В Беларуси разрешат банкам прощать долги предприятий? Разбираемся в новом указе
 
15 955
133
25 мая 2018 в 14:31
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Алексей Матюшков, фото носят иллюстративный характер

Буквально вчера президент Беларуси подписал указ №200 «О реструктуризации задолженности и прекращении обязательств». Текст его пока не опубликован, но пресс-служба главы государства заявляет, что благодаря новому указу в стране снизится проблемная задолженность. Разбираемся в нюансах с экономистом.

О чем речь?

Как сообщает БЕЛТА, по новому указу банки всех форм собственности смогут вовлекаться в процесс управления деятельностью предприятий, которые им должны. К примеру, они смогут обменять проблемные долги по кредитам на акции предприятия.

Также они смогут передавать права по кредитному договору другому кредитору с дисконтом — продажа банком проблемных долгов со скидкой.

Кроме того, банки смогут освобождать предприятия, которые находятся в тяжелом экономическом положении, от погашения проблемных задолженностей. Попросту говоря, разрешат прощать долги предприятий.

«Указ создает условия для снижения объемов проблемной задолженности организаций реального сектора экономики по платежам в бюджет и кредитным договорам, уменьшения дефицита оборотных средств, принятия банками наиболее эффективных решений о реструктуризации долгов и финансировании инвестиционных проектов хозяйственных обществ, участниками которых они становятся», — пишет БЕЛТА.

Что говорит аналитик?

— Исходя из того, о чем говорится в сообщении, я отношусь к данному документу с большой осторожностью, — говорит старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб. — Сами инструменты реструктуризации долга, такие как продажа с дисконтом или обмен долга на собственность, даже прощение долга, — это, в принципе, нормальные, цивилизованные рыночные инструменты. Но они нормальны только в том случае, если работают в рыночной среде, в нормальной рыночной инфраструктуре, где есть защита собственности, равенство прав собственности и никто не может диктовать частному предприятию, что ему делать, что выпускать, в каком количестве и по какой цене, а также там, где есть понятие предпринимательского риска и за обоснованный предпринимательский риск люди не расплачиваются своей свободой.

В нашей ситуации нет вот этой институциональной среды, у нас функционирует так называемый рыночный социализм. В наших реалиях эти инструменты либо не будут работать, либо будут работать неправильно, либо от них будет существенный вред.

— К примеру, обмен долга на собственность, на акции, — продолжает специалист. — Кредитор, в частности банк, становится совладельцем предприятия и может им управлять. По указу получается, что в менеджмент придут вдруг банкиры и внезапно спасут предприятие, оно станет из убыточного эффективным. Это в теории все звучит прекрасно. Но о каких предприятиях идет речь? О предприятиях — хронических должниках с постоянными убытками в течение многих лет. Более того, как правило, у нас предприятиями управляют люди, каким-то образом имеющие отношение к сфере, в которой они работают. Так вот эти отраслевые профессионалы в течение многих лет не могли эффективно управлять. В банках же обычно нет профессионалов, к примеру, по производству комбайнов и выращиванию картошки. Да и в целом управление предприятиями — это несвойственная для банков функция, попросту не их специализация. Поэтому неясно, что может хорошего дать право менять долги на имущество предприятия. Как по мне, это один из инструментов, чтобы «спихнуть» предприятие с плеч государства на плечи банка. Мол, пусть теперь это будет головная боль банкиров, они пусть уже думают, что с ним делать.

— Если такая конвертация долга в собственность будет происходить, то вопрос: это будет добровольная вещь и инициатива банка или же принудительное предложение? Зная наши методы управления, вполне можно допустить звонок какому-нибудь банку с предложением, мол, вам тут предприятие должно денег, а давайте-ка вы обменяете долг на собственность. И если раньше была такая практика только у госбанков, то сейчас указ разрешает менять долги на собственность и коммерческим банкам.

То же самое можно сказать и про инструмент прощения долга. Тут есть опасности с нескольких сторон. С одной стороны, это может быть долг госпредприятия какому-нибудь негосударственному банку, а тот может получить предложение, от которого не сможет отказаться, и вынужден будет простить долг. С другой стороны, если речь идет о долге негосударственного предприятия, банк берет и прощает долг. Но потом в банк приходит, к примеру, Госконтроль или другая проверяющая структура и говорит: «А чего это вы простили долг? Вы нанесли вред своим акционерам, вы получили убыток вместо прибыли, а значит, не заплатили налоги и нанесли этим ущерб государству. И вообще, а почему вы решили простить долг, а не управлять этим предприятием и заработать на этом денег?» Со всеми вытекающими отсюда последствиями, — говорит аналитик.

— С третьим механизмом — продажей долгов с дисконтом — может быть та же самая история. В странах с развитой рыночной экономикой существует рынок долга и продажа долгов с дисконтом — это обычная практика. Но в наших условиях это не та история. Условно говоря, какой-то долг продается у нас с дисконтом в 50%, приходят те же самые проверяющие и говорят: «А почему вы так дешево продали этот долг, не хотите ли вы утаить налоги? Почему не сделали скидку в 10% или 1%?» А если представить себе ситуацию, что долг убыточного предприятия продан с дисконтом. Новому кредитору удалось, что называется, спасти предприятие, и оно становится эффективным. Опять же, приходят к продавцу, который продал дешево, и говорят: «Посмотрите, какое замечательное и хорошее предприятие, работает, платежеспособное — а вы не разглядели и продали дешево». И опять речь про убытки и ущерб, — предполагает Вадим Иосуб.

— Вот такие опасности я вижу. И если посмотреть на картину чуть шире, мы приходим к очередному стандартному ответу на старую проблему. Невозможно в экономике, которая по своей сути у нас не рыночная, внедрять рыночные механизмы. Есть серьезные структурные и институциональные проблемы — это неэффективное управление государством предприятиями, это неравенство форм собственности, ситуация, когда де-факто над негосударственными предприятиями есть давление органов власти. В этих условиях нормальные рыночные инструменты, повторюсь, либо не будут работать, либо будут работать неправильно, либо от них будет существенный вред в виде больших рисков, вплоть до уголовной ответственности тех, кто рискнет ими воспользоваться, — заключает эксперт.

Помощь юристов и адвокатов в сервисе «Onliner. Услуги»

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Алексей Матюшков, фото носят иллюстративный характер