183
09 сентября 2018 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий

«Меня даже лошадь не вырубила, чего уже бояться в ринге». Как доставщик суши из Осиповичей стал чемпионом мира

Как-то вернулся из садика и стал плакать. Мама подошла и сказала: «Если обидели, дай сдачи». Мальчик запомнил. Семья жила в Осиповичах. Город маленький. Сейчас ситуация лайтовее, а в детстве у Эдика Миховича выбор был так себе: или играть в футбол, или драться. Раньше происходила такая движуха, что за выходные могли успеть помахаться раза три. А если дискотека, то раз пять за вечер. Ну, скучно пацанам. Собрались бандой — пошли. Кто-то не так посмотрел — иди сюда.

БАМ, ДОСы, умер

— Город поделен железной дорогой. Одна часть — БАМ. Другая — ДОСы, южные и северные. Я не вникал, почему так. Мы были БАМовскими ребятами. Какое-то время махались по территориальному принципу. Потом — как получится.

Стояла новогодняя ночь. Эду было 16. Подвыпивший парень приставал к его знакомой. Не суперблизкой, но при встрече здоровались.

— Она ему: «Отстань от меня, я ничего не хочу». Он опять к ней. Она второй раз ему то же самое. Отодвинул парня рукой: «Дружище, ты же слышал, она же не хочет». — «Да ты что!» Толкнул меня. А на улице законы просты: бей первым. Ну и все — пум ему правый боковой.

Парень лежит — глаза открыты. Эдик подумал, что убил человека.

— Я сразу отошел к ребятам, говорю: «Блин, такая фигня». Потом вернулся. Ну, его уже подняли — все нормально.

Среди товарищей были футбольные фанаты. Как-то поехали на драку с другими такими же, которые Слуцк поддерживали.

— Я так понял, им футбол был постольку-поскольку, а табло друг другу начистить — само то. Вообще был не при делах, просто отвозил товарища. Вдруг он говорит: «Давай с нами. Я из всех только в тебе уверен». — «Ну давай».

Надо было оправдывать высокое доверие. Дрались 10 на 10. Зима близко. Махались на убранном колхозном поле около леса.

— В итоге остался я один с нашей стороны. Меня трое лупят. Но все равно нормально им отчисляю. И я только замахиваться на чудака, а он мне руку жмет. Ничего не понял: «Че? Что произошло?» — «Красавчик». Я думал, до последнего будем драться. Тот парень говорит: «Посмотри». У одного чувака челюсть сломана, у другого нос. Я потом домой ехал и думал: «Ради чего? Зачем? Чтобы подраться и показать, что можешь что-то?» Самая большая глупость в моем детстве.

Кнут, конь, настойка мухомора

Мама с папой развелись. Отец сидел в тюрьме. Были отчим и дед, который занимался внуком летом. Деревня — 10 км от Осиповичей. Называется Ставище. Там дедушка с бабушкой и жили. Летом была тема подработать — пасти коров. Обычно как: твоя корова, моя корова, сегодня — я, завтра — ты. Кто не хотел, платил деньги. 50 или 100 тысяч. Деревенским детям была радость.

В тот день деду предложили выгулять совхозских коней. Они пошли с соседом, малой тягался с ними просто со скуки.

— Один конь чего-то отошел. Дед говорит: «Отгони». Я побежал с кнутом. К палке привязана веревка. На веревке — узелок. Хлещешь — коню больно. Я подошел. Раз — он стоит, ему пофиг. «Ты чего?!» Я опять ему — хлясь. Все равно стоит. Ну, третий. Конь медленно-медленно оторвал копыто от земли, а потом — бум, резко так… Летел я долго. Встал и ничего не понял. Смотрю, дед бежит. А он к тому моменту уже еле ходил. Откуда такая скорость…

Шли домой два километра. Мальчик держал платок возле лба. С него тек ручей крови. Рядом по-прежнему бежал дед: «Давай-давай, погнали».

— А меня до того собака в висок укусила, зашивали. Бабушка была со мной в больнице. И я там орал так, что дичь вообще. Бедная бабуля только сидела и ревела. И когда после коня пришел домой, сразу сказал: «Я в больницу не поеду». Вызвали в итоге врачей. Они все обработали и разрешили не ехать с ними. Бабушка потом мне прикладывала какие-то тряпочки с настойкой мухомора. В общем, меня даже лошадь не вырубила, чего уже бояться в ринге.

Москва, амблиопия, школьные обеды

Пока ходил на футбол, один знакомый занимался тайским боксом. Постоянно рассказывал про заграницу и соревнования. Эдик же со своей командой однажды сгонял в сторону Могилева и больше в своей жизни особо ничего не видел. В общем, пошел боксировать.

Мама об этом не знала. Ее сын отложил денег со школьных обедов и купил себе перчатки Green Hill.

— Красные, точно помню. Еще так интересно — и шнуровка, и липа. Сейчас таких нет. Либо шнуровка, либо липа.

В Осиповичах проводились соревнования. Накануне мама узнала, что сын боксирует. Неудивительно. Ребенок стал гонять вес на основе примитивных понятий: «Меньше ешь — меньше весишь». Родительница сходила с ума: «Как это — не ест?»

— Вес согнал. Первый мой бой в жизни. Надо выходить на ринг, я волнуюсь, а чувак, который боксировал до, блюет прямо в мой угол. Ну, ничего, вышел и выиграл.

У Эда с детства косил глаз. Плюс плохое зрение. Медики поставили амблиопию, но к занятиям спортом допускали. Правда, потом нашлась исполнительная женщина из бобруйского диспансера: «Тебе нельзя». Подросток в слезах кинулся к тренеру. Тренер к врачу.

— Она ему: «Нет, нельзя». Капец. Мне 15 лет, тренироваться хочется. Но пришлось все оставить.

Свободного времени прибавилось. Парень стал гуглить свои противопоказания. Ничего не нашел. Наткнулся на сайт какой-то топовой московской клиники и написал на почту.

— Так и так, мне столько-то лет, можно ли заниматься спортом с таким-то диагнозом. Через два дня пришло письмо, что можно — лишь бы с сетчаткой все было в порядке. В описании имя и фамилии доктора с его регалиями чуть ли не на весь «подвал». Врач оказался очень серьезным.

Попросил товарища распечатать ответ на принтере, взял тренера и письмо, поехал в Минск. В Бобруйск смысла не было. Врач в диспансере сказала: «Проверь сетчатку. Если все хорошо — занимайся». С сетчаткой все было хорошо. Парень вернулся в спорт.

Церковь, «двушка», подобиделся

В Осиповичах есть завод автомобильных агрегатов. Эдик работал там штамповщиком и фрезеровщиком. Параллельно занимался тайским боксом. Но не было спарринг-партнеров. Надо было ехать в Минск за развитием.

В столице поселились вчетвером в «двушке» на Гастелло. С ребятами подрабатывали на стройке за белой церковью на Немиге. Там сейчас отель «Монастырский». Были муж с женой — тоже приезжие. Они занимались отделкой. А ребята были подсобниками — раствор мешали, что-то подносили.

— До того успел провести пару профессиональных боев. В Польше за один заработал $800. Для меня это было что-то дикое. Потом травмировался на тренировке. Вроде восстановился спустя какое-то время, звоню тренеру: «Саныч, что-то боев давно не было». Саныч — Сергей Гидулян, мой первый тренер, человек, которому я обязан, очень крутой. А он мне: «Так три раза предлагали, я отказался. Ты вроде травмирован. Тренируешься или нет?» Ну, я подобиделся. В итоге на год завязал.

Работал, куролесил, ходил в клубы. После Осиповичей раскрылся дивный новый мир. К тому же бабки водились.

— Я устроился в «Быстрый Ли» курьером. Жили с пацанами на Парке Челюскинцев. Все вроде было хорошо. Но в какой-то момент я понял, что так делают все. Все будни зарабатываешь, выходные пробухиваешь, потом снова зарабатываешь, потом пробухиваешь. Неприятный жизненный цикл. Блин, думаю, да ну его. В спорте у меня жизнь интересная, много эмоций, путешествия.

Решил возвращаться.

Суши, «Рига», пеньюар

К 8:00 ходил на тренировки. К 10:00 — на работу.

— Когда переезжал в Минск, хотел стать личным водителем. Ну, что-то элитное. Но кто возьмет тебя, сопляка 18-летнего, на нормальную работу? Права есть — и все достижения в жизни. Я стеснялся, что работаю курьером. А потом решил: смысл-то какой? Есть люди, которые гордятся работой главбуха в какой-нибудь задрипанной конторе. Типа они не обслуживающий персонал. Но если даже по деньгам, там семь миллионов зарплата, а я езжу на тачке, слушаю музыку, занимаюсь любимым боксом и имею девять. Хотя смысл не в деньгах. Просто всякую работу надо уважать.

Пока курьерил в «Быстром Ли», нашел такой же вариант с Prosushi. Проходил испытательный срок и не увольнялся с первой работы. На обеих график — два через два. Так и жил без выходных. С 11:00 до 23:00. Утром тренировался.

Потом остались только Prosushi.

— Саша Дорошенко, который сейчас Ronin открыл, был одним из учредителей моей конторы. Как-то он узнал про спорт. Меня стали отпускать во время работы на тренировки. Вообще шикарные условия.

Пошли достижения. Стал вторым в Таиланде. Получил премию — $1500. Хороший бонус к зарплате курьера, функции которого продолжал исполнять в свободное от спорта время.

Был какой-то праздник. А праздник — это когда берешь шесть заказов на промежуток в 40 минут. Физически очень сложно, плюс весь город в машинах, пробки. Все заказы подопаздывали или шли впритык. Приехал в дом за «Ригой». Дверь открылась, и в проеме показалась подвыпившая женщина в пеньюаре.

— «Да пройди, разуйся». А у меня заказы опаздывают: «Не, мне ехать надо». — «Подожди, сейчас деньги найду». Долго искала. Возвращается с подносом. На нем вино и два бокала. «Открой мне, пожалуйста, вино». — «Ээээ». — «Ты открой, а я пока деньги поищу». Открыл, а она уже наливает. И неловко так… Взрослый человек, но такое исполняла.

В какой-то момент Эдик понял, что дверь закрыта.

— Думаю: «Куда я попал?» Минут 40 она меня уговаривала. Потом стала угрожать: «Мальчик, ты же понимаешь, что тебя могут уволить? Я же знаю всех твоих начальников». Я от нее только обманом ушел. Сказал, что доработаю и потом вернусь.

Телефон остался в машине и к возвращению хозяина набух от пропущенных.

— «Где ты?! Заказы опаздывают! Клиенты жалуются». — «Ребята! Меня закрыли, я ничего не мог сделать!» — «Да ладно. Ты че?» — «Серьезно, ничего не мог сделать». Диспетчеры мне сперва не верили. Но потом та женщина стала звонить им и требовать: «Дайте его номер!»

Сечка, свадьба, экстрараунд

Предлагали быть старшим курьером, но появились бы проблемы со спортом. После очередной медали решил увольняться. А то работал, работал, работал. Было слишком много смен, понимал, что уже не вытягивает. Такой период был, когда понимаешь, что деньги есть, а времени тратить их нет.

Вернулся в Осиповичи, жил с мамой, тренировал детей за два миллиона. Появилась взрослая группа, еще индивидуальные тренировки, к тому же «упала» президентская стипендия за медали. Всего выходило десять миллионов — для Осиповичей просто супер.

— Поехал на Европу, стал вторым, на мире третьим. Потом отвалилась стипендия. Не знаю почему… Спарринг-партнеры разъехались. Снова все по кругу. Пошел к тренеру: «Саныч… Ну, надо ехать». Так и вернулся в суши. Профессионального контракта у меня не было. За год мог случиться один бой, а могло и десять. Все непредсказуемо. Приходилось крутиться. Благо ко мне отлично относились на работе.

Эд долго крутился вокруг чемпионства и все-таки взял его, став лучшим в мире по версии организации Faith Fight.

— Меня позвали на бой ассоциации EM-Legend. Поставили с китайцем, причем у него уже был пояс. Я три раунда уничтожал. Но судьи стали шушукаться. Помню, сказал тогда менеджеру: «Миша, смотри, или не отдадут, или назначат экстрараунд». Экстрараунд и дали. Но в третьем мы столкнулись головами. У него была глубокая сечка — весь в крови. Биться в итоге отказался.

После этого белоруса заметили. Пошли разговоры о контракте. В итоге предложили провести бой 18 ноября. Все хорошо, но на 17-е у Эда была назначена свадьба.

— Свадьбу перенесли на 11-е. Я не выбираю, не того уровня боец. Мне предлагают бой — я еду. Если не ты, то обязательно кто-то другой. Прикинь, сколько по миру желающих? Молодые пацаны, которые бьют копытом, им только дай возможность. Мне с женой повезло. Свадьбу перенес за три недели. Но хорошо, что мы в Осиповичах праздновали с родственниками, а в Минске с друзьями. Так что все легко подвинулось. Жена отнеслась с пониманием.

Бой был выигран. Белорусу предложили контракт. А это гарантированное количество боев в год и оговоренный гонорар. Иметь такое соглашение выгодно.

«Инста», киндер, UFC

Пока между заказами сидел в телефоне, думал, что было бы хорошо укатить в Тай. Там серьезные тренировочные условия, хорошая еда и постоянно тепло. Собирал информацию. Знал, что есть «жирный» вариант — Tiger Muay Thai Team. Но он оставался несбыточной мечтой. А потом увидел в «Инсте» объявление о наборе в клуб.

— Связался с менеджером. Он говорит: «Высылай письмо». Прошло время, я твердо решил: поеду. Нужно развиваться, пробивать нынешний уровень. Тем более какие-то деньги сберег. Пригласят на отбор — классно. Нет — сгоняю за свои. Снова написал менеджеру, мол, по-любому приеду. Ответил: «Погоди, посмотрю, отобрали ли тебя».

Оказалось, что отобрали.

— Вообще красота. Это огромный шанс. В Tiger хотели попасть бойцы со всего мира. Американцы, узбеки, бразильцы. Мы отправились с женой. Взяли с собой $600. Почти ничего. Прилетели за неделю до отбора, чтобы адаптироваться. Я нашел выход на тренировки, и в первый же день меня отлупили. Стоял в паре с киндером моего веса. Потом между раундами ему шутя дал пинка парень — килограммов 80. Я тоже шутя его толкнул. Он такой: «Окей-окей». Пошел, надел щитки и стал лупить по моим 60 кг со всей мочи.

У Tiger Muay Thai Team очень сильный промоушен. Ребята сняли целое реалити про отбор.

— Неделю мы умирали. Кто-то падал, кто-то блевал. Но все понимали, что им это надо. И меня в конце концов взяли. Я стал первым белорусом в истории клуба. То есть это еще один контракт. Снова гарантированные бои и главное — возможность готовиться на таком крутом уровне. Сейчас тренируется семь бойцов UFC. В место так себе они не поедут.

Эд итожит.

— После того как отобрался в Tiger, мне стали писать белорусские бойцы. Стараюсь помочь. Пишут даже люди, никак не связанные со спортом. Благодарят за мотивацию. Смысл истории в том, что всегда надо пробовать. Шанс есть всегда.


Это «Мужской клуб» — рубрика, в которой не обязательно будет разливаться тестостерон, но в которой будут рассказывать о мужчинах. Совершенно разных. Если вы считаете свою (или товарищей, друзей, братьев да прочих родственников) жизнь и порядок собственных мыслей интересными, присылайте историю на адрес nm@onliner.by.

Перчатки для единоборств в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий