Туристов там почти ноль. С утра пошли гулять — оказались как будто в сериале Lost: дымка, пустынный пляж, джунгли, разрушенные дома. А нас подкинуло в половине пятого утра, потому что в Минске уже было около полудня. Год после урагана, но разрушенные райские места производят неизгладимое впечатление. Нас проняло до слез и мурашек.

При этом по Брэнсону все было под вопросом. Гарантии нам никто не давал. Хотя, понятное дело, больше надеялись, что делегацию из города-героя Минска примут. Забрались-то мы далековато для провала операции. А еще Wi-Fi беда — только в отеле. Так что постоянно челночили между ним и красивыми местами.

В итоге нас позвали на обед на Некер. Назначили время и место, где нас подберут (это был очень колоритный карибский бар прямо в подразрушенном небольшом порту). Поплыли на катерке с ветерком. 15—20 минут — и на месте. Некер — место райское. Неимоверное. Ни золота, ни платины, никаких понтов, очень простое место с крайне расслабленной атмосферой, но вместе с тем кучей разных крутых штук. Лемуры носятся, черепахи ползают столетние, огромные ящерицы, солнышко светит, жизнь чувствуется до кончиков волос.

Нас позвали на большую открытую террасу на вершине острова, где стоял большой такой стол. Заходим — Ричард Брэнсон и некоторые гости уже обедают. «Здрасьте, приятного». Нас представили: «Вот это Станислав, вам про него говорили, и его жена Ирина». Брэнсон чуть позже Ирку спросил: «А вы тоже лепите?» Она такая: «Не-не, я нет». Я говорю: «Ирина — мой управляющий, если можно так выразиться. А вообще, фигурка — коллективная работа четырех человек, которые здесь сейчас сидят».

Честно, я своим английским последнее время почти не пользуюсь. Думал, что буду сидеть и челюстью хрустеть. Но чего-то меня проперло. Все вспомнил. Шпарил, как боженька. И мы давай с ним про Беларусь, про зубров, про Хатынь, про Чернобыль говорить. «А зона чернобыльская большая?»«Ну, надо погуглить для точной цифры. Знаете, у нас всех, кто родился после 1986-го, называют „дети Чернобыля“».«Интересно. Но печально».

На острове как раз проходил «корпоратив», если можно так выразиться, клиентов Virgin Galactic — ну, тех ребят, которые в 2020 году станут космическими туристами. Всего гостей было около 12. Нас всех поразил факт, что единовременно на острове оказались четыре белоруски. И мы поняли, что белорусские женщины — самые крутые!

чемодан-спиннер, пластик, 51×30×75 см, 97 л
Нет в наличии

За столом познакомились с девушкой из Беларуси. Ее муж, аргентинец, кажется, говорит: «В Минске частенько бываем, я Grand Cafe люблю». Мы так разговорились, что в итоге шутили про шаурму на Комаровке и про брестскую клубнику на Некере. Отличные ребята. Знаешь, ничего такого чинного, типа графья приехали. Хотя рядом сидели богатейшие люди. Посмеялись отлично. Аргентинец в конце повернулся к жене и спрашивает с улыбкой: «А ты, получается, тоже дитя Чернобыля?» Смеялись.

Было не очень понятно, когда вручать статуэтку. Брэнсон сказал: «Я очень люблю подарки распаковывать, но для начала пообедайте». Я в шутку предложил положить ее под новогоднюю пальму, но мы совместно решили, что лучше сейчас.

Ближе к концу обеда достал коробку и стал вручать. Не сильно помню, что ему говорил. Но точно помню, что благодарил. Типа: «Спасибо от всех постсоветских и белорусских парней в частности за ваш пример жизни и энергии. Очень круто осознавать, что человек может создать более 400 компаний и остаться при этом очень приятным в общении и простым. Вы, будучи одним из самых крутых бизнесменов и богатейших людей на планете, не стесняетесь бежать марафон с какими-то крыльями бабочки на спине, ставить мировые рекорды, жить в кайф. Спасибо вам за ваши книги. Мне и многим моим друзьям и знакомым они очень помогли. Вы даете стимул. Спасибо».

Понимаю, что сам бы хрен когда попал к нему на этот остров. Поэтому еще раз хочу сказать спасибо ребятам, при помощи которых это все стало реальностью. Это еще одно подтверждение того, что нужно мечтать и ставить цели. Нужные люди, способы и инструменты найдутся.

Потом Брэнсон попросил ассистента: «Принесите телефон».

— А что у него за телефон?

— Да iPhone вроде. Она нас сфоткала. Брэнсон проверил: «Нет, давай чуть поближе». Она поближе сфоткала. Он меня еще раз поблагодарил, еще раз внимательно рассмотрел мини-себя и понес искать статуэтке место. Мы часа три там побыли, погуляли по острову. Сыграли с сооснователем «Евросети» Тимуром Артемьевым в крутую перуанскую игру Perudo. Он победил. Приближался вечер, и мы поехали обратно на Тортолу.

Всего это путешествие заняло у нас девять дней, на которые пришлось семь перелетов, два заплыва на катере и куча поездов. Знаешь, если бы даже не добрались до Брэнсона, все равно бы получили эмоций выше крыши. Да, встреча с ним — это просто космос. Я очень благодарен судьбе и людям и счастлив, что мне так улыбается удача.

В жизни бы не подумал, что могу получить такое общение, отношение к себе, такие кайф и опыт, так легко общаясь с практически незнакомыми людьми, которых видел пару раз в жизни и с которыми нас, как ни крути, разделяют немало лет и огромная финансовая дистанция. Но вот как раз этой надуманной дистанции как будто и не было. Это крутой итог для нас с Иркой. Но и путь к этой цели тоже был не менее крутым. Он нас очень вдохновил.

— Что теперь?

— Слушай, ну… Илон Маск, Харрисон Форд, Элис Купер, Билл Мюррей, Лявон Вольский и много кого еще!

После встречи с Джонни Деппом больше всего перемен произошло в мозгах. Не было такого, что кто-то меня увидел и сразу контракт на тыщу миллиардов миллионов предложил. Типа мы тебе купим весь «Горизонт» с его непочиненными коридорами и всех твоих коников, которых ты лепишь из всем известного материала, ну и тебя заодно.

Я, кстати, хочу попросить прощения у тех, кто долго ждет свои заказы и реализацию проектов. В частности, у ребят с Wargaming. Вон танки лежат. Нам таких надо было сто штук сделать уже давно. Мне дико неудобно перед ними, но на нас столько всего свалилось в последние полгода — и хорошего, и не очень, — что не можем несколько проектов закрыть. Дел действительно очень много, толковых людей не очень много, а еще и переезды.

Как все закончим, поедем к Чичваркину в Лондон. Думаю, будет очень кайфово.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. sk@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Анна Иванова; из архива Стаса Никоновича