Белоруска оставила успешный бизнес и попала в Канны с откровенным проектом про «взрослое» кино (18+)

 
25 апреля 2016 в 8:00
Автор: Александр Чернухо

Какая инфантильная барышня в юности не мечтает стать искусствоведом или кинокритиком? Но институт, экзамены, сессия — и вот перед нами дипломированный экономист или маркетолог. Ксения тоже однажды свернула с намеченного пути, однако нашла силы бросить успешный бизнес, чтобы отдать себя любимому делу — кино. История белоруски, которая смогла начать жизнь с чистого листа и попала на Каннский фестиваль с документальным фильмом о жизни актеров кино для взрослых, — в материале Onliner.by.

Ксения мечтала стать кинокритиком. Только в отличие от большинства своих сверстниц действительно к этому стремилась и после школы поступила в вильнюсский ЕГУ на искусствоведа. Правда, долго там не проучилась и по совету друзей перебралась обратно в Минск — на «серьезный» факультет. Девушка стала студенткой факультета международных отношений БГУ и как-то сразу решила, что пора зарабатывать деньги самостоятельно.

— В то время я старалась найти какую-то подработку копирайтером или переводчиком, — рассказывает Ксения. — На третьем курсе познакомилась с представителями израильской компании, которая производит медицинское дерматологическое оборудование. Они предложили мне перевести некоторые материалы в каталоге. Так они стали моими клиентами, и полгода мы работали дистанционно. Потом я приехала в Израиль, и представители компании предложили мне встретиться. Слово за слово, и мне сказали: «Мозгов у тебя явно больше, чем просто делать переводы». В общем, компания решила открыть представительство в Беларуси, а меня сделать его главой. Все это свалилось как снег на голову, и мне пришлось заниматься кучей организационных моментов абсолютно без опыта. Следующие два года ушли на сертификацию, открытие центра по обучению дерматологов, салона красоты и магазина по продаже оборудования и косметики. Понемногу меня учили, как нанимать на работу персонал, как его готовить. В итоге я параллельно с написанием диплома на пятом курсе проходила кучу инстанций.

Вроде бы все шло замечательно, и в 23 года Ксения зарабатывала отличные деньги на престижной работе. Да, приходилось много работать и частенько даже ночевать в офисе, чтобы пораньше заняться делами. Но зато статус! Тем не менее что-то все равно беспокоило девушку.

— В определенный момент мне стало грустно от того, что я трачу себя на то, чем не горю, — говорит девушка. — Подумала, что если не брошу все это в 24 года, то не брошу никогда и стану человеком с семьей и нелюбимой работой, буду брюзжать, что в молодости хотела чего-то другого. Я сказала работодателям, что ухожу. Сообщила парню, что уезжаю. И поступила в киноакадемию в Лос-Анджелесе — буквально через месяц уже сидела в самолете.

Это был очень спонтанный переезд, и времени на то, чтобы долго думать, у меня не было. Нужно было быстро перестроиться и поймать новый ритм жизни и новые условия. Я подошла ко всему расслабленно и открыто: была готова проживать каждый день и просто смотреть, что из этого получится. Восьминедельная программа обучения обошлась мне примерно в $3 тыс., затем была годовая программа, которая стоила $32 тыс. Я помню, что мне не хотелось платить столько денег или просить их у родителей, поэтому я активно мониторила разные гранты и скидки — в итоге все оказалось не так уж дорого.

Итого курс обучения в киноакадемии занял 14 месяцев. Ксения говорит, что с практической стороны это оказалось гораздо эффективнее, чем пять лет, проведенных в белорусском вузе.

— Я очень благодарна ФМО за все, чему меня там научили, но здесь я за год и восемь недель узнала гораздо больше. Самая большая разница заключается в подходе к обучению. У нас учат теории, и твоя успеваемость зависит от того, как быстро ты можешь запомнить информацию и пересказать ее на экзамене. В Штатах упор делается на практику: здесь учат делать. Даже теоретический концепт на экзаменах ты сдаешь в виде эссе. Да, были предметы, на которых домашнее задание заключалось в просмотре фильмов и написании рецензий на них. Но, по сути, на этом вся теория и заканчивается. А специфика киноакадемии в том, что все предметы — это разные аспекты и департаменты, которые существуют в индустрии и на съемочной площадке: режиссура, продюсирование, звук, камера, свет, монтаж. Ты учишься понимать все детали создания фильмов и затем уже более осознанно выбираешь, на чем хочешь сделать акцент в своей работе.

* * *

Работу девушка начала искать еще во время учебы. Часто принимала участие в проектах как волонтер, а иногда просто делала кофе на съемочной площадке. Параллельно старалась хорошо зарекомендовать себя, чтобы получить положительные отзывы. Так и случалось.

— Может быть, сказались мои коммуникативные навыки или способности, которые замечали окружающие. Но очень быстро я обзавелась контактами, а люди, с которыми я работала, приглашали на следующий проект. К окончанию учебы уже точно поняла, что хочу заниматься продюсированием.

Все наши преподаватели тоже работают в индустрии, и я очень быстро смекнула, что после киноакадемии смогу работать с ними. Старалась смотреть, у кого мне было бы интересно поучиться, и выстраивала с ними честные и открытые отношения. В итоге на выпускном ужине двое преподавателей подошли ко мне и предложили на них работать. Одна из них стала моим ментором — это продюсер и режиссер с довольно большим именем в США. С момента моего выпуска она помогала мне не только находить проекты, но и брала участвовать в свои — с самых базовых ступеней.

Ксения сделала выбор, решив сосредоточиться на документальном кино. Да, звучит странно: оставить успешный бизнес, высокооплачиваемую работу и уехать за океан, чтобы продюсировать документальные фильмы. Но девушка не искала легких путей. К тому же в США отношение к документалистике особое.

— Это большая часть индустрии развлечений. В Штатах документальное кино пользуется огромной популярностью: наравне с органическим кофе и веганской едой сходить на «документалку» в кинотеатр считается модно, интересно и престижно. Здесь благодатная почва для того, чтобы снимать такие фильмы.

Я продюсировала проекты про традиционные филлипинские татуировки, про естественные роды, про полиаморные отношения, про экс-президента Эквадора, которому на родине грозит тюремный срок. Если бы не фильм, я бы никогда не узнала, о чем думают эти люди. Кино дает возможность поговорить с ними, задать неудобные вопросы. И мне это очень интересно.

Дела шли в гору, и вскоре Ксения наконец добралась до самостоятельных проектов. Причем стартовала девушка настолько успешно, что ее документальный фильм попал в программу Каннского фестиваля. Добавляет интриги и тема двадцатиминутной «документалки» белоруски: девушка решила снять фильм про индустрию взрослого кино. Другими словами, главные герои ее работы — порноактеры.

— Началось все с того, что я смотрела один документальный фильм про проституцию. В какой-то момент человек, которого интервьюировали, сказал: «Я офицер полиции, а моя жена проститутка. Естественно, мне не нравится то, чем она занимается: она работает поздно вечером, не всегда с нами ужинает и мало времени проводит с детьми». Эта фраза просто взорвала мне мозг, потому что я никогда не представляла, что у людей в секс-индустрии могут быть нормальные семьи, дети. Мне стало интересно посмотреть больше фильмов на эту тему, я перерыла все и ничего толком не нашла. И подумала: если его никто не сделал, нужно сделать самой. Сначала хотела снимать фильм про секс-индустрию в целом: общалась с проститутками, барышнями из эскорта и порноактрисами. Но проституция и эскорт нелегальны, лица людей в кадре показывать нельзя, поэтому художественная ценность фильма сразу теряется. Тогда я решила сосредоточиться на порноиндустрии, тем более что зародилась она как раз в Лос-Анджелесе: здесь находятся самые крупные студии, поэтому доступ к людям получить было довольно легко.

Попасть на съемочную площадку было и просто, и сложно одновременно. Помню одну очень хорошую фразу, которую услышала про документальное кино во время учебы: «К этому нужно подходить как к свиданиям. Первый раз, когда ты видишь человека, ты не говоришь ему, мол, давай будем в отношениях в ближайшие пять лет. Сначала вы знакомитесь, потом идете на кофе, потом еще раз…» Точно так же это происходит, когда ты встречаешь человека, про которого хотел бы снять фильм. Ты не говоришь сразу: а можно следующий месяц я буду бесцеремонно вторгаться в вашу жизнь и задавать вам неприятные вопросы? Нужно, чтобы у людей появилось к тебе доверие как к человеку, а потом уже как к режиссеру.

Я очень долго и активно искала этих людей, встречалась с ними и общалась — пыталась объяснить, чем это мне интересно. В какой-то момент доверие вышло на новый уровень, и меня стали приглашать на съемочную площадку. Мне хотелось найти персонажей, которые хотели бы поделиться своей историей и образом жизни. Если людям самим интересно об этом рассказывать, будет интересно и зрителям.

Идея была в том, чтобы показать актеров индустрии взрослого кино с обратной стороны. Как простых людей — иногда одиноких, иногда прекрасно сочетающих работу и счастливую семейную жизнь.

— Есть две категории порноактеров, — объясняет Ксения. — Первая — люди, которые делают это ради адреналина или денег. Они оказываются в небольших трехкомнатных квартирах с домашней камерой и записывают видео очень низкого уровня, а в перерывах между съемками — секс, наркотики и рок-н-ролл. Второй тип людей подходит к этому как к профессии и карьере. Порноиндустрия здесь на том же уровне, что и обычное кино. Фильмы снимаются в точно таких же павильонах, с таким же масштабным продакшеном. Люди ставят свет, заполняют бумажки… Потом начинаются съемки, они раздеваются и происходит само действие. Для них это работа: нужно выспаться, прийти утром на площадку, хорошо заявить о себе, наладить профессиональные отношения со съемочной группой, иметь своего публициста и выстраивать себя как бренд. Какие-то личные причины, почему им интересна именно порноиндустрия, конечно же, есть, но они не так сильно бросаются в глаза. Глядя на этих людей, не скажешь, что это какой-то сексоголик и извращенец. Они включают образ только в момент съемок, а в общении ведут себя очень профессионально и отстраненно.

У многих актеров и актрис есть семьи. В фильме есть пара, где и муж, и жена — порноактеры. Они рассказывали, что сексуально зависимы и что если бы не индустрия, то они много изменяли бы друг другу. В основном все стабильные пары — те, в которых оба партнера являются актерами. Тогда нет чувства ревности и вопросов: почему я сижу дома, а ты занимаешься сексом на камеру? Естественно, процент стабильных и счастливых семей в этой индустрии очень небольшой. Но есть исключения: Дейна — сорокалетняя женщина, у которой трое детей, замужем. У нее стабильные отношения на протяжении довольно длительного времени. Ее муж преподает для детей дзюдо и никак не связан с индустрией взрослого кино. Меня удивило то, насколько это нормальные и обычные люди: не наркоманы и не девочки, которые в детстве подверглись сексуальному насилию.

Ксения поговорила с четырьмя десятками представителей порноиндустрии — это шестьдесят часов материала, которые в итоге превратились в двадцатиминутный фильм. Разные люди, разные судьбы, разные убеждения…

— Я общалась с огромным количеством людей, и однажды меня представили президенту Penthouse Келли Холланд. Я побывала на вечеринке на триста человек в ее доме и получила возможность наблюдать этих людей в абсолютно разных ситуациях. Я ни разу не услышала, что кто-то стремится попасть из порноиндустрии на большой экран. Есть те, кто хочет быть на грани индустрии для взрослых и модельного бизнеса, — эти девочки стараются очень грамотно и мудро строить свой образ. Одна актриса, например, диджей и использует свой опыт в порноиндустрии как дополнительный пиар. Кто-то пытается запустить собственную линию одежды, но все это никак не связано с большим кино. Пример грамотного пиара — Саша Грей. У нее хороший менеджер и публицист, стратегию они выстраивали очень долго. Каждый знает, что Саша молодая, задорная и интересная: ее команда смогла построить такой образ. Большинство девочек в индустрии мечтают выйти на тот уровень, на который удалось выйти Саше.

* * *

Следом за Love in Porn в Канны попал еще один фильм, который спродюсировала Ксения. Мечта становится реальностью: новые проекты, новые возможности. Плевать, что работать приходится по 20 часов в день, а кино стало образом жизни. Главное, что есть цель.

— У меня нет рецепта, как попасть на фестиваль. Я просто не могла поверить, что это произошло, — говорит Ксения. — Наверное, нужно в первую очередь делать фильм, который интересен тебе. Сделать его качественным и честным. Любое морализаторство и заигрывание со зрителем сразу чувствуется. Как сказал Майкл Мур, если ты хочешь учить, иди и будь учителем, если хочешь проповедовать, становись священником. Но ты фильммейкер и должен понимать, что являешься частью индустрии развлечений.

Впереди еще много работы, много новых проектов. И мыслей о приезде на родину пока нет, хотя очень бы этого хотелось со временем. Два года назад я делала короткий документальный фильм про то, что такое Беларусь. Надоело отвечать на вопрос каждого «Bela… what?! What is it?», и я сделала этот фильм и всем новым знакомым отправляла ссылку на него. Фильм начинался с того, что я просила людей на улицах Лос-Анджелеса догадаться, что такое Беларусь: страна, имя нового дизайнера или десерт. Почти все решили, что это десерт. А в следующие пять минут я показывала, где мы, кто мы, какие известные люди имеют белорусские корни и сколько в нашей нации таланта. Так вот полнометражного фильма на эту тему я не вижу, но чуть расширить и развить ее было бы интересно. Возможно, этим и займусь, когда приеду наконец в Беларусь.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо