От Face до Die Antwoord. Как и почему в Беларуси отменяются концерты и стоит ли ожидать перемен

460
30 марта 2018 в 8:00
Автор: Александр Чернухо

От Face до Die Antwoord. Как и почему в Беларуси отменяются концерты и стоит ли ожидать перемен

Недавно стало известно, что в Минск засобиралась южноафриканская группа Die Antwoord. К этой новости в нагрузку шла еще одна: сославшись на низкий художественный уровень исполнения, столичные идеологи не одобрили выступление дуэта и отказались выдавать гастрольное удостоверение на проведение этого мероприятия. Новость вызвала справедливую дискуссию, у потенциального потребителя возник закономерный вопрос: почему за меня должны решать, что слушать и на какой концерт идти? Onliner.by тоже задался этим вопросом и глубоко нырнул в нюансы выдачи гастрольных удостоверений. Рассказываем, что вынуждает идеологов применять цензуру, как определяется художественный уровень исполнителя и стоит ли ожидать «оттепели».

Начнем с того, что Die Antwoord уже не однажды хотели привезти в Минск, но по разным причинам не рисковали: в первую очередь организаторы опасались финансовых рисков из-за высокой стоимости выступления группы. В итоге на приглашение артистов решился Павел Богданович — в разное время его агентство «Концерт Холл Групп» выступало организатором минских концертов Motörhead, 30 Seconds to Mars, Stone Sour и других коллективов разной степени известности. Отметим, что речь идет о концертах уровня Дворца спорта и «Чижовка-Арены». То есть опыт организации крупных мероприятий у Павла был немалый.

Концерт Die Antwoord планировался в конце лета во Дворце спорта. Принципиальная договоренность с группой была достигнута, и Павел в соответствии с белорусским законодательством озаботился получением гастрольного удостоверения на проведение культурно-массового мероприятия.

Он получил отказ трижды. В каждом письме из главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Мингорисполкома значилась одна и та же формулировка, которая отсылает к Кодексу о культуре. Если вкратце, концерт не одобрили из-за низкого художественного уровня группы Die Antwoord.

Справка

Die Antwoord — группа из Кейптауна (Южно-Африканская Республика), образованная в 2008 году. На счету коллектива пять студийных альбомов, сотни миллионов просмотров клипов на YouTube, выступления на крупнейших фестивалях мира и множество последователей среди музыкантов. В клипе Ugly Boy снимались Кара Делевинь, Джек Блэк, Дита фон Тиз, Мэрилин Мэнсон, Фли из Red Hot Chili Peppers и другие известные люди. Однажды к группе обратилась Lady Gaga с предложением выступать на разогреве в ее южноафриканском турне. Они отказали. Также участники группы сыграли в фильме «Робот по имени Чаппи», который выходил в широкий прокат в Минске. В августе (в этом месяце должен был состояться минский концерт) группа выступит в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве, Берлине, Будапеште и Винчестере. Все эти концерты официально разрешены.


Как только стало известно о невыдаче гастрольного удостоверения на проведение концерта Die Antwoord в Минске, Onliner.by отправил официальный запрос в главное управление идеологической работы, культуры и по делам молодежи Мингорисполкома с просьбой предоставить комментарии каждого из участников комиссии, определившей художественный уровень группы. Мы выслали его 2 марта, а 19 марта получили содержательный ответ за подписью начальника управления Павла Скалабана. Цитируем:

«В действующих нормативных правовых актах указаний и рекомендаций, связанных с предоставлением копии (копий) или выписки (выписок) из заключения художественного совета для ознакомления организатора культурно-зрелищного мероприятия и иных лиц, не имеется.

В соответствии со статьей 20 закона Республики Беларусь „Об обращениях граждан и юридических лиц“ настоящий ответ вы вправе обжаловать в суде в установленном законодательством порядке».

Подчеркнем, на составление этого ответа ушло более десяти рабочих дней. От официальных комментариев и интервью сотрудники главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи отказываются. Воздерживаются от комментариев и члены художественной комиссии. Поэтому мы пошли длинным путем и выяснили множество подробностей про организацию концертов в Беларуси.

Уведомительный принцип и деградация общества

Гастрольные удостоверения в Беларуси имеют долгую историю и являются интересным предметом для изучения, потому что аналогов им в мире практически нет. «Гастрольки» получали у идеологов до 2011 года, когда они внезапно упразднились. После этого года в Беларуси при организации культурно-массовых мероприятий действовал уведомительный принцип. То есть организатору не нужно было брать разрешение на концерт — необходимо было просто уведомить о его проведении.

Именно на период отмены гастрольных удостоверений приходится знаменитый единственный минский концерт Кати Самбуки, после которого идеологи заговорили о деградации общества.

— На мой взгляд, такие концерты в любой стране ведут к деградации общества. Я понимаю: интим двух людей — это нормальное, так сказать, развитие жизни. Но когда устраиваются такие потаскушные номера, когда дама имитирует все что угодно, что не должна была даже близко, то это вызывает не только чувство протеста, а просто чувство отвращения и низости нравов отдельных наших деятелей культуры, если можно их так назвать, — говорил в одном из интервью председатель Совета по нравственности Николай Чергинец.

Прошло еще два года, и «гастрольки» вернулись. С тех пор организатору необходимо подавать в местный отдел идеологии гастрольный лист и получать или не получать гастрольное удостоверение. Без него культурно-массовое мероприятие состояться не может.

Справка

Указ №257 «Об отдельных вопросах организации и проведения культурно-зрелищных мероприятий» глава государства Александр Лукашенко подписал 5 июня. Указом предусматривается, что организатор обязан получить удостоверение на право организации и проведения культурно-зрелищного мероприятия на территории Республики Беларусь (гастрольное удостоверение) в управлении идеологической работы, культуры и по делам молодежи облисполкома (Минского горисполкома). На мероприятие с участием белорусских исполнителей гастрольное удостоверение будет выдаваться бесплатно. На мероприятие с участием белорусских и зарубежных либо исключительно зарубежных исполнителей гастрольное удостоверение выдается с уплатой государственной пошлины в специальный фонд президента Республики Беларусь по поддержке талантливой молодежи. Указом предусмотрены случаи освобождения организаторов культурно-зрелищных мероприятий от получения гастрольного удостоверения либо от уплаты государственной пошлины за него. Данным нормативным правовым актом также предоставлено право проведения культурно-зрелищных мероприятий в Республике Беларусь иностранным гражданам, лицам без гражданства, иностранным и международным организациям. Кроме того, указом урегулированы вопросы рекламы культурно-зрелищных мероприятий, реализации входных билетов и печатной продукции, содержащей информацию о мероприятии, определены обязанности и права организаторов мероприятий и зрителей.


Сразу после введения гастрольных удостоверений организаторы концертов неоднозначно высказывались по поводу указа. Одни говорили, что это поможет избавить рынок от неопытных и недобросовестных организаторов. Другие апеллировали к свободе высказывания, которая фактически страдала из-за идеологов, решавших судьбу концерта.

Отмены концертов были регулярными и касались в первую очередь белорусских музыкантов. Например, в 2015 году в Минске в Доме Москвы планировался концерт Змитера Войтюшкевича на стихи Владимира Маяковского, но идеологи не выдали «гастрольку» на его проведение на основании угрозы национальной безопасности. У любого человека, который знаком с творчеством Войтюшкевича, в связи с этим могут возникнуть закономерные вопросы. Однако чиновники и тогда никак не прокомментировали свое решение.

Руководитель белорусского музыкального портала TuzinFm.by Сергей Будкин неоднократно пробовал организовать концерты Змитера Войтюшкевича и Лявона Вольского в Минске и даже получал гастрольные удостоверения на их проведение (в этих случаях идеологи не апеллировали к угрозе национальной безопасности), однако выступления все равно по разным причинам отменялись.

— Мне давалі «гастролькі» на Вайцюшкевіча і Вольскага, але пры гэтым быў ціск на клуб, і мяне вымушалі адмаўляцца ад правядзення мерапрыемстваў, — говорит Сергей. — Напярэдадні канцэрта ў клуб дасылалася санстанцыя. Натуральна, дырэкцыя вымушана зачыняць дзверы. Ці ўзнікалі праблемы з электраэнергіяй. Памятаю, што пра запас дамовіўся з іншым клубам на канцэрт Вайцюшкевіча, там былі ў курсе магчымых праблем і гарантавалі, што канцэрт мы правядзем. Але і там канцэрт не адбыўся. У выніку я прадаў 400 квіткоў на Вайцюшкевіча і быццам бы сам вырашыў зрабіць сабе харакіры і адмовіўся ад правядзення мерапрыемства.

