«Купила туфельки — замочила, шубку — замочила». Состоятельные женщины рассказывают, как спились на хороших винах
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
575
14 апреля 2018 в 7:38
Источник: Дарья Спевак. Фото: Monkey Business Images

В «Пробуждении» проходит групповая терапия. Сегодня здесь собрались игроманы, алкоголики и наркоманы всех мастей. Две из зависимых — Вера и Аня (имена изменены) — считаются «винными алкоголиками». Их судьбы имеют немало общего: благополучное детство, высшее образование, собственный бизнес, возраст немного за 30, употребление хороших вин (доходы позволяют не знать о «плодово-выгодном» и пивке в подъезде).

«Не было никакой тяги. Просто пошла и купила»

— Сюда меня привело пограничное состояние: начались длительные запои, потому что работа позволяет ничего не делать. У меня бизнес в сфере строительства — там все устроено и работает практически бесперебойно. В первую неделю запоя я могу работать из дома, во вторую отключаю телефоны, когда уже не могу никого видеть и слышать. Потом наступает абстинентный синдром (по-народному ломка. — Прим. Onliner.by) — очень тяжелое состояние. После парочки галлюцинаций начинаешь думать, что так продолжаться не может, — рассказывает 35-летняя Вера, которая до этого три раза делала биоэнергетическое кодирование, ходила к психологам, ложилась под капельницы, «где обещали: мол, прокапаем — и все будет хорошо, но хорошо не было». Когда не помогла и внутривенная кодировка, женщина пришла за помощью к психотерапевтам-наркологам.

— Вы действительно испробовали много методов, в том числе работу с психологами. Неужели и это не помогло выявить причину болезни?

— Ни у одного алкоголика нет истинной причины. Невозможно винить в этом кого-то или что-то. Причина может побудить к очередному приему алкоголя. Здесь выпиваешь от счастья: купила туфельки — замочила, шубку — замочила. Здесь что-то случилось — чего бы не выпить? Менталитет такой. Мы с детства видим, что все у нас заливается алкоголем — горе или счастье. Если плохо засыпаешь, выпей 50 граммов. Есть люди, которые действительно могут выпить на ночь, утром спокойно встать, бодренько и весело сделать свои дела и забыть об этом. А больные люди теряют над этим контроль: выпьют стаканчик, уснут, потом проснутся и допьют остальное. Это моя категория.

Фото носит иллюстративный характер. Источник: Hero Images

Раньше Вера работала в банке — ездила по городу, общалась и заключала договоры. В офисе появлялась примерно раз в неделю. Это расслабляло, но держало то, что нужно было каждое утро садиться за руль.

— Тогда выпивать приходилось в пятницу, субботу. Но жесткое похмелье у меня было всегда, сколько себя помню. Это первый признак алкоголизма, — вспоминает она.

До того как появились запои, Вера любила пиво. Могла на ночь выпить два-три литра и с утра поехать на работу — это было раз или два в неделю.

— Потом полюбила вино. Его всегда разбавляла газировкой: мол, оно же слабенькое, вкусненькое. В итоге употребляла тот же процент алкоголя, но в большем количестве. Если так я могла выпить литр вина, то «с водичкой» — два.

— Как сказал бы наркоман, «приход быстрее», — комментирует такой «рецепт» психиатр-нарколог Владимир Иванов. — Так гораздо раньше алкоголь доносится до мозга и приходит опьянение.

Специалист говорит, что вина «с газиками» и шампанское в этом отношении больше способствуют алкоголизму, отмечая, что употребление таких напитков — редкость для Беларуси. На них спиваются только женщины с высоким доходом.

Вера лечится от алкоголизма уже 22-й день. В основном это психиатрическая помощь и психотерапия. Женщине страшно от мысли о том, как ей вернуться домой и жить нормальной жизнью.

— А где вы чувствуете тягу? Внутри? — показываю на область солнечного сплетения.

— Не внутри. Не было никакой физической тяги типа если не выпью, то прямо сейчас и умру. Нечего делать — пошла и купила.

Вера убеждена, что женщин при современном ритме жизни к алкоголизму приводит стресс на работе (и только во вторую очередь — семейные проблемы). Она считает, что помочь может лишь грамотная психотерапия.

— К сожалению, у нас многие боятся и стесняются психотерапевтов. Но ведь все болезни от нервов. Многие женщины (в том числе среди моих знакомых) начинают «по рюмочке», чтобы снять стресс, а потом уходят в запои на несколько недель, как я.

Сейчас Вера мечтает о здоровых детях. Двоих. «Именно здоровых», — говорит она.

«Получилось, что шампанское стало лекарством»

33-летняя Аня называет свой случай «немного странным для этого места». На лечение ее направил муж-мусульманин, который живет в другой стране и озаботился здоровьем жены после ряда трагедий. Она говорит, что «стали приходить некоторые подруги, туда-сюда, где-то что-то приносили, и он всерьез обеспокоился, что я действительно могу встать на этот путь».

— В последние пять лет ушел из жизни мой 23-летний брат, следом — мама, и почти год назад я потеряла отца — стрессов хватило. Все это время я выходила из них самостоятельно, полностью погружалась в работу, исключила общение с друзьями. Жила в режиме «дом — работа». Смерть отца стала последней каплей. Я сутками не могла спать, стала очень нервной и раздражительной, замкнутой, — начинает рассказывать Аня.

После смерти брата Аня работала с отцом (он был довольно известным в стране бизнесменом). Дочка была его правой рукой — занималась маркетингом, рекламой и продажами.

— Отец неоднократно говорил, что в случае чего бизнес достанется мне. Он был женат на другой женщине, которая тоже работала с нами. В последние дни его жизни я просидела в палате, чередуясь с мачехой. После похорон получила приказ о своем увольнении «за недоверие и прогулы». Мачеха таким образом решила от меня избавиться, — рассказывает женщина.

Фото носит иллюстративный характер

Уже год идут суды. По словам Ани, есть что делить.

— Мачеха не хочет ничего отдавать. Она пустила слухи, что я втихаря выпиваю. Это дошло и до мужа. Он заволновался, хотя до прихода сюда у меня было абсолютно нормальное отношение к алкоголю: могла умеренно выпить на праздниках, мероприятиях, в гостях. Это были только легкие благородные напитки: я всегда могла позволить себе дорогое вино и шампанское, ничего крепче не покупала. И муж, когда приезжал, брал для меня в Duty Free алкоголь достойного качества.

Аня говорит, что в институте всегда считалась белой вороной: была старостой группы и никогда не пила. Она рассказывает, что впервые попробовала алкоголь в 27 лет. Это всегда было легким поддержанием компании.

Она называет свою семью абсолютно положительной. Мама 35 лет проработала на заводе, папа — в бизнесе. Сама девушка окончила школу с серебряной медалью и университет с красным дипломом. Второе высшее получила уже для галочки. В окружении не было запойных, все умеренно.

— Я никогда не напивалась. Если ходила в гости, всегда носила что-то с собой, других напитков не пила. Только однажды был инцидент. У меня пропадал сон. Таблетки, травы не помогали. Кто-то из знакомых сказал, что алкоголь успокаивает нервную систему. Я пошла и купила себе бутылочку хорошего шампанского. Вечером без закуски выпила. Расслабилась и уснула. Понимаю, что это не есть хорошо. Но когда ты одна в четырех стенах, постоянно гоняешь эти [мрачные] мысли и постепенно будто сходишь с ума… Получилось, что шампанское стало лекарством. Только сейчас я понимаю, что моему организму это вообще не нужно.

— На групповой терапии, когда психолог спрашивала у человека «Ты кто?», каждый в первую очередь отвечал: «Я алкоголик». Вы так говорите самой себе или в группе?

— Нет. Физически я не ощущаю себя алкоголиком. Теоретически — да. Наслушалась всей этой теории — получается, что да, — обтекаемо отвечает Аня.

Несмотря на то что женщина не признает себя алкоголиком, она периодически повторяет: «Я сделала для себя колоссальные выводы», «Очень многое поняла: даже не в благородных напитках дело, это действительно очень страшная болезнь», «Послушала людей и поняла, что сюда возвращаются, все начинается с маленького» и «Если человек сам не захочет, ничего не будет».

По возвращении домой она не собирается пить вообще. Муж поддерживает ее в этом и сам обещает отказаться от алкоголя на три года, «чтобы не было никаких провокаций».

Владимир Иванов считает, что нормальный человек добровольно сюда не пойдет.

— Психические расстройства характеризуются снижением критики и к поведению, и к собственным переживаниям. То есть человеку кажется, что он ведет себя нормально, а окружающие видят обратное. Люди пытаются скрыть свое патологическое желание употребить алкоголь, потому что они уже другие, но не хотят, чтобы окружающие видели в них других. Это аналогия, конечно, но можно сравнить их с зомби, которые в ужастиках притворяются другими людьми, чтобы решать свои вопросы. Здесь то же самое: алкоголики имитируют жизнь нормальных людей, хотя сами нормальными уже не являются. Когда Аня говорит, что не страдает алкоголизмом, она просто не признает болезнь. Ей страшно, потому что это [признание] влечет за собой следующий шаг — лечение. Когда человек не считает себя больным, он позволяет себе планировать выпивку. Мол, а почему бы мне не выпить, если я не болен? Поведение Ани — типичное поведение больного, который только входит в терапию, — резюмирует специалист.

Фото носит иллюстративный характер. Источник: Sergei Supinsky, AFP

Загуглив «польза вина для здоровья», можно узнать, что напиток улучшает работу мозга, помогает сердечно-сосудистой системе и даже замедляет потерю слуха. С 1970-х годов в крупных международных исследованиях начали сообщать о связи между легким и умеренным потреблением этого алкоголя и более низкими показателями ишемической болезни сердца. Дебаты вокруг вина и его умеренности ведутся и сегодня. Тем не менее медицинская наука не ставит особняком такое явление, как винный алкоголизм (хотя есть, например, пивной).

— Понятие пивного алкоголизма употребляется в научной литературе, потому что есть регионы, где абсолютное большинство населения предпочитает употреблять пиво — например, в Баварии, Чехии и так далее. В Беларусь этот термин пришел только в 1990-х годах со вмешательством пивного лобби. Что касается винного алкоголизма (то есть когда употребляются легкие виноградные вина), то для нашей страны это нетипично, потому что они довольно дорогие. Сухое вино стоит 10—20 рублей за бутылку. Оно содержит не много алкоголя. Спиться на таком вине трудно. Чтобы получить от него зависимость, нужно достаточно упражняться в этом. На водке спиться легко: там большой процент спирта. Винный алкоголизм гораздо более распространен в Испании, Италии и других южных странах, — говорит Владимир Иванов.

Вообще, специалист уверен, что главная причина алкоголизма (винного, пивного или любого другого) — это генетическая предрасположенность к заболеванию:

— Во всех странах (кроме мусульманских) алкоголь доступен, употребляют его многие, но заболевает алкоголизмом все равно абсолютное меньшинство населения.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Дарья Спевак. Фото: Monkey Business Images