313
13 июня 2018 в 9:15
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Влад Борисевич
«Туфли за $200—250 — это оправданно». Железнодорожник бросил работу, чтобы ремонтировать обувь премиум-класса

Максим говорит, что, оказавшись в стиральной машине, ваши кроссовки со временем потеряют и качество, и цвет. Так что не надо. Еще мастер советует обрабатывать новую обувь аэрозолем и внимательно следить, чтобы в его составе не было силикона. До такой жизни Макс дошел чисто случайно. Хотя увлекался обувью давно — буквально с 12 лет. Изучал косметику, ставил эксперименты над своими ботинками, смотрел видео на YouTube. Повторять никому не советует. Мол, ролики из интернета поверхностны и чреваты косяками.

Понятно, парень попортил гору собственной обуви, пока учился. Как-то посадил на голубые кожаные мокасины жирное пятно. Хотел сделать легкий уход. Получился краш-тест. Обувь его слабо выдержала. Из-за дешевой косметики и неопытности пятно расползлось, плюс появились новые. Получилась помесь аватара и далматина, а не голубые мокасины.

Правда, в случае с обувью всегда есть действенный выход — перекрасить.

Парень окончил железнодорожный колледж, работал в депо помощником машиниста за 850 рублей. Но продолжал интересоваться обувью, углубляться в процесс, изучать кожу, конструкцию, пошив.

В какой-то момент понял, что хорош, и уволился с БЖД. Чтобы прокачаться по части обуви, переехал в Москву. Там сдружился с человеком, мастерской которого уже пять лет. Специализируется на формальной мужской обуви. Или классической. Не кроссовки, в общем.

Клиенты — люди, которые носят костюмы. Мужчины из Госдумы и типа того.

В какой-то момент Москва наскучила, в голове заиграла «Беловежская пуща», захотелось домой. Да и денег скопилось достаточно, чтобы попробовать свое дело в Минске. Проанализировал рынок, понял, что услуги нет. Вложил пять штук в бизнес и стартовал в городе-герое.

— Цена обуви обуславливается качеством сырья. В каком-то смысле с дорогой обувью проще работать. Она лучше подходит для реанимации. Потому вложение в обувь — абсолютно рентабельно. Хорошая пара при правильной носке и уходе служит от пяти лет. Там уже ресурс начинает вырабатываться.

Специалисты рекомендуют ухаживать за обувью раз в три-четыре месяца. То есть нести к ребятам типа Макса. На месте ее очищают, дезинфицируют, чистят, по возможности удаляют заломы, питают и увлажняют, нанося косметику.

А теперь вопрос: сколько в понимании Максима стоит хорошая обувь?

— 200—250 долларов.

— А сколько стоит твоя услуга?

— За комплекс работ — от 45 рублей.

Самая дорогая услуга — полное восстановление с покраской и удалением глубоких заломов, насколько это возможно. Наиболее сложные клиенты приходят зимой, когда снег мешается с реагентами.

— Убить туфли в Беларуси очень легко. Когда обувь наедается соли, кожа вздувается — начинаются волдыри. Выводить их — очень сложно и долго. Порядка трех недель. Пока в этой стране не поменяют методику борьбы с обледенением, у меня будут сложные заказы. Как-то пришел мужчина со своими монками. Они жутко пострадали от химии. Давно не видел таких волдырей. И это не потому, что обувь плохая — отличная, а потому, что реагенты. Смотри как. Соль впитывается в поры и там засыхает, начиная кристаллизоваться. Потом разбухает. Кожа покрывается волдырями. Вот их надо убрать, чтобы вернуть коже естественный вид. Помню, снимали старую краску, наносили новую.

Услуга стоила 100 рублей. Сама пара — порядка $300.

— В южных странах нет зимы и реагентов, но есть много солнца, под постоянным воздействием которого кожа пересыхает. Да, с человеком то же самое происходит. Посиди непрерывно на солнце — сгоришь.

Самая дорогая пара, с которой работал Максим, — Brioni из кожи крокодила.

Публикация от УХОД И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ОБУВИ (@agwion)

— На русские деньги они стоили порядка 300 000 — почти $5000. Владелец трепетно относится к своей обуви. Любит, чтобы была ухоженной. Страшно не было. Пара находилась в нормальном состоянии. Я просто делал уход.

Макс объясняет, что работает не только с клиентами, у которых хватает денег на пару за 300 баксов.

— Есть люди, которые приносят очень дорогую обувь, есть люди, которые приносят не очень дорогую обувь, но по каким-то причинам держатся за нее. Нет такого, чтобы я говорил: «Извините, ваша пара стоит меньше сотки, я за нее не возьмусь». Стараюсь помочь каждому. Просто есть технические моменты, которые мы оговариваем. Предупреждаем, что может получиться. То есть я занимаюсь востребованным в стране ремонтом обуви, но при этом заявляю, что могу делать реставрацию дорогих пар. Потому что у нас в стране ремонт — это зашить, подшить, поставить профилактику и набойку. А верх кожи — это сложно. Восстановив его, можно вернуть обувь к жизни.

Макс говорит, что теперь ему лучше, чем на БЖД. Занимается любимым делом, ну и зарабатывает больше. Бывают разные месяцы, но в среднем по 500 выходит.

Пароочистители и отпариватели, чтобы не только обувь, но и шмотки смотрелись хорошо

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Влад Борисевич