«Ненормально, когда ты платишь деньги и слушаешь крики детей». Фоторепортаж с открытия beauty-коворкинга Just work
26 184
270
07 октября 2018 в 21:59
Источник: Татьяна Ошуркевич. Фото: Александр Ружечка
«Ненормально, когда ты платишь деньги и слушаешь крики детей». Фоторепортаж с открытия beauty-коворкинга Just work

В Беларуси коворкинги появились еще в 2012 году — тогда в них впервые «вселились» программисты и дизайнеры. Впрочем, они и сейчас являются их самыми частыми посетителями. И если эти пристанища для стартаперов активно заполняются ребятами из IT, то специалисты других сфер до сих пор не представляют, как это работает. Правда, везде есть исключения. Onliner.by посетил открытие минского beauty-коворкинга Just work и узнал, как белорусы привыкают к работе «не на дядю, а на себя» и почему такая организация труда — важное условие успеха.

На Макаенка, 12а, сегодня праздник: две девушки представляют публике свой «второй дом». Обстановка помогает в этом убедиться: все очень напоминает семейную встречу. Публика — это родственники и друзья, потому нам сразу становится ясно: здесь мы настоящие гости.

Ирина Кошурина и Вероника Котова рассказывают, как исполнили свою мечту. На открытие коворкинга решились не сразу. Они сами мастера и всегда работали в салонах. Ирина говорит, когда она поняла, что зависеть от администратора — плохая идея, решила идти дальше и полагаться только на себя. Потому захотела создать место, где такие же, как она, смогут спокойно работать в удобное время.

— Один час аренды у нас стоит четыре рубля. Можно приходить сюда с 9 утра до 9 вечера, тогда за целый день вы отдадите 25 рублей. Это очень выгодно. Я однажды работала в коворкинге, где за месяц платила 700 рублей, — рассказывает Ирина. — Все, что вам нужно для работы у нас, — это взять паспорт и оформить договор. 

Помещение, в котором мы находимся, небольшое. Девушка ловит наш изучающий взгляд и спешит объяснить:

— Мы не знаем, как пойдут дела. Сейчас мы можем позволить себе разместить здесь шесть парикмахеров и трех визажистов. Если будет спрос, тогда мы расширимся. Уже видим желание людей — многие заходят, спрашивают, можно ли к нам записаться. Люди путают нас с салоном, они не привыкли к другому типу работы.

Она уверена: перспективы для развития коворкингов в Беларуси немаленькие. Другой вопрос, как быстро к ним готовы адаптироваться люди. Говорит, что нужно решаться на собственный бизнес и грамотно об этом заявлять, а главное — предоставлять качественные услуги. Рассказывает, что последние у девушек точно есть. Уверяет, что давить здесь никто не будет и денег заранее не потребует: «Работайте как хотите, главное — не вредите технике».

Тут Ирина отвлекается на визажистку, которая занята работой с моделью.

Через минуту возвращается к нам и продолжает рассказ о затратах на аренду.

— За это помещение мы отдаем около 1800 рублей, — комментирует она.

Спрашиваем, окупятся ли такие затраты. Отвечает не раздумывая:

Целиком — не думаю. Я арендовала помещение для себя — здесь же работаю. Моя часть аренды в любом случае будет выплачена. Но любые клиенты не помешают — это будет огромной помощью. Тем более я люблю работать в коллективе. 

Девушки говорят, со временем коворкинги будут максимально популярными: лучшие мастера чаще работают на себя. Другое дело, не всегда находится место, где они чувствуют себя в рабочей атмосфере. Потому обслуживают клиентов на дому и не понимают, насколько это вредит процессу.

Сейчас люди осознают, что работой на дядю ничего для себя не выиграешь. Ощутить результат своего труда можно, но только когда получаешь отдачу. Иначе кажется, что работаешь бесплатно. Я знаю: мы тоже не скоро выйдем на хорошую окупаемость. Для этого нужно минимум полгода. Все думают, что идея сразу должна выстрелить. А так не бывает, — задумчиво говорит Ирина.

Мы вздрагиваем от глухого звука. Это открыли шампанское. Тогда продолжаем разговор и спрашиваем о целях девушек.

Хотелось бы сделать наши услуги доступнее. Мастерам сейчас очень тяжело: большая конкуренция. Все стремятся открывать студии и салоны. Но мало кто понимает, что этот бизнес прогорает через полгода, — говорит девушка.

Нам показывают оборудование, а мы уточняем его стоимость. И получаем прайс:

  • парикмахерская тележка — 500 рублей;
  • парикмахерское кресло — 400 долларов.

Ирина знает, что далеко не у всех есть возможность покрыть такие расходы. Объясняет нам, непрофессионалам, что кресло — очень важная часть в работе парикмахера.

Мы понимаем, что нужно клиенту и что важно мастеру. Вот рядом с вами есть полочка, — протягивает к ней руку девушка, — на нее клиент может поставить кофе и наслаждаться процессом. Многие не понимают, что к мастеру приходят именно за этим. Ненормально, когда ты платишь деньги за работу на дому, но нюхаешь спаленную гречку и слушаешь крики детей. Рабочий процесс зависит от обстановки. И мы стремимся сделать ее комфортной.

Внезапно под звон бокалов слышим чьи-то пожелания:

Девушки, будьте королевами этого места. И пусть здесь создается ваша история!

Мы тоже желаем успехов, только менее возвышенно, и покидаем этот праздник жизни.

Косметика для лица в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Источник: Татьяна Ошуркевич. Фото: Александр Ружечка