«Сертификаты есть, покупателей нет». Работающие «ипэшники» рассказали, как торгуют после нововведений

 
28 января 2016 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Марина Серебрякова

Почти месяц прошел с того момента, как предпринимателям запретили торговать без сертификатов. Напомним, этот вопрос разделил «ипэшников» на два лагеря. Часть решили приостановить работу и требовать отмены сертификации. Про них мы писали не раз. Другие вышли торговать по новым правилам. Большинство из них сочувствуют массе протестующих, но бизнес есть бизнес. Onliner.by узнал, как они сейчас работают. Истории положительных для государства предпринимателей — в нашем репортаже.

В торговом центре «Импульс» людей немного, несмотря на обеденное время. Фактически каждая третья торговая точка открыта. Продавцы скучают и зазывают любого проходящего мимо.

— Вы хотите узнать, как мы торгуем по сертификатам? Сейчас я вам расскажу, — приглашает миловидная девушка в магазинчик с российскими пальто. — Смотрите, пальто, которыми я торгую, шьет под Москвой такой же предприниматель. Когда закрутилась вся эта ситуация с сертификатами, я позвонила ему и попросила дать мне эти документы. Но сертификатов у него не оказалось. Говорит, что в России их не требуют. Пришлось самой пробовать делать тут. Бизнес закрывать жалко.

Для того чтобы получить сертификат на одну партию пальто, ей пришлось провести испытания в лаборатории, отправив туда пару экземпляров.

— Протокол исследования на один вид товара определенного состава стоит 1,25 млн. Он действует три года, — объясняет она. — Еще 900 тыс. — регистрация декларации соответствия. Она уже идет на каждую партию. Прилагаешь протокол исследования, и тебе за 900 тыс. будут оформлять каждую партию.

Лабораторные исследования пальто от двух разных фирм и еще две декларации обошлись предпринимательнице в сумму более 4 млн. По словам «ипэшницы», особых проблем с самой процедурой сертификации нет: появились даже специальные фирмы, которые готовы сделать все под ключ. Правда, по словам девушки, одной сертификаты на партию в 8—10 пальто делать накладно.

— Возможно ли группе предпринимателей собраться, вместе завезти партию товара и сертифицировать?

— Сейчас многие пробуют так делать. Но в таком случае мы все будем торговать одним и тем же. Пока вопросов много, — подключаются к разговору соседи продавца. — Посмотрите на «Импульс»: где люди? В субботу было еще меньше, чем в будний день.

— Хорошо если одно пальто продам в неделю, — сетует предпринимательница. — Кризис у людей. Я и так цены сбросила. А они приходят и удивляются: почему так дорого? Разве 900 тыс. за пальто — это дорого? Тут что с сертификатом, что без сертификата.

— Кстати, а покупатели спрашивают про них?

— Вы знаете, нет. Людей сейчас больше цена интересует.

— Больше всего расстраивает ситуация, что в России и Казахстане таких требований нет, — считают «ипэшники». — Мы же в едином пространстве, а вот единых условий нет. Некоторые наши предприниматели вывозят в Россию товар и там на ярмарках распродают. 

«Нам нужна нормальная оптовая база»

— Я 15 лет здесь, на «Импульсе», последние годы большинство товаров было по сертификатам, — рассказывает Ирина, белокурая предпринимательница с красным планшетом. В ее боксе на третьем этаже — брюки, куртки, кофты. Специализация Ирины — Турция.

— Сертификаты в Москве можно было получить у турецких фирм. Они были готовы работать с белорусами, делали документы под ЕАЭС и давали их своим постоянным продавцам, — объясняет женщина. — В принципе, хватало заверенной производителем копии и доверенности, что ты можешь пользоваться этой копией. Так мы работали в прошлом году. 

Но сейчас, по словам Ирины, ситуация изменилась. Филиалы турецких компаний в России по известным причинам закрываются. Новых товаров нет.

— Мы приехали в прошлом месяце на свои места, так ничего и не привезли, — рассказывает предпринимательница. — Ассортимента нет. Сейчас пока продаем российский товар. Думаем, что дальше делать. 

— А вести поставки напрямую?

— Теоретически можно. Есть предприниматели, которые напрямую с Китаем работают. Возможно, стоило бы попробовать так и с Турцией. Но такой вариант — это дополнительные затраты на перелет и растаможку, они ложатся в стоимость. Сейчас у меня брюки стоят по 800 тыс., в новый завоз будут уже по миллиону из-за высокого курса. И это из России. Если лететь в Турцию, будет еще дороже. Поэтому пока ищу компании, которые дадут сертификаты. Хоть бы уже и российские.

По словам Ирины, оптимальный выход из ситуации для нее — создание оптовых баз с турецким товаром.

— Если бы была база с нормальными оптовыми ценниками и ассортиментом, то я бы там закупалась.

— Так вроде созданы уже…

— А вы были там? Я ради интереса съездила. Устаревшие коллекции, странные цвета и фасоны. Ну, и ценник соответствующий. Мы по таким ценам здесь в розницу торгуем. Представляете, сколько будет стоить? Кто ж этот товар купит-то, если и при нынешних ценниках спрос не ахти?

— Есть такое мнение, что у предпринимателей накрутка в 200—300%. И чтобы сейчас торговать нормально, нужно просто сделать ее меньше. «Поумерить аппетиты», как говорят читатели.

— Знаете, нас часто обвиняют, что мы купили за три доллара, а продали за десять. Да, так и было до середины девяностых. Тогда многие поднялись. Но сейчас, при нынешнем ассортименте и конкуренции такого нет. Вещи нормального качества стоят нормальных денег. Вы видели гуляющую в интернете картинку про шубку из Китая? Так вот, за три доллара и получите то, что на картинке.

«Хочется сказать белорусским производителям: гляньте модные журналы»

— Я тоже не знаю, кто накручивает 200%, — говорит Татьяна из роллета с платьями от белорусских предприятий. — У меня хорошо если 20% остается. Остальное уходит на налоги и аренду.

По словам Татьяны, у торгующих белорусским товаром проблема сертификации вообще не стоит.

— Нам сразу сказали, что с белорусским вопросов не возникнет. Многие мои знакомые, кстати, перешли на наш товар. Но и с белорусским, поймите, множество вопросов. Самый первый — они довольно дорогие в закупке. К примеру, оптовая цена моих платьев — $18. При нынешнем курсе это 400 тыс.

— Цена белорусских платьев привязана к доллару?

— Да, цена очень сильно зависит от доллара. Так вот, чтобы мне отбить аренду, налог и себе заработать, нужно как минимум 300 тыс. накинуть. То есть 150 тыс. с платья идет на оплату налога и аренды. А еще 150 тыс. зарабатываю я. Сейчас ситуация тяжелая. Вам уже, наверное, все говорили, что спроса нет?

— Говорили. Но, с другой стороны, часть предпринимателей не работают. И вы в выигрышной позиции: конкуренция-то упала.

— Спрос упал гораздо больше. Люди экономят. Раньше пришли, примерили, если понравилось, то брали и даже на ценники не смотрели. Сейчас я радуюсь, если одно платье в день продаю. Так вот в месяц выходит 20—25 платьев, а это 3—4,5 млн. В праздники, конечно, больше. Но сказать, что я тут шикую, не могу.

Татьяна считает, что вторая проблема белорусской одежды — это узкий ассортимент.

— Есть платья, брюки, костюмы. Но хотелось бы больше модных фасонов, больше вариантов по средним ценам, — говорит она. — И если платья, брюки или костюмы еще получаются неплохо, то с трикотажными вещами беда. Правда. Хотя и фабрики есть, и вроде бы хвалят наш трикотаж. Даже москвичи скупают его в Минске. Но с ассортиментом туговато. Иногда хочется сказать: да гляньте вы уже модные журналы наконец.

Предприниматели говорят, что пока массовых проверок сертификатов не было. Оставшиеся на рынках и в ТЦ люди верят в лучшее. Надеются, что им помогут наладить торговлю с Турцией. Ожидают, что белорусские производители наконец начнут работать по-рыночному. И главное — что покупательский спрос будет восстановлен.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Марина Серебрякова