26 октября 2017 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий

«Проще всего взять New Balance и скопировать, но мы так не хотим». Как делаются белорусские кроссовки

Кроссовки нам строить и жить помогают. С подобным утверждением согласны плюс-минус все. Можно даже не быть на всю голову сникерхедом. Это далеко не обязательно спорт: это удобно, красиво, стильно, модно, уже не только молодежно и даже можно в офис. Тренд дошел до Беларуси и показался привлекательным нашим обувщикам. Оттого корреспонденты Onliner.by съездили в Витебск и увидели в цехах Belwest рождение пары отечественных «сникерсов».

Четыре строчки, которые объяснят, что будет дальше:

Начинаем не с цехов, а с местной дизайнерско-конструкторской студии. Туда приходит Артем Янушкевич — модельер-конструктор, который ответственен за подошвы и их полиуретановое выражение.

Вообще, традиционный материал для обувных нужд — термоэластопласт (ТЭП). Это довольно тяжелые изделия и совсем не про кроссовки. В итоге подошвы для них льются из полимерного материала на основе полиуретана.

— Полиуретан уменьшает вес деталей низа в четыре раза. Это важно для подошвы кроссовки. Однако раньше в обувной промышленности его использовали не очень часто. У материала плохое сцепление с поверхностью, а скользить — это не очень комфортно. Мы нашли уникальный компонент, который стали добавлять в полиуретановую композицию, за счет чего обеспечили подошве отличное сцепление с любым покрытием.

У полиуретана есть и второй «косяк»: при низкой температуре он стекленеет, скользит и трескается.

— Благодаря нашему инновационному сверхлегкому полимеру, который выдерживает температуру в минус 30, мы заставили полиуретан не изменять свои свойства. Теперь можем использовать его и в зимней обуви.

Полиуретан дает свободу обувщикам: любые цвета, любая фактура.

— Nike, Adidas, New Balance, другие большие производители, в принципе, используют одни и те же материалы. Это полиуретан, полиуретан со вставками из ТЭПа, эвапора — пористой резины.

При этом идет битва технологий. К примеру, Nike заявила упругий и мягкий пеноматериал Lunarlon, на который компания пересадила в том числе легендарные кеды Converse.

В Беларуси такой гонки вооружений нет, но конкуренция наличествует. Оттого нас просят не фотографировать внутренности подошв. Мол, у нас тут свои разработки и это стратегически важно. Окей.

На Belwest отмечают, что хотят сохранить индивидуальность и не заниматься копированием.

— Такого, чтобы мы хотели сделать второй New Balance, нет. Знакомые россияне часто говорят, мол, белорусы — очень умные люди, только боятся придумать что-то новое. Да, проще всего взять New Balance, оторвать подошву и сделать ее точную копию. Но у нас много идей, мы хотим их воплотить. Мы не хотим делать New Balance, мы хотим делать Belwest.

— То есть в плане подошв мы не хуже?

— По физико-механическим параметрам (легкости и сгибаемости) наша подошва ничем не хуже, чем у знаменитых брендов. А по некоторым моментам даже лучше: по тем же температурным пределам и сцеплению.


Экспериментальный цех. Следим за рождением конкретной пары отечественных кроссовок. Где-то в других цехах нас нетерпеливо дожидается подошва. Пока же надо сделать для нее верх.

Все начинается с двух кусков кожи. Один — белый с тиснением «соты», на другом — напыление под золото. Официально это называется нанесением трансферной пленки с имитацией металлизированной поверхности под желтое золото. У Belwest производство полного цикла, так что кожу тут вырабатывают самостоятельно.

Работница получает заказ и устремляется к компьютеру. В общей базе данных уже есть информация о нужной паре. Ее предварительно внес модельер.

Делается пара кроссовок 37-го размера. Он считается средним для женщин. Для мужчин — 42-го.

Детальная информация для раскроя поступила в машину, начинается работа. Девушка раскладывает кожу и намечает, как будет кроить ее. В нашей паре девять деталей плюс десятая для язычка. Умный станок делает раскрой лазером. До его появления в жизни Belwest все резалось при помощи специальных резаков вручную. Станок, ясное дело, справляется быстрее.

Детали верха раскроены, идем дальше. Теперь их нужно обработать, утонив края. Впоследствии детали будет проще сшивать. Плюс избавимся от утолщения швов, что плохо влияет на внешний вид.

Машина называется «Фортуна». Не такая умная, как станок для раскройки, но очень отзывчивая. Снимает именно такую толщину кожи, которую вы попросите.

Жизнь невозможно повернуть назад, так что движемся вперед. На очередном этапе производства идет уплотнение. Наклеиваем промежуточные детали на полученные заготовки. Все ради устойчивости формы.

Теперь все это удовольствие надо сшить. В светлое будущее детали движутся вместе с сопроводительным листом, так что на каждом этапе жизни будущих кроссовок работники знают, какие материалы и в каком количестве надо использовать.

Приятно стучит швейная машинка. Хорошая, надежная, немецкая.

Последующее сращивание с подкладкой идет на вертикальной машинке. Подкладка собирается так же, как и верх детали. Сшивание начинается с язычка. Когда все готово, делается выворотка.

Ручных операций в обувном производстве много. Избавиться от них полностью довольно трудно.

В итоге получаем что-то, уже напоминающее верх кроссовки. Это заготовка отдохнет чуть-чуть на просушке и поедет на встречу с подошвой.


В паузе между цехами вновь возвращаемся к теме подошв. Это 40% внешнего вида, функциональности и комфорта обуви.

— Да, в своей работе мы отталкиваемся от подошвы, — говорит художник-модельер Дмитрий Спирин. — Она подсказывает, какой будет схема дальнейших действий.

В плане стиля на Belwest нет чистого спорта. Это по большей части городской, прогулочный вариант.

— При разработке дизайна думаешь, как не пересечься с ребятами, которые стоят значительно дешевле. К примеру, сейчас очень популярна дышащая сетка. Увлекаться ей нет нужды. Потому что китайская подделка под Nike из такого же материала будет стоить в два-три раза дешевле.

Belwest, отмечают сотрудники, — это предприятие спешное и со своей клиентурой. Терять ее никто не хочет. Дизайнер объясняет, как на этот процесс может влиять в том числе выбранный цвет модели.

— Сделаешь модель поярче — мужчины под и за 50 ее уже не наденут. Вот, к примеру, классика, — дизайнер крутит в руках черную пару, отдаленно напоминающую Adidas Stan Smith. — Ее возрастной охват — 15—50 лет. Как только тут появится что-то более яркое, начнется сужение охвата.

То есть делать своей целевкой сообщество юных сникерхедов Belwest не считает суперпринципиальным. Да, есть желание снизить возрастной порог аудитории. Но изменять себе на предприятии никто не хочет.

Дизайнер отмечает, что черная пара лично ему больше напоминает силуэт кроссовок Diesel. Далее начинается разговор о Zara, которая берет моду с подиума и адаптирует под обычного потребителя.

Обращаемся к паре, сильно похожей на New Balance. Да, она не из Бешенковичей, а из Витебска. Вместо N тут B.

— Силуэт угадывается. Но мы не можем позволить себе тупо брать и имитировать самые успешные модели мирового рынка. За ними пойдут либо на рынок (за дешевой подделкой), либо в магазин (за хорошей подделкой). Если мы сделаем условный Adidas, но без трех полосок, это будет как минимум глупо. Во-первых, никто нас не поймет. Во-вторых, никто этого не купит. У нас свое лицо. Да, иногда есть небольшое заигрывание, но это качественно и стоит дешевле оригинала. Плюс сохраняется индивидуальность.

Мировой тренд на искусственные материалы Belwest не поддерживает.

— Да, в Азии ввиду наличия технологий эти материалы и носятся, и дышат намного лучше, чем натуральная кожа. Но эти вещи дорогие для белорусских покупателей. А дешевые искусственные материалы — это не наша тема. Синтетику мы отметаем сразу.


Меняем цех. Приносим просушенную заготовку в просторное производственное помещение. Функционально оно разделено на три участка: на первом выполняют затяжку, на втором — монтаж (полуфабрикат верха приклеивается к подошве), на третьем — финишную отделку, там же упаковывают.

Первым делом монтируем задник. Машина для формования пяточной части в помощь. Задник из термопласта. На него наносится клей.

Принцип работы агрегата довольно простой. Есть четыре рычага. Крайние разогревают до температуры в 115 градусов. На них надевают заготовку и отправляют в зажим. Держат примерно 20 секунд. После все это зажимается в холодной части машины. Тоже на 20 секунд. Задник впаивается в заготовку.

Пятки готовы, идем делать носки. Им тоже нужно придать форму. Есть два нагревательных элемента, в которых зажимают заготовку. По времени — снова 20 секунд на разогрев и 20 секунд на окончательную формовку.

У будущих кроссовок есть сформированная пятка, четко очерченная форма носа. Теперь надо дополнить все это стелькой. Процесс не занимает много времени.

Теперь верх надо натянуть на колодку.

Полученную конструкцию отправляют на новый участок. Здесь ее готовят к совсем уже скорой встрече с подошвой. Машина дает давление и зажимает заготовку. Работница выкладывает специальной тонкой лентой контур, по которому будет проходить намазка клеем и накладываться подошва.

Есть контур. Нужно обработать поверхность, которая станет непосредственно соприкасаться с подошвой. Кожу зачищают и зашлифовывают, подготавливая к контакту с клеем.

Клей — полиуретановый, на водной основе. Он синий. Прозрачного клея совсем не видно. А мазать нужно без пропусков. Потому обувщики и перестраховываются ярким красителем.

Вот уже почти. Заготовкам дают отдохнуть минут 20—30. Ждем, пока клей подсохнет.

После паузы дается немного температуры. Работник прессует подошву и скрепляет ее с верхом.

Деталь снимается с колодки и отправляется на отделку.

После различных наметок на швейке остаются следы от термокарандашей. Специальная машина их убирает — совершенно космическим образом. Если бы так можно было стирать оценки из дневника, у нас было бы совершенно другое детство.

На кроссовки наносится защитный крем.

Затем вставляются шнурки. Честно, с какой-то совершенно дикой скоростью: работница справляется секунд за 20. Если вы когда-нибудь стирали себе обувь, а потом пытались вернуть шнурки на место, то, увидев умение этой женщины, точно стали бы аплодировать.

Все.

Очистители и мойки воздуха в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Максим Тарналицкий