«Покинуть родину или остаться? Мы говорим о важном для любой страны». В Минск привезли спектакль, мировое турне которого расписано до 2020 года
7518
34
15 октября 2018 в 11:58
Источник: Вероника Молокова. Фото: Александр Ружечка
«Покинуть родину или остаться? Мы говорим о важном для любой страны». В Минск привезли спектакль, мировое турне которого расписано до 2020 года

Сегодня завершается международный форум театрального искусства «ТеАрт». Его хедлайнер — французская компания «Лез Омз Аппроксиматиф» с постановкой «Сайгон». С момента премьеры, которая состоялась в июне прошлого года на престижнейшем театральном фестивале в Авиньоне, команда спектакля почти из 20 человек до сих пор находится в большом мировом турне. Германия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Китай — уже полтора года «Сайгон» каждый раз показывают в новом месте, и приглашения в другие страны все продолжают поступать. К нам труппа приехала с фестиваля в Вильнюсе и перед показом в Страсбурге. Onliner.by узнал, почему белорусскую публику ждет что-то особенное и зачем для спектакля во Франции проводить актерский кастинг во Вьетнаме.

О чем спектакль

Сюжет «Сайгона» построен на историях об «иностранных вьетнамцах» — так называют вьетнамцев по национальности, которые уехали в другую страну и отказались от родного языка и традиций. По-французски таких эмигрантов называют «веткю». Они и есть герои спектакля. Действие разворачивается в современном ресторане, которых сейчас полно во Франции, но все же похожем и на рестораны 1950-х в Сайгоне (с 1975 года вьетнамском Хошимине).

Перед показом в Минске Onliner.by прогулялся по городу с арт-директором театральной компании «Лез Омз Аппроксиматиф» и соавторам текста для спектакля Клэр Калви, а также актрисой Аделин Гийо.

«Мама режиссера в детстве переехала из Вьетнама во Францию»

— Коротко я сама описала бы спектакль так: в нем четыре основные сюжетные линии, причем не обязательно о любви, — говорит Аделин. — Все, что мы видим в ресторане, происходит на фоне каких-то личных событий, которые отражают одно глобальное — войну в Индокитае.

— В основе есть личная история — мама режиссера и основателя нашей театральной компании Каролины Гуиелы Нгуен еще в детстве переехала из Вьетнама во Францию, — рассказывает Клэр Калви. — Но над пьесой работало много людей, каждый добавил туда что-то свое. Мы пригласили актеров из Франции, самих веткю — иностранных вьетнамцев, которые живут у нас в стране. Провели кастинг для молодых актеров во Вьетнаме, которым такая история казалась сначала совсем не близкой из-за возраста.

Когда мы начинали создавать спектакль, режиссер требовала от нас всех, чтобы мы воссоздали до боли реалистичную жизнь вьетнамского ресторана. С белой плиткой, которая сразу бросается в глаза, с дверями, которые постоянно хлопают, открываясь туда-сюда, чтобы у зрителя возникало чувство присутствия в этом месте. Эффект, которого мы хотели достигнуть, — чтобы французы, пришедшие на наш спектакль, почувствовали себя внутри этого места, которых бесконечное множество у нас в стране. И поняли, что в каждом таком ресторане есть люди, которых важно услышать.

«Эффект получился глобальным»

— Когда делался спектакль, все более злободневным становился вопрос эмиграции, — продолжает Клэр. — Покинуть родину — это уехать вынужденно и по каким-то другим причинам принять это решение или остаться? Мы говорим со сцены о важном для любой страны. Что, конечно, созвучно с тем, что сейчас происходит в Европе и конкретно во Франции, куда стремятся беженцы. Лагерь в Кале уже знают во всем мире, со стороны Италии Францию тоже осаждают эмигранты. Мы не в бункере сидим и рассказываем эту историю, поэтому она срезонировала и ее эффект получился глобальным.

Во время турне мы оказывались в совершенно непохожих местах, но везде чувствовали практически одинаковую реакцию, судя по которой, мы затронули темы и проблемы, близкие людям в разных странах. Мы попали во что-то универсальное и в то же время что-то свое для каждого.

— Я играла в разных спектаклях. Но этот особенный, — признается актриса Аделин Гийо. — Участвуя в нем, каждому из нас кажется, что мы делаем что-то очень важное. Потому что мы чувствуем к себе интерес. Наверное, из-за того, что мы раскрыли сюжет и дали голос тем людям, о которых со сцены еще не говорили. И спектакль не был создан для большого мирового турне, только после премьеры в Авиньоне, получив первые отзывы и увидев реакцию международной публики, мы поняли, что это не локальная проблема.

«С нами живет переводчик»

— Для нас всех это феноменальный опыт! — улыбается Аделин. — Мы живем в турне — приходится адаптироваться, и для каждого это происходит по-разному. У нас большая команда. Молодые вьетнамцы, которые два года назад покинули свою страну для создания спектакля, а теперь живут в дороге, периодически возвращаются во Францию и какое-то время останавливаются в городе Валанс, где базируется театральная компания, а также где-то раз в год возвращаются во Вьетнам. Есть веткю — они уже пожилые люди, которые живут в основном в Парижском регионе. Чтобы привыкнуть к новому месту, где будет показ, они приезжают туда раньше других. Есть у нас и молодые французы, как, например, мы с Даном [актер Дан Артус — муж Аделин Гийо]. С нами путешествовали наши дети, но теперь они школьники и пока живут у родственников, а мы периодически возвращаемся домой. Но большую часть времени живем «Сайгоном». Никто из нас еще не был в таком длительном туре, поэтому следим за тем, чтобы в команде была душевная доброжелательная атмосфера.

— Все говорят на разных языках, но к этому тоже адаптируемся, — добавляет Клэр. — Вьетнамская молодежь училась на факультете иностранных языков и профессионально изучала французский. Фухау знает английский, и в процессе турне она вообще создала с французом семью, у них уже родился ребенок, так что теперь она еще больше погружается в нашу культуру. Веткю взяли на себя менторскую роль и опекают молодежь. Есть и вьетнамцы, которые не говорят ни по-английски, ни по-французски, но вместе с нами живет переводчик, поэтому мы все очень близко общаемся друг с другом.

«Под каждый спектакль проводится отдельный кастинг»

— Пока непонятно, когда завершится турне, поэтому мы не можем приступить к каким-то другим проектам, попробоваться на новую роль, — говорит Аделин.

— Как раз потому, что многие актеры, с которыми работает наша театральная компания, пересекаются на разных спектаклях, параллельно мы не создаем ничего нового. Пока идет только «Сайгон», — поясняет арт-директор «Лез Омз Аппроксиматиф». — Вообще, костяк команды, который работает постоянно, — это режиссер и его ассистенты, художник по костюмам, сценограф, звукорежиссер, художник по свету. Мы, конечно, сотрудничаем с актерами, которых знаем, но они не одни и те же — под каждый спектакль проводится отдельный кастинг.

Процесс создания постановки — это всегда совместное творчество и написание пьесы по ходу. Текста как такового изначально нет, только общая история и сценография. Актеры помещаются в готовые декорации, им задаются какие-то общие сюжетные линии — и начинается работа. Что касается «Сайгона», например, Дэну задали такие условия — он играет некоего молодого французского солдата, отправленного в Индокитай, там он встречает вьетнамку, они влюбляются. Дальше и актеры, и художники, и ассистенты — все создают текст в процессе репетиций.

Особенность нашей театральной труппы еще и в том, что мы любим привлекать противоположных людей — разных возрастов, необязательно с профессиональным образованием. Например, на предыдущем спектакле режиссер взяла в спектакль молодого человека, которого увидела где-то на стажировке, и 75-летнюю актрису из любительского театра в Валансе. Мы считаем, что театр — это не место работы, а живой организм, связанный с реальностью за пределами сцены. Нам важно, чтобы жизнь буквально с улицы пришла к нам на подмостки.

«До 2020 года мы точно в турне»

— Во Франции один спектакль может идти только десять раз, а может и десять лет. И это нормально, — говорит Аделин. — Что касается «Сайгона», его показывают уже давно и очень часто, что вообще нетипично для спектаклей-долгожителей. Нас постоянно спрашивают, когда он может остановиться — либо когда станет невозможно собрать нас всех вместе, либо когда режиссер перейдет к другому проекту и держать в тонусе параллельно сразу два не получится. Пока до 2020 года мы точно в турне.

«Эта поездка — открытие для меня»

— В Беларуси каждый из нас оказался впервые. Когда только приехали, подумали, что находимся в каком-то холодном по ощущениям месте, — делится впечатлениями Аделин. — Но на следующий день попали на улицу Октябрьскую, где живой и очень светлый квартал, постепенно стали открывать для себя другие симпатичные места и поняли, что ваш город очень интересный — просто надо его немножко изучить.

— Я вообще раньше не была в этой географической зоне, — признается Клэр. — Эта поездка — открытие для меня. Мы очень удивлены прекрасной погодой, которая дает возможность нам свободно передвигаться по улице. Думали, здесь будет холоднее, приехали уже в зимней одежде. Но самое важное, что люди у вас приветливые и благодушные. Интересно, как они воспримут нашу работу.

Благодарим Посольство Франции в Беларуси за помощь в подготовке материала.

Читайте также: 

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Источник: Вероника Молокова. Фото: Александр Ружечка