«Я учился двадцать два года, чтобы играть для вас». История оптимиста, который не думает про деньги

26 459
141
13 июня 2017 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Малиновский

«Я учился двадцать два года, чтобы играть для вас». История оптимиста, который не думает про деньги

Артем за 70 минут может прожить три месяца. Потом ему будут аплодировать стоя, жать руку и говорить тысячу комплиментов. Складывается впечатление, что у 27-летнего парня все в жизни получилось: не зря он с пяти лет днями высиживал за огромной черной коробкой. Сейчас он один из лучших, лучше вообще уже и не придумаешь, но кто-то все равно махнет рукой: ну какой глава семейства согласится тратить себя за 340 рублей в месяц? Артем согласился и не жалеет. Рассказ настоящего оптимиста — в материале Onliner.by.

Вообще, ходят слухи, что в Беларуси в консерваторию только и можно поступить что со справкой оптимиста из поликлиники по месту жительства. По-другому даже самим выпускникам, получившим академическое образование, бывает сложно объяснить себе и окружающим, зачем они это сделали. Начинается все, конечно, с большой детской страсти, от которой глаза горят, а руки сами начинают выстукивать по клавишам в произвольном порядке. Во всяком случае, у Артема Шаплыко примерно 22 года назад случилось именно так.

«Крик, сопли, истерики после уроков — музыкой заниматься хотелось меньше всего»

— В три годика я сказал: «Хочу стать великим музыкантом!» Родители были не против, мама очень хотела, чтобы я научился играть на фортепиано. В итоге меня отдали в музыкальную школу, а первая учительница помогла влюбиться в музыку раз и навсегда.

Сейчас уже сложно сказать, в какой именно момент была пройдена точка невозврата, но звезды сошлись точно. Даже в солигорской школе, где учился Артем, мальчика поддерживали и всячески поощряли. После победы в международном конкурсе его поздравили по школьному радио, а директор вручил букет цветов и огроменную энциклопедию. Можете себе представить?

— Свой первый международный конкурс я выиграл в 2001 году, — вспоминает Артем. — Приехал в Минск 11-летним мальчиком с программой послабее, чем у остальных. Меня туда сначала даже не взяли. Мы просто позвонили в оргкомитет и попросили в случае форс-мажора иметь нас в виду. В итоге за две недели до конкурса позвонили: «Мы вас берем». Пришлось вот за это минимальное время готовиться, искать жилье. Помню, что после первого тура мне очень много аплодировали, а я не понимал, почему это происходит. Мне ведь педагог сказала, чтобы я особо ни на что не рассчитывал. Я в принципе невысокого роста, а тогда был еще ниже. И люди не понимали, как этот малой может еще что-то играть.

То же самое случилось после второго тура. Мы сразу ушли гулять, даже не ждали объявления результатов, а вернулись, когда все уже разошлись. Думаю, пойдем хотя бы узнаем, кто победил, — оказалось, что победил я.

С тех пор конкурсов случилось слишком много — всех и не упомнишь. А в 14 лет юный музыкант переехал в Минск — учиться в лицее при консерватории. В принципе, на этом этапе дети и их родители начинают задумываться о чем-то «поперспективнее», но у Артема в голове были другие мысли.

— Я никогда не думал о перспективах, просто делал свое дело, свой максимум. Я понимал, что, если буду заниматься каждый день по восемь часов, это принесет свои результаты. Хотелось быть лучшим, к чему-то стремиться.

В Солигорске педагог вела уроки сурово: очень сильно кричала, а иногда могла и потеребить конкретно. Крик, сопли, истерики после уроков — она доводила до такого состояния, что музыкой заниматься хотелось меньше всего. Конечно, иногда сложно себя контролировать, когда у ученика в сотый раз ничего не получается. Но ты же преподаватель! Попадало всем: и ученикам, и родителям. Я думал, день не занимался, а потом снова шел к инструменту: мечта переборола все на свете. Правда, и научила она многому, несмотря на жесткие методы.

В Минске были 11 лет напряженной учебы и бессонные ночи за инструментом — пять лет в лицейском общежитии и еще шесть уже в консерваторском.

— Я благодарен своим родителям, потому что финансово они меня очень сильно поддерживали. Мой отец — шахтер и по белорусским меркам зарабатывает хорошие деньги. Мама — медработник, но тоже очень сильно старалась. И многие вопросы родители закрывали полностью: мне реально не приходилось думать о том, ехать ли на конкурс в Италию и тратить ли огромные деньги. Родители просто говорили: «Хорошо, ты едешь». Был такой случай, когда я не прошел на конкурсе даже первый тур, но папа с мамой никогда меня не упрекали. Это была семейная подушка безопасности, и я понимаю: без нее все было бы по-другому.

А еще мне очень повезло, что на одном из конкурсов, еще в школе, я познакомился с художественным руководителем филармонии Юрием Николаевичем Гильдюком, с которым общаюсь до сих пор. Он меня всегда поддерживал, и спустя два месяца после приезда в Минск я уже играл в филармонии.

«Никогда не думал, что пойду грузчиком на Комаровку, но появились и такие мысли»

Артем Шаплыко, лауреат международных конкурсов, стипендиат и дипломант специального президентского фонда по поддержке талантливой молодежи по распределению попал солистом в филармонию. Настоящий успех!

— Для музыканта — выпускника консерватории это потолок, — объясняет Артем. — Солист филармонии — это огромная ответственность, когда ты наизусть играешь программу на 70 минут, которую готовишь три месяца, занимаясь минимум по пять часов в день без выходных. Ты не имеешь права на ошибку, выступая в тысячном зале. Это колоссальный опыт, которого мне не хватало во время обучения: я выходил на сцену и трясся от боязни публичного выступления. Вспотевшие ладошки — это самое простое, что может быть. Вот когда колено трясется!.. Опыт и статусность — это, пожалуй, все, что дает филармония.

Зарплата солиста филармонии — 340 рублей в месяц. Вместе с премией. Работать и зарабатывать больше не получится. Содержать семью и маленького ребенка — тоже.

— Моя супруга — тоже пианистка. Мы сидели с ней за одной партой, а поженились на пятом курсе, — говорит Артем. — Понимаете, в один прекрасный момент я понял, что моя жена должна быть музыкантом: любой другой человек, не связанный с музыкой, не поймет, что же я там делаю восемь часов с этим черным ящиком. Я иногда сам не понимаю: каждый день приходишь, садишься, будто ничего и не было, и восемь часов играешь. А завтра снова. Есть известное высказывание Владимира Спивакова: «Стою и занимаюсь. Пятьсот раз одно и то же. На пятьсот первый получилось, а пятьсот второй не получилось. Опять пилю пятьсот раз». Примерно то же самое и происходит.

Когда я женился, прозвенел первый тревожный звоночек: как же содержать семью? Но царь-колокол затрезвонил, когда жена забеременела. 340 рублей…

Я посчитал: концы с концами не сходятся совершенно. Мне тогда было 25 лет — у родителей брать деньги совестно. Никогда не думал, что пойду грузчиком на Комаровку, но появились и такие мысли…

За три года у меня не было провальных концертов: всегда овации, всегда подходят педагоги и хвалят. Все эти мысли и не давали уйти в другую сферу. Ну а если не играть — значит, учить. Знаете, когда приезжали знакомые из Германии или Испании и я называл им зарплату, описывал количество концертов, которое играл в месяц, они меня совершенно не понимали. Музыканты из Европы вообще не осознавали, что это реально — на $180 содержать семью с маленьким ребенком.

Настало время активных действий. Говорят, именно в такой период появляются новые кавер-бенды и открываются рабочие визы в экзотические страны. Но у Артема высокие принципы и идеалы — пункты, с которыми визу открыть сложнее, а от работы в ресторанах вообще хочется держаться подальше.

— Когда вопрос встал очень остро, я начал преподавать. Концерты — это замечательно, это прекрасное ощущение, когда после выступления тебе аплодирует тысяча человек. Но жить за что-то нужно. Поначалу я начал преподавать в музыкальной школе, а когда появился опыт, ко мне начали обращаться люди.

Я дал объявления о репетиторстве практически везде, где было возможно. Люди, к счастью, начали откликаться на объявления, и мне не пришлось менять направление.

Частные уроки — это совсем другие суммы. Люди понимают, за что платят деньги, — благодаря этому можно заработать среднюю минскую зарплату и даже больше. Хотя про деньги я по-прежнему думаю меньше всего, и время от времени жена меня этим даже колет. Просто иногда я помогаю людям безвозмездно. Думаю: я же вроде ничего не сделал — за что деньги брать?

У меня есть ощущение несправедливости, когда смотрю на тех же программистов. Они и сами, бывает, об этом говорят: «Почему мы меньше учились и зарабатываем в десять раз больше, чем вы, которые положили на учебу десятки лет?» Зависти не бывает, но иногда становится обидно: я ведь 22 года отдал на то, чтобы научиться всему, что у меня есть. И с этим нужно что-то делать — нельзя же просто сесть, сложить руки и пить водку из горлышка.

«Я в любой момент могу уехать работать в Китай»

Сейчас у Артема есть большая мечта — открыть свою музыкальную школу. Ну, или студию для начала. Просто хочется помогать людям, а деньги — по-прежнему как-то так — наживное.

— Это, конечно, юношеский максимализм, творческий порыв: музыканты ведь все перфекционисты, — рассуждает Артем. — Деньги — это хорошо, но я в первую очередь думал о том, чтобы создать что-то свое, помочь людям.

Иногда задумываешься: а зачем нужна эта музыка? Это сложный философский вопрос, достаточно противоречивый — ответить на него однозначно невозможно. Приходится ведь играть в деревне для двадцати детишек, и после такого концерта я выхожу и думаю: «Для чего это все? Вряд ли кто-то из них станет музыкантом и вспомнит этот концерт». Но потом я понимаю, что даже если один ребенок после моего выступления хотя бы полчаса подумает об этом и изменится в лучшую сторону, значит, все было не зря. Наверное, только такие мысли и могут поддерживать. Иногда приезжаешь на концерт, а в зале 13 градусов тепла, возле тебя стоит обогреватель, публика сидит в куртках. Ты играешь на плохом инструменте, будто гонщику «Формулы-1» нужно выступить на «Запорожце». Но для детей это праздник, эта музыка им нужна, они ее очень ждут.

Еще совсем недавно я сидел в Солигорске маленьким мальчиком и слушал солистов филармонии, которые приезжали с концертами. И это было что-то невероятное! А сейчас я стою уже на сцене и смотрю на детей — а они ведь про меня думают так, как раньше думал я. Вот ради этого всего и стоит работать.

Я в любой момент могу уехать работать в Китай — так сделали многие отличные белорусские пианисты. $1000—1200 — это деньги, которые там можно получать за обучение. Но я подумал, что нужно здесь побарахтаться, попытаться что-то сделать. Конечно, в какой-то степени все это выматывает: тебе нужно запомнить огромный объем информации, и голова работает постоянно. Ты все время сидишь один и играешь. Мои ученики после часового занятия говорят: «Лучше бы я час разгружал вагоны!» Серьезно, это говорят взрослые люди. Чтобы разгружать вагоны, особенный навык не нужен, а для того, чтобы играть, нужны огромный опыт и знания. Я свои знания получал в течение двадцати лет для того, чтобы научиться играть часовой концерт.

Однажды мне таксист сказал: «Вам же повезло: вы учите, а потом уезжаете в другой город выступать — переключились на другой вид деятельности и отдохнули».

Конечно, в этом есть доля правды. Вероятно, весь секрет и заключается в смене обстановки. Если все время заниматься обучением без выходных, можно тронуться. Иногда слушаешь одну и ту же ошибку в сотый раз, и это реально может свести с ума. А еще очень сильно меня поддерживает жена. Иногда она вообще сама справляется с ребенком, хотя я и должен ей в этом помогать. Бывает, что даже отправляет меня спать в другую комнату, чтобы я хорошо отдохнул и выспался перед концертом. Поддержка жены — это огромная помощь для меня. Конечно, все это сложно, но я во всем ищу какие-то позитивные моменты.


Сегодня у Артема большое событие — его группа учеников дает большой отчетный концерт. Дети и взрослые на равных будут показывать все, чему они научились, и аплодировать друг другу. Каждый получит свою минуту славы, а мир станет хотя бы чуточку лучше. Вероятно, что-то неуловимое все-таки исчезло бы из нашей жизни, уйди филармонист работать грузчиком в ночную смену. Кто-то не улыбнулся бы вам на улице, а кто-то не услышал бы тончайшую поэзию обыденности. Ту музыку, ради которой стоит жить.

Hi-Fi-акустика в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