603
09 октября 2016 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка

«Суть поиска работы у нас такова — наниматель пытается найти раба». Откровение минского инженера

В свои 33 года Дмитрий уже успел дважды резко сменить сферу деятельности. Мужчина работал в проектировочном бюро, продавал запчасти и возглавлял отдел строительства в крупной торговой сети. Его сократили в августе прошлого года, и с этого времени он не перестает искать работу.

— Учился я в политехе, или БНТУ, на факультете транспортных коммуникаций. Специализация — строительство дорог и аэродромов, — рассказывает Дмитрий. Мужчина с семьей живет в собственной квартире по улице Тимирязева.

— Я распределился в «Минскремстрой» проектировщиком и отработал там 6 лет, — вспоминает собеседник. — Работа действительно нравилась. Зарплаты на то время в этой организации были хорошие: мы иногда выходили даже на $1000 в эквиваленте с подработками. Могли откладывать на квартиру. Постепенно купили машину из салона.

Но, как вы помните, в 2011 году грянула девальвация, и зарплата скатилась до $200. Я понял, что всё, семью не обеспечиваю, однако был вариант — уехать в Россию. На тот момент мне уже хотелось слинять из страны. Да и предложение хорошее поступило — работа проектировщиком. Причем с хорошей по российским меркам зарплатой — 135 тысяч российских рублей ($3000). Но тут жена сообщает, что беременна. Мы очень долго ждали нашу Дашку. И как тут поедешь? Решаем оставаться.

Дмитрий стал искать другую, более денежную работу. Говорит, что друг предложил место на складе одного из восьми крупнейших в Беларуси поставщиков запчастей для автомобилей.

— Я, как положено, пришел на собеседование. Но мне объяснили, мол, вам здесь не место, вы нам не подходите. Правда, по итогу все равно взяли. Так я стал комплектовщиком склада. Сначала взял отпуск, чтобы попробовать, а потом и вовсе уволился из «Минскремстроя», — вспоминает мужчина.

«Если честно, я пришел и удивился — очень много людей там было с высшим образованием»

— Первое время было прикольно перейти с умственного на физический труд. И работа была не сильно тяжелой и напряженной. Отдыхал, вот правда, да и интересно было, — продолжает минчанин. — Я сам постоянно ремонтировал автомобиль и все детали знал.

Платили тогда хорошо — $450 в эквиваленте оклад, за каждый год работы добавляли еще $50. Можно было также выходить в выходной, за это доплачивали $40. И за каждый лишний час работы в будни — еще $10. В общем, хорошие условия были. На $600—700 в эквиваленте выходил. На то время — весьма приличные деньги. Тогда очень ценили людей, так как не было электронной системы поиска, как сейчас. Работники, которые могли хорошо запоминать и быстро ориентироваться на складе, неплохо и зарабатывали.

Дмитрий говорит, что работа на складе ему нравилась, однако через год стало скучно. Попробовал себя в качестве маркетолога в этой же компании, но чего-то не хватало.

«В торговой сети график был 24/7 — нужно было быть доступным всегда»

Три года назад Дмитрия снова переманили в проектирование. Он стал работать инженером в одной из крупных торговых сетей страны, которую пока назвать не может.

— Зарплата была хорошая, но ответственности выше крыши. Приходилось ездить в командировки, объездил всю Европу. Наконец смог побывать на Западе и увидеть, как люди живут, — мешает чай ложечкой мужчина. — Правда, работа была 24/7 — нужно было быть доступным всегда. Иногда и в 23:00 уходил, а то и позже. Если у меня были планы на субботу — начальник, как знал, звонил в пятницу вечером и отправлял в какой-нибудь Слоним или еще куда-нибудь. Он на мое личное время не смотрел. Мол, съезди ты — ты больше увидишь. Я заправляю машину — и еду.

Уже потом понял: все из-за того, что начальник был молодой, 23 года. Он мог себе позволить и круглосуточно работать. Я сам таким был. Но когда у тебя появляется семья, ты так больше не можешь. Я только тогда понял слова своего начальника из «Минскремстроя». Он говорил, что человек, не состоявшийся социально, будет плохим начальником, потому что не сможет понимать своих подчиненных, которые после работы бегут домой к семье. Вот и у меня был такой начальник, который не понимал, что мне нужно отдохнуть, побыть с семьей.

В итоге Дмитрия и его отдел сократили. Это был август 2015 года. И первое, что сделал мужчина, — на скопленные деньги отвез семью отдыхать на море.

— Я очень сильно подорвал здоровье, — объясняет минчанин. — Говорю сейчас специально для читателей Onliner.by, которые советуют работать на износ. Я раньше тоже так думал, пока здоровье позволяло.

«Сначала хотел найти вакансию на 1500 рублей, но потом снизил планку до 700—800»

После отпуска Дмитрий стал чаще бывать дома, сидеть с ребенком, сделал ремонт в квартире, помог с ремонтом брату. В то же время мужчина продолжал искать работу. Говорит, что если четыре года назад могло быть по пять собеседований в день, то сейчас ситуация ухудшилась: приходилось рассылать десятки резюме и получать 2—3 ответа.

— Я один из тех, кто не портит статистику Белстату, — на биржу регистрироваться не пошел, — продолжает Дмитрий. — Хотел очень быстро устроиться. Но не тут-то было. Все, что предлагали, — это сродни шампуню «три в одном».

«Мол, мы вас возьмем на зарплату одного человека, но вы будете вести три направления. То есть работа за трех сотрудников. Это что, опять дома не ночевать? И таких предложений было девять из десяти»

А заработки достаточно скромные — 600—1000 рублей. То есть суть поиска работы у нас такая: работодатель пытается найти раба, у которого не будет семьи, выходных и вечеров. И он все время посвятит работе.

Поэтому если вначале минчанин не рассматривал варианты с зарплатой меньше 1500 рублей, то потом пришлось снизить планку до 700—800.

— Я не завышал требования, мол, хочу как раньше, а то и вдвое-втрое выше. Нет. Все было адекватно, — считает собеседник. — Могу назвать пару особенностей рынка. Сейчас странная ситуация с испытательными сроками. Часто работодатели хотят взять человека, который три месяца побатрачит на них за зарплату в 300 рублей, а потом они его выкинут. Такие схемы процветали сплошь и рядом.

— Еще одна тема — рекрутерские и консалтинговые компании. Если они ищут работника, то зачастую пространно описывают требования, деталей от них не узнать. Всегда задают много глупых вопросов типа кем вы хотите у нас стать. Это повальная какая-то мода теперь? — задается вопросом мужчина.

Последнее собеседование Дмитрий проходил в августе нынешнего года. До этого дважды попытался по пару месяцев работать на испытательном сроке. Но не выгорело. По поводу закона о тунеядцах не переживает: в прошлом году он под него не попал. А в нынешнем — обеспечил себе работу по договору подряда. Пусть и на совсем небольшие деньги.

— Я не против, чтобы люди участвовали в финансировании госрасходов. Но за годы работы я уже столько налогов заплатил, что хватит и на личного водителя с машиной, и на личного доктора и так далее. А куда ушли эти деньги? Я не знаю. Многие поэтому готовы получать зарплату в конвертах, чтобы на те же налоги купить что-то ребенку, а не отдавать их неизвестно куда, — разводит руками минчанин.

Сейчас он нацелен на свое дело. Говорит, что нашел сферу, в которой бизнес возможен с вероятностью успеха в 80%.

— Прорабатываю возможности. Думаю, что-то выйдет. Однозначно понял, что лучше всего — работать на себя и никому не подчиняться, — заключает Дмитрий.


А как устраивались на работу вы, дорогие читатели? Может быть, столкнулись с трудностями или несправедливостью? Либо же, напротив, легко и быстро отыскали хорошее место? Присылайте свои истории по адресу za@onliner.by. Составим реальную картину по рынку труда в стране!

Вакансии на барахолке Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка
ОБСУЖДЕНИЕ