Любопытно, что при отказе в выдаче гастрольного удостоверения чаще всего ссылались на Положение об организации и проведении культурно-зрелищных мероприятий. Пункт 5 раздела 2 гласил:

«Запрещаются организация и проведение мероприятий: имеющих целью осуществление пропаганды войны или экстремистской деятельности; представляющих угрозу национальной безопасности, общественному порядку, нравственности и здоровью населения, правам и свободам граждан; с нарушением требований настоящего Положения и других актов законодательства, в том числе в сфере авторского права и смежных прав».

Невыдача гастрольных удостоверений касалась прежде всего ряда белорусских музыкантов. Бывали и исключения: например, в 2014 году в Минск в рамках тура Russian Satanist в поддержку нового альбома должна была приехать польская группа Behemoth. Впрочем, тогда организаторы получили «гастрольку», но в дело вмешалась Генпрокуратура.

Кодекс о культуре и низкий художественный уровень

Новое развитие история с гастрольными удостоверениями получила в феврале прошлого года, когда вступил в силу Кодекс о культуре — массивный документ, призванный регулировать все процессы в сфере культуры.

Справка

Кодекс о культуре не имеет аналогов на постсоветском пространстве и объединил около 60 нормативных правовых актов различной юридической силы, из них 7 законов, 4 указа президента Беларуси, около 20 постановлений правительства и около 30 нормативных правовых актов Министерства культуры. Кодексом предусматривается создание на базе сложившихся правовых институтов единого механизма регулирования отношений в сфере культуры и одновременное устранение имеющихся недостатков правового регулирования в этой сфере, обеспечивается сокращение правовых актов по вопросам культуры и их упорядочение.


Недостаток правового регулирования в сфере организации культурно-зрелищных мероприятий был устранен самым элегантным образом. С принятием кодекса идеологи фактически получили право осуществлять цензуру при помощи художественной комиссии, которая в спорных случаях определяет уровень исполнителя и решает, достоин ли он выступить в Беларуси.

Примечательно, что Кодекс о культуре разрабатывался в Министерстве культуры, однако выдача гастрольных удостоверений находится полностью в ведении идеологов.

— Министерство культуры не имеет отношения к гастрольным удостоверениям. Министерство никак не регулирует выдачу гастрольных удостоверений, — сообщает Onliner.by пресс-секретарь Минкульта Илона Немова.

Получается, что есть документ, разработанный в министерстве, которым при принятии решения руководствуются идеологи, однако само оно снимает с себя всякую ответственность за принятие этого решения. Тем более что ни одного представителя Минкульта в художественной комиссии нет. Но об этом позже.

Вообще, до недавнего времени механизм определения художественного уровня исполнителя нигде не озвучивался, а пролить свет на него помог суд. Сергей Будкин подал иск в адрес столичных идеологов после того, как ему было отказано в проведении в Минске концерта гродненского барда Алеся Денисова с программой «Кароткая гісторыя Беларусі» на стихи белорусского поэта Алеся Чобата. Это был один из известных случаев, когда чиновники сослались на конкретный пункт нового правового акта и признали художественный уровень музыканта низким.

— З прыняццем кодэкса ўсё стала на свае месцы для ідэолагаў, бо яны атрымалі права збіраць мастацкі савет, разглядаць тэксты, таму што раней гэта не было прапісана, — рассказывает Сергей. — І тут яны ўжо спасылаюцца на канкрэтны артыкул, дзе прапісана фармулёўка «нізкі мастацкі ўзровень». Раней гэта была поўная таямніца: ніхто не тлумачыў, па якіх прычынах адмаўляецца ў выдачы «гастролькі», як адбываецца паседжанне, як выглядае пратакол гэтага паседжання, які склад камісіі, якая прымае гэтае рашэнне. Адмовы былі пісьмовыя, былі вусныя. Сам кіраўнік аддзела адмаўляўся ад усіх прапановаў сустрэцца і абмеркаваць. Таму мне давялося падаць у суд, каб на прыкладзе канкрэтнай забароны канцэрта Алеся Дзянісава зразумець механіку, таму што ў судзе ідэолагі вымушаны будуць паказваць дакументы. Толькі такім чынам у матэрыялах справы я пабачыў пратакол паседжання, да якога ў мяне шмат пытанняў, там нідзе не напісана, што камісія слухала музыку. На судзе намеснік галоўнага ідэолага сказаў, што музыку яны слухалі, а папярэдне ў каментарах журналістам сябры камісіі сказалі, што музыку не слухалі, а чыталі тэксты.

Будкин суд проиграл, несмотря на очевидные вопросы, которые так и остались без ответов. Зато общественность узнала имена членов художественной комиссии, которая принимает решение о присвоении творчеству артиста формулировки «низкий художественный уровень».

В состав комиссии входят начальник главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Павел Скалабан, его заместитель Александр Шестаков, художественный руководитель шоу-балета «Феерия» Алексей Киселев, художественный руководитель «Минскконцерта» Елена Родионова, генеральный директор Белорусского молодежного театра Виктор Старовойтов, директор Молодежного театра эстрады Сергей Медведев и заместитель начальника отдела воспитательной и идеологической работы Комитета по образованию Мингорисполкома Надежда Великая.

— Па складзе камісіі ў мяне аграменістыя пытанні, — говорит Будкин. — Найперш таму, што ўсе яе прадстаўнікі — дзяржслужачыя, што ўжо сумнеўна: канцэрты адбываюцца розныя, і гэта не абавязкова балет ці шансон. Не ім выбіраць, а выбіраць гледачам, таму што гэта камерцыйнае мерапрыемства, а ў кожнага мерапрыемства свая канцэпцыя, да якой сябры гэтай камісіі ніякага дачынення не маюць з прычыны свайго светапогляду. Таму абсалютна дзіўна, навошта кіраўніку шоў-балета наогул слухаць песні гарадзенскага барда на вершы паэта на гістарычную тэматыку, калі ён не з гэтага свету. У пратаколе не тлумачыцца, на якой падставе ідэолагі ў прынцыпе адмаўляюць Алесю Дзянісаву ў канцэрце і фактычна пярэчаць Канстытуцыі, якая гарантуе свабоду выказвання, калі гэта не пярэчыць канкрэтным рэчам. Гэта, відавочна, не пярэчыць: гэта пра гісторыю, пра літаратуру. Тэксты абсалютна чыстыя, яны выдаваліся афіцыйна і ёсць у продажы.

Алесь Дзянісаў без праблем прэзентаваў сваю праграму ў іншых гарадах, што яшчэ раз сведчыць пра тое, што мы маем справу са звядзеннем рахункаў канкрэтнымі людзьмі на канкрэтную тэму з канкрэтнымі выканаўцамі. Дзянісаў выступіў, але пытанні засталіся. Тыя людзі, якія былі ў судзе, амаль што павіншавалі мяне з перамогай, таму што там усё было відавочна. Я прынёс гастрольнае пасведчанне на Дзянісава, якое выдаваў гэты аддзел на два гады раней. Суддзю вельмі цікавіла, чаму за два гады мастацкі ўзровень Дзянісава панізіўся і як яны гэта вырашылі, седзячы за сталом. Чыноўнік быў загнаны ў кут. Я ведаю, што такіх сітуацый з адмовамі безліч, асабліва пасля Face.

Другие организаторы концертов преимущественно отказываются от комментариев.

— У нас нет комментария по поводу гастрольных удостоверений, — говорит Onliner.by директор концертного агентства «Атом Интертейнмент» Андрей Алексеев. — Мы не возим в страну непонятных артистов.

Представители концертного агентства Allstars, которым удалось организовать в Беларуси гастрольные туры группы Brutto, вовсе не дают комментариев по этому поводу. Но во время одного из интервью исполнительный директор концертного агентства Allstars Александр Бусько сказал: «Всем понятно, что нельзя просто так прийти и сделать концерт Brutto. С момента возникновения этой бизнес-идеи — а для нас это именно бизнес-проект — до его реализации прошло чуть больше года. Безусловно, за это время было очень много встреч и переговоров. Мы рады, что удалось задать правильные вопросы правильным людям, что получилось донести и обосновать как нашу позицию, так и позицию группы. И здорово, что ситуация разморозилась и сдвинулась с мертвой точки. Никому не нужно противостояние».

По информации Onliner.by, трудности возникали и при организации других мероприятий. Так, например, с трудом было получено гастрольное удостоверение на проведение в Минске концерта Jah Khalib, а «гастролька» на проведение минского концерта «Пошлой Молли» состоялась с третьего раза. Впрочем, организаторы не вдаются в подробности диалога с идеологами, опасаясь трудностей с организацией других мероприятий.

Также известно, что устроители потенциально «проблемных» концертов пишут расписку, в соответствии с которой берут на себя полную ответственность за происходящее. Бывали случаи, когда на концерты приходили идеологи и проверяли выступление на соответствие заявленному.

— Аднойчы мы ладзілі фестываль у Камарова, — рассказывает Сергей Будкин. — Я вельмі спяшаўся і не паспеў узяць у Памідорава тэксты песен. У выніку падаў нейкія «левыя» — проста знайшоў у інтэрнэце і раздрукаваў. На канцэрт прыйшлі дзве цёці з выканкама — адна з маленькай камерай, а другая з раздрукаванымі тэкстамі. Пасля канцэрта жанчыны памахалі пальцам, паклікалі дырэктара. Даходзіць да такога ў век сучасных тэхналогій. Зараз ідэолагі просяць арганізатара гарантаваць, што на канцэрце будуць менавіта гэтыя тэксты, і рэальна могуць гэта праверыць.

Face и прокуратура. Почему «закручивают гайки»?

Вернемся к группе Die Antwoord и рассмотрим пункт, который содержится в официальном ответе организаторам:

«Дополнительно информируем, что при проведении культурно-зрелищных мероприятий использование ненормативной лексики фактически является пропагандой совершения действий, запрещенных законодательством, возможности открытого пренебрежения нормами права.

В соответствии со статьей 17.1 Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь нецензурная брань в общественном месте, сопряженная с оскорбительными умышленными действиями, выражающими явное неуважение к обществу, образует состав административно наказуемого хулиганства».

Фактически идеологи сообщают организаторам, что использование нецензурной лексики артистами на концертах не допускается. Возникают вполне закономерные вопросы: почему такая формулировка не встречалась раньше, как закрывали глаза на нецензурную брань со сцены до этого и что вдруг побудило их «зажать гайки»?

Для того чтобы понять это, обратимся к событиям 26 октября прошлого года: в этот день, спустя девять месяцев после вступления в силу Кодекса о культуре был отменен концерт российского рэпера Face, известного своим провокационным и эпатажным имиджем. Правда, отменяли его не идеологи, а Генпрокуратура.

В документе, направленном из прокуратуры организаторам концерта, можно было найти вот такие формулировки: «Тексты песен изобилуют ненормативной лексикой, в них прослеживается открытое пренебрежение моральными и культурными ценностями, принятыми в современном цивилизованном обществе, пропагандируются разнузданность в сексуальных отношениях, пренебрежение к женщинам, институту семьи, школы. < ...> Применяемые в текстах формы и методы доведения информации до слушателей способны побуждать к совершению действий, запрещенных законодательством, что может причинить вред здоровью и благополучию граждан, прежде всего физическому и нравственному здоровью молодого поколения».

Официальное предупреждение было направлено и в адрес главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Мингорисполкома. Как становится понятно, эта отмена вполне могла стать для идеологов своеобразным сигналом: пора «закручивать гайки».

К внимательному изучению концертной деятельности Генпрокуратура подключается не впервые. Так, например, было в 2014 году с запретом минского концерта группы Behemoth. По информации Onliner.by, были вопросы у работников прокуратуры и к соавтору «Розового вина» Элджею. Об этом и других случаях мы разговариваем с начальником отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан управления по надзору за исполнением законодательства и законностью правовых актов Генпрокуратуры Мариной Поповой и ее заместителем Павлом Елисеевым.

Позиция прокуратуры в вопросе организации концертов достаточно четкая: получаем сигнал, изучаем, реагируем. Так случилось с концертом Face: за день до его проведения в Генпрокуратуру «поступил сигнал от гражданина из Бобруйска», который попросил ее сотрудников обратить внимание на творчество российского рэпера. Там творчество изучили и пришли к выводу, что выступление автора «песни про бургер» в Минске недопустимо.

Выдача гастрольного удостоверения на концерт Face была признана неправомерной, а в адрес начальника главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи было направлено официальное предупреждение. Со слов сотрудников Генпрокуратуры, идеологи согласились с тем, что допустили ошибку и не должны были выдавать гастрольное удостоверение на проведение этого мероприятия.

Как становится понятно, после этого контроль за столичной концертной деятельностью ужесточился. В Генпрокуратуре тщательнее стали проверять приезжих артистов, а в Мингорисполкоме, вероятно, дуть на воду, раз уж обожглись на молоке.

В Генпрокуратуре отмечают, что в данном случае выступают как юристы и изучают творчество артистов с точки зрения соответствия идеологическим посылам государства, а также недопустимости распространения экстремистских, агрессивных и нецензурных высказываний. Возникает закономерный вопрос относительно возрастного ограничения на концертах. Если речь идет о детях, то идеальным выходом из ситуации стало бы ограничение «18+».

В частности, приводится пример проведения концерта группы «Ленинград» в клубе Dozari, перед которым Сергею Шнурову было наказано не материться во время выступления. Тот обещание не сдержал, концерт на некоторое время остановили и объяснили Шнурову, что так делать нельзя, после чего выступление продолжилось уже в «цензурном» формате.

— Безусловно, так происходит не на каждом концерте группы «Ленинград», — рассказывает начальник отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан управления по надзору за исполнением законодательства и законностью правовых актов Генпрокуратуры Марина Попова. — Мы не ходим на каждый концерт и не отслеживаем все творчество. Мы начинаем изучать репертуар того или иного исполнителя при наличии сигнала. А он может быть разным.

Еще один концерт, который попал в поле зрения Генпрокуратуры, — это выступление соавтора «Розового вина» Элджея, проверка по которому еще не завершена.

Что касается выступления Die Antwoord, в Генпрокуратуре уточняют: проверки по вопросам организации их концертов они не проводили.

На вопрос журналиста Onliner.by, могли ли идеологи начать перестраховываться после официального предупреждения по концерту Face, в прокуратуре однозначно не отвечают. Но при этом отмечают, что определенные перегибы на местах не исключены.

— Определенный фильтр должен быть, он дисциплинирует. Хотя мы против тотального контроля, но в некоторых ситуациях без него никак, — резюмирует заместитель начальника отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан управления по надзору за исполнением законодательства и законностью правовых актов Генпрокуратуры Павел Елисеев.

— Вопрос не только в нецензурной лексике, — говорит Марина Попова. — Мы говорим о недопустимости пропаганды противоправного поведения. Мы являемся субъектом профилактики правонарушений наряду с другими государственными правоохранительными органами, поэтому, если человек призывает со сцены совершать преступление, мы на это реагируем. Мы понимаем, что сегодня есть интернет и что того же Face молодежь будет слушать, сидя в наушниках у себя дома. Но задача государства — обозначить, что мы это не поощряем и не поддерживаем. Во время проверки мы вели речь с Мингорисполкомом о том, что все-таки обязательно необходимо интересоваться репертуаром, который будет предлагаться зрителям, изучать гастрольный лист, перечень песен, которые будут исполняться.

Недобросовестные организаторы и способы давлениях на них

После этой беседы возникает еще один закономерный вопрос: для чего необходимы гастрольные удостоверения, если они не выполняют возложенных на них функций? В далеком 2013 году их миссия выглядела вполне благородной. Процитируем пресс-службу президента: «Документ направлен на совершенствование практики организации и проведения таких мероприятий, стимулирования творческой деятельности отечественных исполнителей, поддержки молодых талантов, защиты интересов зрителей от обмана со стороны недобросовестных организаторов мероприятий».

Остановимся на самой конкретной формулировке из списка: защита интересов зрителей от обмана со стороны недобросовестных организаторов мероприятий. И вспомним несколько случаев из жизни.

Май 2015 года. Около года назад минчанин купил пять билетов на концерт «Дискотека восьмидесятых. Звездная мистерия». В мероприятии должны были участвовать популярные исполнители прошлых лет — от «Ласкового мая» до хедлайнера Криса Нормана. Собирались идти всей семьей: он, супруга и родители. Однако концерт, запланированный на 6 декабря 2014 года, не состоялся, а деньги за билеты так никто и не вернул. Подробнее с историей можно ознакомиться здесь.

Июль 2015 года. Минчанка купила маме билеты на концерт Валерии. Выступление российской поп-исполнительницы перенесли из-за болезни певицы, а вернуть деньги девушка не может: организаторы не выходят на связь. Затем устроители все же отвечают. Потом концерт снова отменяется. Все подробности — здесь, здесь и здесь.

Январь 2016 года. Концерт Надежды Кадышевой и ансамбля «Золотое кольцо» должен был состояться 28 октября 2015 года в минском Дворце спорта. Билеты на мероприятие стоили 380 тыс. неденоминированных рублей. Позже появилась информация о переносе выступления, а на сайтах билетных операторов было опубликовано сообщение, которое гласило: «Новая дата и место проведения концерта уточняются». А для зрителей, желающих сдать билеты, установлены сроки возврата — с 17 по 27 февраля. Пользователи жаловались, что не могли уточнить информацию по возврату билетов, так как по номерам телефонов, указанным в сообщении о переносе мероприятия, никто не отвечал. Позже выяснилось, что минские организаторы не выполнили условия договора. Подробности можно прочитать здесь.

Есть и более свежие примеры. Например, читатели Onliner.by жаловались на шоу цирка на льду «Северное сияние», которое проходило в феврале в Ледовом дворце.

— Шоу совершенно не соответствует описанию и фотографиям в анонсе. Не то чтобы не соответствует (как это обычно бывает), а не соответствует от слова «вообще»! На лед выехали абсолютные дилетанты и непрофессионалы — не артисты, а шарлатаны. Люди не аплодировали, а только недоуменно хлопали глазами и переглядывались. Мне было стыдно перед ребенком за то, что я привела его туда, — рассказывала читательница Onliner.by Диана. В качестве доказательства она прислала видеозаписи выступления цирка и ссылку на ресурс, где рекламируется такая же программа, но цирк называется совсем иначе!

Каким же образом гастрольное удостоверение может защитить интересы зрителей от обмана со стороны недобросовестных организаторов мероприятий? Обращаемся за консультацией к юристу.

— В случае если культурно-зрелищное мероприятие было отменено организатором, перенесено время его проведения, изменен состав участников, то денежные средства за купленные билеты зрителям должны быть возвращены.

Кодекс Республики Беларусь о культуре обязывает организатора указывать условия и сроки возврата на самих входных билетах. Кроме того, такая информация при отмене мероприятия должна размещаться в местах продаж билетов и по месту нахождения организатора. Возврат стоимости билетов производится на основании обращения покупателя. Если в течение 7 дней после поступления требования о возврате деньги возвращены не были, то зритель вправе обратиться в суд. При этом, кроме стоимости билета, можно потребовать и денежную компенсацию морального вреда, а также неустойку, которые предусмотрены законом «О защите прав потребителей».

Получение организатором удостоверения на право организации и проведения культурно-зрелищного мероприятия само по себе не защищает граждан от возможности срыва мероприятия или недобросовестных действий организатора. Однако впоследствии недобросовестным организаторам, которые систематически отменяют мероприятия без уважительных причин либо не возвращают зрителям денежные средства за входные билеты, может быть отказано в выдаче новых удостоверений.

Поэтому, если проблемы с возвратом денег за билеты все же возникли, есть смысл обратиться с жалобой в соответствующий исполнительный комитет, который выдал удостоверение организатору (сведения об органе, выдавшем удостоверение, обязательно указываются в рекламе мероприятия).

Допускаю, что под видом организации концерта могут осуществляться мошеннические действия. Если есть основания полагать, что у организатора не было никаких намерений проводить мероприятие, а деньги за билеты с граждан собирались и не возвращались по требованию, то необходимо подать в правоохранительные органы заявление с просьбой провести поверку и привлечь виновных лиц к ответственности, — комментирует ситуацию юрист Елена Лысакова.

Соответственно, само по себе гастрольное удостоверение не защищает потребителя от недобросовестных действий со стороны организатора мероприятия. Да, в дальнейшем он может лишиться возможности организовывать культурно-зрелищные мероприятия, но, как показывает практика, можно найти лазейку: достаточно просто изменить юридический адрес и название компании. В таком случае самый четкий и конкретный пункт в списке достоинств «гастрольки» можно вычеркивать за ненадобностью.

Вместо эпилога

Весь этот текст является прямым доказательством утилитарности практики гастрольных удостоверений, которая не применяется в других странах. В случае с «гастрольками» речь идет о моментах, которые позволяют чиновникам максимально цензурировать концертную деятельность в Беларуси. Речь также идет о перегибах на местах, которые случаются после предупреждений со стороны правоохранительных органов. Изменится ли ситуация в обозримом будущем и в какую сторону? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Нужна ли цензура в концертной деятельности? Мы предлагаем вам самостоятельно подумать над этим.

Нужна ли цензура в концертной деятельности?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Концертная акустика в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо
ОБСУЖДЕНИЕ