Как парень из провинции пытается запустить бизнес: поучительная история о житухе и ненастоящей дружбе

 
27 марта 2016 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский

Высокому и худому Николаю всего 27 лет. К этому возрасту он успел пережить несколько взлетов и еще больше падений своего собственного дела, а также не одно предательство: «Пацаны говорят, надо снять фильм за мою житуху. Я вам расскажу, а вы сами найдете, что аккуратно и культурно написать». Поучительная история о молодом бизнесмене, СТО на месте сарая и важном умении сдерживать эмоции.

Николай — обычный парень из Барановичей. После школы ушел заниматься ремонтом машин, отслужил в армии и вернулся в гараж. Пока не позвонил отец — приезжай в Москву, будешь помогать.

— Я поехал. Отец — механик, я ему около года помогал гайки крутить в яме. Потом решил из «ямы» вылезать, заочно поступил в Пензенское училище и вернулся в Беларусь, чтобы работать с братом в Минске — он занимался грузоперевозками.

У брата Коли был микроавтобус, и при совместных усилиях дело пошло в гору. Но по мере роста прибыли в той же пропорции портились отношения. Чтобы остаться братьями по жизни, парни разошлись в бизнесе. В 2012 году Коля вернулся из столицы в Барановичи, зарегистрировал ИП, поменял легковую Audi на грузовой Iveco и принялся шабашить.

— Все шло неплохо и даже хорошо. Хватало денег и на съемную квартиру, и на сессию, и на нормальную молодую жизнь. В один конец до Москвы 400 долларов, обратно — еще 300, но столько же уходит на расходы. В месяц четыре раза сгонять — 1600. Минус расходы на обслуживание буса. В итоге тысяча всегда есть.

Но жизнь на колесах не радовала барановичского пацана, которому хотелось иметь пусть небольшое, но стабильно работающее и любимое дело, «чтобы и по душе, и людям пользу приносить».

— Родители всегда говорили, что я зря ввязываюсь в дела — слишком добрый. Мол, все раздашь и сам останешься голодным.

Так все и вышло.

* * *

Последней каплей для решительности Николая стал декрет №6, сильно упростивший ввоз грузового транспорта для юридических лиц. Крупные игроки обновили парк, жесткая конкуренция обрушила цены на услуги.

Поэтому, накопив сумму денег, Николай сначала купил два соседних гаража — хотел открыть СТО. Но действие неопытного бизнесмена не в первый раз опередило мысль, и место оказалось негодным.

— Работа перевозчика хороша тем, что все время появляются новые знакомые, варимся в одной каше.

Вскоре раздался звонок от бывшего клиента: есть товарищ, который хочет открыть грузовой шиномонтаж и ищет партнера для управления делом. Николаю обещали половину бизнеса после того, как дело станет на поток. А пока — небольшая зарплата. Посоветовавшись с молодой женой, Коля решил, что рисковать не будет — испугался, что обманут, когда все пойдет. Сейчас сожалеет, потому что продолжает общаться с человеком и видит — порядочный.

— Через две недели он опять звонит — не могу найти партнера, готов продать здание. Я подумал и решил покупать. Для этого продал машину, гараж. Думал, соберу еще чуть-чуть и хватит на оборудование. Главное у меня уже есть — здание у дороги в провинции, где не было ни шиномонтажа, ни автомагазина.

Но денег не хватило, потому что Коля стал отцом.

— Звонит отец и говорит, что я авантюрист, не думаю о семье. Вот я и повелся на этот родительский уклад. Продал последние активы и с помощью родителей купил квартиру.

В итоге у парня на руках почти ничего нет, зато есть квартира без ремонта и здания для бизнеса без оборудования. Из средств заработка — только старый бус. С жильем решили подождать, на первом месте — ремонт бизнеса.

— Старое здание, которое лет сто назад служило мельницей, а потом помещением для прядения шерсти, стояло никому не нужным уже десяток-два лет. Я начал его ремонтировать, снес крыльцо для алкоголиков, оштукатурил, покосил вокруг траву. Местные подъезжали, пожимали руку. Всем стало лучше — какая-никакая движуха. Олигархом здесь не станешь, но место красивое, интересное и дело любимое.

Николай с удовольствием показывает, где должен был быть кабинет для питания, где витрина с автотоварами, где кофемашина: «Здорово же было бы открыть в провинции кофемашину?»

* * *

Николай открыл фирму, стал директором и бухгалтером. Жил на то, что периодически подкидывал старенький бус. Но денег для старта по-прежнему не хватало. Обратился в пару банков — там сказали, что проект мелкий, им неинтересно. Тут нашелся товарищ Олег. Согласился дать 15 тысяч долларов на год. За это Коле нужно было помимо основного долга за пользование платить каждый месяц 450 долларов.

Зачем брал именно 15 тысяч — на самом деле непонятно. Вроде как один станок для «переобувания» колеса комбайна стоит 8 тысяч долларов. Плюс на комплектующие, на подъемник, на ворота. Теперь Коля говорит, что хватило бы и меньшей суммы — понял это, когда остался один на один с пачкой денег и долгом, расписанным на год вперед.

— Тут появляется Иван, мой старый друг, с детства. Говорит, тебе же столько денег не надо: давай я пущу половину в свое дело, а проценты разделим — всем будет легче.

Хотите верьте — хотите нет, но Коля отдал половину денег без всяких письменных обязательств — на слово пацана и друга с детства.

А дальше началась полоса испытаний. По дороге из Минска у буса «стреляет» три колеса. Вызвали лафет — у него оторвалось колесо и бус перевернулся. Так на несколько месяцев Николай остался без средства для заработка.

Начал делать ремонт в квартире — сантехники не поставили какую-то заглушку. Затопил три этажа.

Из налоговой звонят — почему нет движения по счетам давно открытой фирмы? Говорят, работайте или закрывайтесь.

Настроение падало на глазах, по вечерам с женой обсуждали неприятные вопросы. Деньги вместо развития бизнеса ушли на оплату форс-мажорных обстоятельств. А проценты капали.

Настало время очередной сессии. В Москве Николай снова встретился с отцом, и тот убедил его переехать и получить гарантированную работу.

— Подумал и согласился, другого выхода нет. Оформился механиком. Стал получать зарплату и отдавать деньги в счет долга. Все мысли только об этом. В Барановичи приезжаю регулярно. Во время первого же приезда встретился с Олегом, который давал деньги в долг. Честно признался — платить такие проценты не смогу. Друг оказался адекватным, скинул плату за пользование деньгами до 100 долларов в месяц.

* * *

Тем временем на горизонте появился еще один друг — Василий. Говорит Коле: «Чего твое оборудование стоит без дела? Я собираюсь СТО открыть, давай его мне на время. Может, выкуплю, а если нет — то аренду тебе какую-нибудь заплачу».

Снова без всяких расписок Коля отдает оборудование 22-летнему парню. Дружба в Барановичах — в цене.

Вместе съездили к хозяину СТО, у которого Василий хотел арендовать площадь, посмотрели друг на друга — Коля дал добро: «Пробуй, мне все равно оно сейчас ничего не приносит».

Жизнь пару месяцев текла по плану. А потом снова череда несчастий.

— Сначала меня подводит Иван: «Денег нет, когда отдам, не знаю, твои проблемы не интересуют». Свидетелей долга куча, а расписки не брал. Эх, думаю, надо продавать станки. И тут Василий говорит: «Я на твоих станках уже не работаю, иди забирай оборудование сам».

Приезжает Коля к хозяину СТО и слышит: «С тебя 800 долларов за аренду помещений — и станки свои можешь забрать». Оказывается, Василий не заплатил за аренду, а потому владелец станции ничего не отдает.

История со станками на самом деле не самая прозрачная. Судя по первому впечатлению, виной тому не умысел, а наивность Коли и его же вспыльчивость. Поняв, что станки в заложниках, парень вскочил на коня и стал сражаться со всеми. Из-за субъективных и объективных обстоятельств проиграл несколько судов. При этом продолжал жить и работать на два города.

— Я не нашел понимания ни в милиции, ни в суде. Везде один ответ: плати пошлину, давай на адвоката, докажи стоимость. В итоге руки опускаются от несправедливости, я не буду больше ничего никому платить, пусть все горит огнем. Жизнь справедлива и все расставит на свои места — не сейчас, так позже. С женой поговорил — она убедила забыть об этом. Жена у меня очень терпеливая. Только из головы не лезут мысли, как добыть деньги. Не воровать же — я не из тех людей, чтобы ерундой заниматься. Вкалываю на пределе возможностей, чтобы по копейке заработать. Но в судах же это никого не интересует.

* * *

На СТО Коля ездил за пару дней до нашей встречи, и, по его словам, в последний раз с директором станции расстались врагами. Парень выбивает свое оборудование, хозяин СТО отказывается отдавать его, пока не получит деньги.

Все равно решаем ехать. Директор Евгений оказывается пенсионером, спокойным, пусть и с хитрецой, мужиком. Пятнадцать лет служил на атомной подводной лодке и уже в пенсионном возрасте открыл тихий (как думал) бизнес по ремонту машин. Вот его комментарий относительно конфликта.

— Коля сам ошибок наделал, и глупых. Его молодой друг Василий, который «обул» нашего парня на деньги, хотел открыть СТО. Рассказывал мне, что у него есть крутой друг Колян, который даст оборудование. Однажды вечером Колян с женой и ребенком приезжает и говорит, что пусть Вася занимается бизнесом на его станках. Я спрашиваю: хлопцы, вы крепко подумали? Васька-то — мальчик «зеленый». Но говорит, все готовы, открою ИП.

— Я мужик бывалый и не дурак. Уловки знаю. Привык к порядку и чистоте. И специалистов беру таких, чтобы позора не было. Поэтому дал им пару дней — приезжайте с деловым предложением. Приезжают: тебе за аренду 200 долларов в месяц и точка. Николай говорит, я уезжаю в Москву, делайте тут что надо. Я сам нанял бус и сам привез оборудование.

Удивительно, но и здесь обошлось без бумаг. Евгений говорит, что не успел. Оборудование поставили, а пока Васька решал вопросы с оформлением, хозяин СТО уехал на лечение в Боровляны. Приехал и сразу решил — надо гнать пацана, который устроил на станции бардак и еще ничего не платил. В качестве залога оставил оборудование.

— Василий говорил, что Колян вернется и все отдаст. Ну хорошо, они же вдвоем приезжали. За эти три месяца ни разу ничего не заплатил. Говорю, оборудование остается в залоге. Дело было в конце 2014-го. Год назад на СТО приезжает Коля — где тут мое оборудование? Начал мне угрожать проверками. Ах так? Давай тогда тягаться. И я замкнулся и ничего не отдал.

— Твой недостаток, — Евгений обращается к Коле, — угрозы. Жена мне говорила — отдай. А меня сильно задело, что пацаны хотят деда обмануть. Я порядочно предупреждал. Если бы подошел сразу и спокойно объяснил — я бы понял и вернул. Мне оно тоже мешает здесь. Но он дерзкий.

Неизвестно, вернул бы сразу или лукавит. Но на глазах диалог между молодым и старым бизнесменами налаживается — стоит только начать слушать друг друга. Возможно, потом договорятся или хотя бы выступят вместе в суде. Но пока они оба оказались обведены вокруг пальца 22-летним Василием, который столкнул своих партнеров лбами и был таков.

* * *

— Мне 27 лет, — говорит по дороге с СТО Коля. — Молодой, только голова уже не спит. Расхлебываю кашу, не стою на месте. Да, всем дал заработать — опыта набрался зато. Всем инициативным ребятам советую не брать и не давать денег в долг.

Таков главный вывод Коли.

— Я не прошу помощи — хочу забыть об этом. Жизнь ставит палки в колеса, но это не финал. Нужно идти дальше и совершать хорошие поступки. Я верю, что наступит момент, когда все одумаются и вернут мне взятое в долг. И все равно намерен открыть СТО в своем «сарайчике».

Сегодня наш герой остается должен еще 10 500 долларов. Или, по тексту расписки, составленной до девальвации, 110 миллионов рублей. Но будучи дважды преданным, Николай по-прежнему играет в одиночку честно и категорически отказывается жульничать: деньги намерен вернуть в полном объеме.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский