14 014
27 марта 2018 в 15:13
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Максим Малиновский

Айтишники и медики про электронное здравоохранение в Беларуси: «Нужно 17 лет, чтобы запустить такую систему»

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Максим Малиновский
Успейте оформить рассрочку Minipay на 5 месяцев с 3 по 23 июня

Сегодня в Минске открылась очередная выставка «Здравоохранение Беларуси». Она продлится до 30 марта, ну а сегодняшний день посвятили разговорам о цифровых технологиях в жизни врачей и пациентов. Onliner.by послушал участников и поговорил с министром здравоохранения.

«Вы не хотите выйти на экспорт?» — встречают нас неожиданным вопросом на входе. «Подумаем», — благодушно ответили мы.

Неподалеку на стенде «Медтехноцентра» желающие с энтузиазмом проводят лапароскопическую аппендэктомию — удаляют аппендикс, значит. Не волнуйтесь, на кушетке не человек — максимально натурально воссозданный высокотехнологичный манекен.

В конференц-зале тем временем представитель ВОЗ говорит об электронном здравоохранении. О нем вообще говорят с десяти утра. Сегодня это — главная тема. В пример приводят Эстонию, Финляндию и Данию. А что у нас?

Желание есть, вектор задан. Только как это будет? Если это будет насильно внедряться, то увы… — рассуждает о национальной системе электронного здравоохранения начальник отдела АСУ Брестского областного онкологического диспансера Вадим Левчук.

Нам привели пример Эстонии. Они начали разработку еще в 2000 году, потратили семь лет на разработку и запустили сервер в 2007 году. Тогда он пользовался нулевой популярностью. И только сейчас — сколько лет прошло! — он заработал в полную силу. Если нам предлагают нарастить популярность электронного здравоохранения на примере Эстонии, то нужно учитывать, что эстонцев 1,3 миллиона, а нас в десять раз больше. И нужно 17 лет, чтобы запустить такую систему. А перед нами сейчас стоят требования сделать это за 3—4 года, сразу.

Речь идет о централизованном портале — едином месте, где будут храниться все данные о пациентах: анализы, снимки, история болезни. Допустим, нужно мне попасть на прием в РНПЦ пульмонологии. Если сервис заработает, то флюорографию из поликлиники не придется везти в центр к пульмонологам: врач сам получит документ в один клик.

— Но пока не решен вопрос, как это согласуется с действующим законодательством. Ведь сегодня в Беларуси распространение информации возможно только с разрешения пациента. Но в Европе как-то решили этот вопрос, — говорит Вадим Левчук.

— Сегодня компьютеризацию нельзя назвать стопроцентной. Конечно, финансирование выделяется. Но одно дело — поставить компьютер, а другое — изменить сознание врача, замотивировать его отказаться от ручки и бумаги. Нам рассказывают об опыте других стран, и я хорошо на это смотрю. Но здесь важно не бездумно копировать, а грамотно экстраполировать на нашу систему. Чтобы врача не в обязательном порядке принудили перейти от бумажной к электронной истории болезни, а чтобы это было удобно и интересно ему самому. Сейчас есть такие моменты, когда электронные интерфейсы занимают даже больше времени, чем оформление бумаг вручную. На самом деле врачи и компьютерщики — на одной стороне. Хотелось бы ощущать, что мы помогаем медикам, — улыбается брестчанин.

О своих впечатлениях от конференции мы попросили рассказать еще одного участника — главного специалиста отдела информатизации здравоохранения РНПЦ медицинских технологий Константина Шмелева.

— Я увидел много хороших идей, увидел, как технические термины применяются в уместном контексте. Скорее всего, удастся реализовать бóльшую часть намеченных планов государства по этой инициативе, — считает Константин.

— Не превратится ли это в обязаловку, в которой все удобное и интересное уйдет на второй план?

— Я вижу новых людей. Много молодых и инициативных, которые имеют свежий взгляд. Так что, я надеюсь, не превратится. Конечно, есть шанс, что превратится, потому что государство нацелено на то, чтобы поддерживать стабильность, а не создавать инновации. Да, никто не любит изменения. Но врачи сами заинтересованы в компьютеризации, потому что  жалуются на количество работы. 

Свой вопрос Onliner.by задал и министру здравоохранения Валерию Малашко, когда речь зашла о молодых специалистах.

— Прямо сейчас в Республиканском банке вакансий 2353 врача и 2588 медсестер. Получается, это самые востребованные специальности. Как вы это объясните?

— Врач, учитель, священник в том числе — это востребованная специальность в обществе. Две с половиной тысячи вакансий врачей, о которых вы сказали, покроются с лихвой тремя тысячами выпускников медицинских университетов, которые сегодня завершают и распределяются буквально на днях: в четверг мы едем в Витебск распределять студентов медицинского университета. Это абсолютно текущая потребность.

Врач — это тоже живой человек, который развивается, меняет место работы в зависимости от тех профессиональных интересов и навыков, которые он получил в процессе своей жизни и деятельности. Это в своем большинстве женщина. Она имеет свойство уходить в декретный отпуск. Это очень хорошо. Этому тоже мы не должны каким-то образом противиться, а только стимулировать и радоваться, — улыбнулся министр. — Поэтому специальность действительно востребованная, но сегодня мы находимся в плоскости абсолютно текущей потребности, которая сейчас целевым заказом и обучением в высших и средних медицинских учреждениях компенсируется.

Читайте также:

Градусники в каталоге Onliner.by

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber